Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

За пару дней до своего отъезда на родину Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Беларуси Вольфрам Маас дал прощальное интервью “Народной Воле”.
1:59 10 лiпеня 2015
279
Памер шрыфта

Настырный, упрямый, успешный

– Господин посол, вашу работу довольно высоко оценили: далеко не со всеми дипломатами по окончании каденции А.Лукашенко прощается лично – такую честь еще нужно заслужить…

– Да, у меня была возможность нанести прощальный визит президенту страны, и я вижу в этом признак того, что взаимоотношения между нашими странами улучшились.

– Лукашенко отметил, что вы занимали конструктивную позицию: «Вы не делали шагов, которые создавали бы какое-то напряжение между Беларусью и Германией. Вы понимаете нашу ситуацию, прекрасно знаете историю наших отношений. Вы мудро и тактично вели себя как посол». Формула вашего дипломатического успеха в Беларуси – пришел, обаял, убедил?

– Вы очень любезную формулировку нашли относительно дипломатического успеха… Конечно, я был бы не прочь очаровать и заворожить кого-то.
Хотя и сомневаюсь, что еще способен на это. Во всяком случае я всегда пытаюсь дело вести к тому, чтобы люди встречались, беседовали, слушали друг друга и чему-то взаимно учились. С надеждой, что потом смогут вместе сформировать что-то положительное.

– Такой довольно общий ответ…

– Нет, он достаточно специ-фичен. Понимаете, есть много людей, которые много говорят. И гораздо меньше тех, кто может прислушаться и извлечь что-то полезное для трансформации своего поведения в будущем. Естественно, я сам все время должен задаваться вопросом, как бы реагировал, если бы по отношению ко мне был тот или иной разговор.

– Умение добиваться своего – дипломатическое искусство или профессионализм высшей пробы?

– Думаю, важно быть уверенным в правильности того, что делаешь. Иначе успеха не будет. Для того чтобы достичь цели, необходимы терпение и выдержка. Моя жена назвала бы это настырностью и упрямством. Она вам подтвердит, что довольно большая порция всего этого у меня есть.

– В учебниках пишут, что успех миссии дипломата во многом обусловлен личными дружескими контактами…

– Настоящая дружба – великое дело, но встречается довольно редко. Я очень серьезно отношусь к этому понятию. И иногда размышляю над вопросом: а сколько вообще друзей может иметь человек, который предъявляет к дружбе такие же большие требования, как и я? А для успеха достаточно взаимного доверия. Могу признаться, что в Беларуси я встретил партнеров, которые располагают моим доверием и которые на протяжении трех лет моего пребывания здесь ни разу им не злоупотребили.

– Русский поэт и дипломат Александр Грибоедов писал, что задача посла – по возможности помирить правительство страны пребывания с правительством своей страны, потому что поссориться они могут и без дипломатической службы. Вам удалось нормализовать отношения между Беларусью и Германией?

– Я развил бы эту мысль. Нужно не только стремиться умиротворить спорящих. Надеюсь, в будущем наш мир будет иметь все меньше споров, но, несмотря на это, дипломаты все равно будут нужны. Я вижу задачу дипломата в том, чтобы возводить мосты между странами, делать их более прочными для того, чтобы справиться с вызовами времени. В реальной жизни часто забывают, что, даже имея пять мостов, всегда может понадобиться и шестой, и седьмой. Одним словом, работа для дипломатов будет всегда.

Что касается нормализации взаимоотношений между Беларусью и Германией, то я действительно надеюсь, что мы находимся на пути к этому. Но, полагаю, обе стороны отдают себе отчет в том, что еще многое предстоит сделать. Могу лишь выразить надежду, что я внес в этот процесс какую-то лепту и представление о нормализации взаимоотношений между нашими странами уже не такое чуждое, как было раньше.

– Вы заметили, что работать в Беларуси было легко.
А когда ехали, ожидали ка-
ких-то больших трудностей?

– Когда говорил об этом, прежде всего имел в виду большую открытость, с которой столкнулся. Учитывая нашу совместную историю, я констатировал, что не встречаю здесь враждебности. Наоборот, мне подавали руку взаимодействия. Это стало большим положительным сюрпризом для меня и значительно облегчило мою работу.

Кого встречать?

– Вы уже наверняка начали передавать дела новому послу. Расскажите, кто теперь возглавит германское посольство? И какие напутствия вы дали своему сменщику?

– Я еще и сам не знаю, кто станет моим преемником, поэтому не могу передать ему дела. Но у нас имеется хороший архив со всей информацией, где новый посол почерпнет все, что понадобится для успешной работы. Думаю, кто бы ни был моим преемником, он найдет правильный путь действия здесь и без моих советов. Но если у него возникнут какие-то вопросы, то я никогда не буду против ответить.

– А когда должен приехать новый посол?

– Не могу назвать какую-то дату, потому что еще предстоит немало процедур. Когда определится имя моего преемника, мы сообщим его здешним властям. Нам, как это принято, придется запрашивать агреман. После получения агремана нужно будет организовать переезд посла в Минск. Думаю, все это займет не меньше 6–8 недель.

Меньше
 серого неба

– В одном из своих первых интервью вы честно сказали: «Должен признаться, что я знаю о Беларуси очень мало, если не сказать – почти ничего, никогда не думал о том, что когда-нибудь придется здесь работать». За те годы, что провели здесь, что вы поняли о белорусах?

– Действительно, когда приехал, мои знания о вашей стране были весьма скромны. Но я очень старался как можно больше увидеть, услышать, узнать. Не хочу утверждать, что сейчас я так уж много знаю о Беларуси и белорусах. Я пробыл здесь всего три года, но и пяти лет не хватило бы, чтобы стать экспертом. Но в любом случае должен заметить, что меня впечатляет страна. Не ожидал, что Беларусь настолько ощущает себя европейской страной. Кстати, и является ею.

– Как вы оцениваете белорусский период своей жизни? В одном интервью ваша супруга призналась, что ей в Минске не хватало жареной селедки. А вам?

– Я не очень ощущал, что мне здесь чего-то не хватает. Разве что хотелось бы больше теплых дней зимой и менее серого неба… С другой стороны, у меня было так мало свободного времени, что не доходило до того, чтобы мне остро чего-то недоставало.

Конечно, трудновато подытожить эти три года жизни… Совершенно точно, что это был определенный вызов для меня. Я занимал разные должности в разных краях света, и часто страны, в которых работал, были очень далекими, удельный вес наших взаимоотношений был не столь велик. И не все из них были столь важны для Германии, как Беларусь, которая является непосредственным соседом Европейского Союза, и поэтому нам необходимо разрешить массу вопросов. Это я называю особым вызовом, с которым мне нужно было справляться последние три года.

– В последнее время многие белорусы жалуются на невысокие зарплаты и пенсии. Для германского дипломата жизнь в Беларуси дорогая или вполне себе европейская по ценам?

– Мне не показалась жизнь в Беларуси уж очень дорогой. Но, зная уровень здешних заработков и пенсий, я частенько задавался вопросом: как белорусы справляются с такими высокими ценами?

Кстати, еще с детских времен помню, как наша семья в послевоенные годы зависела от собственного огорода, который был серьезным подспорьем. Не знаю, насколько в Беларуси дачи щадят семейную казну…

– Какими белорусско-германскими проектами, реализованными с вашим участием, вы гордитесь?

– Хотел бы уточнить, что обычно, если речь идет о проектах, ими занимается посольство, а не лично посол.

Меня обрадовало, что удалось привлечь Беларусь в Болонский процесс. 

Есть еще другие проекты, которые были рождены не в моей голове, но которыми я горжусь. Это целый ряд мероприятий, которые германское посольство осуществляет в области культуры и академических обменов. Ежегодно мы проводим Недели Германии – только в прошлом году состоялось около 80 различных мероприятий по всей стране. Принимаем участие в Минской книжной ярмарке, на которой наши стенды всегда пользуются большой популярностью. У нас хорошее сотрудничество на уровне школ и университетов в сфере преподавания немецкого языка. Я всегда под большим впечатлением, когда вижу, с каким энтузиазмом дети и молодые люди изучают немецкий язык.

Не в последнюю очередь хотел бы обратить внимание на программы обмена, которые в последнее время не претерпевали никаких сокращений, несмотря на затруднительную финансовую ситуацию в нашей стране. Каждый год до 100 молодых белорусов имеют возможность в рамках этих программ посетить Германию. Замечу, что в последнее время все больше немцев приезжают в Беларусь. В этом контексте хочу также обратить внимание на межпарламентскую программу, которая предлагает молодым белорусам возможность проходить практику работы в Германском Бундестаге, держа руку на пульсе принятия политических решений в нашей стране. Кстати, до конца июля еще есть возможность подать свою кандидатуру на участие в этой программе. Более подробную информацию по этому поводу можно найти на странице нашего посольства в «Фейсбуке».

Чего боятся инвесторы

– И вы, и почти все ваши предшественники говорили, что видят «возможности более сильного экономического переплетения, интенсификации взаимоотношений между нашими странами». Годы, идут, но, по большому счету, ничего не меняется. Объясните, почему?

– Всякий раз, когда мы говорим, что имеется большой потенциал для наращивания экономического сотрудничества, мы имеем в виду, что здесь есть традиции в области технико-инженерных профессий, которые очень хорошо подходят к немецким промышленным традициям. Но этого недостаточно. Для потенциальных инвесторов важны правовые нюансы, чтобы было, например, предсказуемое правосудие. Чтобы не возникало опасений, что тебя в этой стране задушит бюрократия. Инвесторы также оценивают политические риски. Что касается экономических, то это их повседневная работа – считаться с такими рисками. Но если к этому еще прибавятся политические, они, оценив все аргументы, примут решение направить инвестиции в другое место.

– А как тогда понимать ваши слова о том, что Беларусь получает достаточно высокие оценки от инвесторов из Германии с точки зрения политической стабильности?

– Это разные вещи. Если вы о политической стабильности, то имеется в виду совсем другой ее характер: политическая ситуация здесь неизменна уже 20 лет. В этом и заключается стабильность. А политические риски – совсем другое. Это когда существует возможность, что на взаимоотношения между партнерами окажут влияние какие-то политические вопросы, последствия которых распространятся и на экономику. Вот именно такого рода воздействия политики на экономику бизнесмены хотят избежать.

Предсказуемые выборы

– Некоторые считают, что после украинского конфликта Европа сегодня многое прощает Беларуси. Некоторые оппозиционеры упрекают европейских послов за ослабление принципиальной позиции по белорусскому вопросу…

– Украинские события привели к тому, что Беларусь попала в центр не только европейского, но даже всемирного внимания. Ведь это трагический, невероятный факт, что территориальная целостность европейского государства ставится под вопрос! Беларусь в этом контексте заняла весьма принципиальную позицию и оказывает всяческие усилия для дипломатического разрешения конфликта. Конечно, это вызывает высокую оценку со стороны Европы. Но при этом нельзя забывать, что есть и ряд других нерешенных вопросов, которые украинской тематикой вообще не затрагиваются. Нужно сказать, что никто из представителей оппозиции со мной пока такую тему не обсуждал. И моя позиция по белорусскому вопросу осталась принципиальной и неизменной.

– Интересно, когда израильский посол публично заявил о том, что в Беларуси нет политзаключенных, представители дипкорпуса лично обсуждали с ним эту деликатную тему?

– Я с ним никогда не затрагивал тематику политзаключенных. Эта тема обсуждается внутри Европейского Союза, но не внутри всего дипломатического корпуса как такового.

– Как вы оцениваете идею о выдвижении в президенты Николая Статкевича?

– Я, конечно, не во всех нюансах знаю белорусское избирательское законодательство, а только в общих чертах. Но если правовые рамки дают такую возможность, то каждый должен иметь право быть кандидатом, особенно если ожидает от этого каких-то политических успехов.

– Посол одной из европейских стран, покидая Беларусь, заметил, что ни в одной стране, где ему доводилось работать раньше, не встречал такого внимания спецслужб к своей скромной персоне. Вам часто приходилось оглядываться?

– Я уже не ребенок, чтобы не знать, в какой атмосфере, в каких условиях и в каком окружении работаю. С другой стороны, нигде еще не чувствовал себя настолько защищенным, как в Минске.

– Задам неоригинальный вопрос: можете предсказать результат президентских выборов в Беларуси?

– А разве есть кто-то, кто не может сделать такой прогноз?

– Как вам кажется, что в будущем ждет белорусскую оппозицию?

– Любая политическая группировка зависит от того, насколько она способна предложить избирателям что-то толковое на выборах. Если оппозиция будет в состоянии предложить какое-то убедительное видение будущего, то, конечно, получит поддержку. В этом случае ей придется взять на себя гораздо более высокую ответственность.

– Я понимаю, что дипломат получает зарплату не за то, чтобы высказывать свое мнение, а за то, чтобы высказывать его с оглядкой на большую политику. И тем не менее, как мудрый человек и опытный чиновник, что бы вы порекомендовали белорусским политикам?

– Не знаю, являюсь ли я мудрым и опытным… Я очень осторожничаю давать советы. Не думаю, что было бы правильно иметь большое расхождение между личными и профессиональными убеждениями. Мне кажется, это вообще недопустимо.

Я каждому порекомендовал бы быть честным с самим собой. Чтобы то, о чем говоришь, вызывало доверие и было правдоподобным, не имело двойного дна. Потому что ты должен быть в состоянии отвечать за свои собственные высказывания, которые являются предпосылками для создания доверия. Это самое главное для дипломата. Если твои слова не вызывают доверия у других, можешь вообще отказаться от таких речей.

– Министр иностранных дел Владимир Макей, когда ему задают какой-то острый или каверзный вопрос, иногда говорит: «У меня по этому поводу есть личное мнение, но я с ним не согласен».

(Хохочет.) Ну я же не министр! Пожалуй, еще могу у него чему-то научиться.

– Есть мнение, что прощальное интервью посла может быть менее деликатным, чем все предыдущие. Есть ли какие-то вещи, о которых вы перед отъездом хотели бы обязательно сказать белорусам прямым текстом, без особой политкорректности?

– Я не имею намерения в своем прощальном интервью делать какие-то высказывания, которые кардинально отличались бы от того, что я говорил раньше. Все-таки неправильно, покидая поле действия, уже в новой рубашке шибко махать руками вокруг себя.

Другая жизнь

– Господин посол, с каким настроением покидаете Беларусь? И на когда запланирован ваш отъезд?

– Я отбываю 30 июня. Уезжаю с чувством радости и разочарования одновременно. Радости от того, что выхожу на пенсию. Надеюсь, теперь буду во многом свободнее, чем на протяжении последних 36 лет. А разочарование связано с тем, что кое-какие вопросы остались нерешенными, что не все возможности исчерпаны. Но и то, и другое трудно изменить – это особенность нашей профессии. Поэтому с этим мне придется жить и смириться.

– Позвольте уточнить, а чем вы планируете заняться на пенсии? Не опасаетесь, что будете скучать по своей прежней, насыщенной событиями и переездами, жизни?

– Думаю, скучать не придется. Недели, даже месяцы уйдут на рассортировку всего того, что накопилось вокруг меня. На протяжении последних 16 лет я не жил в Германии, и у меня собралось очень много разных ящиков, куда все это время вообще не заглядывал.

Кроме того, есть много дел, за которые постоянно хотелось взяться, но на которые никогда не хватало времени.

Ну и, может быть, если позволит здоровье, совершу ряд поездок без обязанностей писать о них доклады. Конечно, буду встречаться со многими людьми, с которыми в полном спокойствии смогу вести душевные беседы… Думаю, пока я все это сделаю, пройдут годы!

Марина КОКТЫШ.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Гомельскі падлетак прыгавораны да дзесяці з паловай гадоў калоніі

У Гомелі да дзесяці з паловай гадоў пазбаўлення волі прыгавораны 16-гадовы падлетак. Ён абвінавачаны ў забойстве і замаху на крадзеж.

Путин – Собчак: Вы хотите, чтобы у нас по площадям бегали десятки Саакашвили?

Президент России Владимир Путин считает, что оппозиция в России пока не предложила "программу позитивных действий".

Как создаются новые рабочие места. Минским предприятиям пришли «письма счастья»

Администрация Советского района Минска рассылает по предприятиям письма, в которых доводит до них «дополнительное задание» по трудоустройству граждан.