Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Сегодня – ровно 15 лет, как пропал телеоператор Дмитрий Завадский.
6:00 17 лiпеня 2015
21
Памер шрыфта

Будет ли списано в архив уголовное дело Завадского?

Почему за последние 9 лет оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся по делу, не дали никакого результата?

Кто виноват в том, что все международные резолюции по Беларуси последнего времени принимаются без акцента на теме пропавших политиков?

На эти и другие вопросы «Народная Воля» попросила ответить вдову журналиста Светлану Завадскую.

– Светлана, по белорусскому законодательству через 15 лет заканчивается срок давности по расследованию уголовных дел. Вы разговаривали с юристами, обсуждали, что делать дальше?

– Мнения юристов разделились. Одни говорят, что дело могут закрыть и сдать в архив. А другие считают, что поскольку не найдено лицо, в отношении которого совершено преступление, то не имеют права закрывать дело, даже если истекли сроки давности его расследования. Если бы обнаружили тело, но не нашла преступника – это была бы совсем другая история. Поэтому я надеюсь, что дело не спишут в архив. Тело Димы не найдено, значит, надо продолжать поиски.

– Если не ошибаюсь, расследование по делу Завадского уже много лет приостановлено…

– Да. Оно не возобновлялось уже девять лет. Даже для видимости. Наверное, это никому не нужно. Я, кажется, в позапрошлом году в одном из своих интервью рассказывала о том, что на меня вышел человек, служивший в воинской части 3214, которой командовал небезызвестный Дмитрий Павличенко. И этот человек рассказал, что нашел некоторые документы, имеющие отношение к этому делу. Казалось бы, следователи должны были моментально отреагировать на мои слова, расспросить, что это за человек, найти его и допросить в рамках уголовного дела. Но нет. Ни-че-го! Складывается впечатление, что просто табу на это дело: все делается для того, чтобы никакая информация не просочилась.

Знаете, в последнее время, когда общаюсь с простыми людьми и в разговоре вдруг всплывает тема пропавших, меня часто спрашивают: а что, разве не нашли? Многие считают, что в этих делах давно поставлена точка.

– Мне кажется, за эти годы уже выросло целое поколение, которое вообще не знает ни о Дмитрии Завадском, ни о Юрии Захаренко, ни об Анатолии Красовском, ни о Викторе Гончаре…

– Да, согласна. О чем говорить, если даже последние пять лет все международные резолюции по Беларуси принимаются без акцента на этой теме. Не хочу лишний раз критиковать наших оппозиционеров, но у меня просто есть вопрос к тем политикам, которые постоянно ездят в Европу и участвуют во всевозможных политических обсуждениях. Как так получилось, что тему пропавших совсем забыли? 

Когда жены пропавших участвовали в различных мероприятиях на самом высоком международном уровне, этот вопрос не снимался с повестки дня: он первым стоял! Сейчас важна тема политзаключенных, но, на мой взгляд, забывать о тех, кто был насильственно похищен, тоже ни в коем случае нельзя… Сегодня люди сидят в тюрьмах, а завтра могут вообще исчезнуть.

Я понимаю, что прошло уже 15–16 лет с момента исчезновения Завадского, Захаренко, Гончара и Красовского, но это же не значит, это об этой теме можно забыть. Эти дела все равно надо расследовать! И европейским политикам тоже надо напоминать об этом.

Некоторым, конечно, такое молчание крайне выгодно. Потому что долгие годы тема пропавших была как кость в горле: без решения этого вопроса нельзя было строить мосты с Европой, решать массу других вопросов. А теперь…

Я и с себя вины не снимаю. В какой-то момент просто показалось, что все, что было можно, родственники пропавших сделали. Мы побывали на приеме у президента США Буша, на такой высокий уровень была поднята эта тема, что, казалось, ну куда уже дальше! Дальше – дело политиков и следователей…

– Когда дело приостановлено, по нему ведь все равно проводятся какие-то оперативно-розыскные мероприятия?

– Да, и, если они дают какой-то результат, дело могут в любой момент возобновить. Но, видимо, уже девять лет оперативно-розыскные работы идут впустую. Если их вообще, конечно, проводят…

По моему субъективному мнению, все эти годы власть делала все для того, чтобы спрятать все концы в воду. Я думаю, уже все настолько подчищено, что вряд ли мы вообще кого-то из пропавших найдем… Да и лет столько прошло… Даже спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы, автор нашумевшего доклада «Пропавшие люди Беларуси» Христос Пургуридес, который встречался с Шейманом, Наумовым и другими, был удивлен, что у тех, кого подозревают в причастности к громким исчезновениям, не было какой-то единой, согласованной позиции. И Пургуридес уже тогда говорил: эти люди сделали все для того, чтобы вы никогда не нашли своих родных…

Из архива

7 июля 2000 года телеоператор, член «Белорусской ассоциации журналистов» Дмитрий Завадский исчез при невыясненных обстоятельствах по дороге в аэропорт Минск-2.

Он родился 28 августа 1972 года.

С 1994-го по 1997 год работал оператором в пуле А.Лукашенко. С января 1997-го перешел на Общественное российское телевидение («ОРТ»).

Весной 1997 года был арестован вместе с журналистом ОРТ Павлом Шереметом и обвинен в незаконном пересечении белорусско-литовской границы во время съемок репортажа и условно осужден на полтора года лишения свободы.

С октября 1999-го по май 2000 года работал в Чечне, где вместе с Павлом Шереметом снимал фильм «Чеченский дневник».

7 июля 2000 года исчез при невыясненных обстоятельствах по дороге в аэропорт Минск-2.

По факту исчезновения Дмитрия было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство», однако потом обвинение было переквалифицировано на «Похищение и незаконное лишение человека свободы».

14 марта 2002 г. Минский областной суд признал виновными в похищении Завадского офицеров спецподразделения «Алмаз» Валерия Игнатовича и Максима Малика (приговорены к пожизненному заключению), бывшего курсанта Академии МВД Алексея Гуза (осужден на 25 лет лишения свободы), а также гражданина Сергея Савушкина (уже вышел на свободу).

Согласно обвинению, мотивом преступления стала месть: мол, Завадский публично обвинил Игнатовича в участии в войне на стороне чеченских боевиков. Однако никто из осужденных не признал своей вины ни по одному из эпизодов.

27 ноября 2003 г. суд Фрунзенского района Минска признал пропавшего журналиста умершим. Однако тело Дмитрия Завадского до сих пор не найдено.

Специальный докладчик политкомитета Парламентской ассамблеи Совета Европы Христос Пургуридес, который в 2004 году по итогам визита в Беларусь подготовил отчет «Пропавшие люди в Беларуси», требовал особого уголовного расследования с целью выяснить возможную причастность высоких государственных чиновников к исчезновению Завадского.


Аўтар: Марина КОКТЫШ 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

«Гавары праўду» правяла у Мінску вялікі пікет з удзелам прэтэндэнтаў у кандыдаты ў дэпутаты мясцовых саветаў

Зарэгістраваная ў якасці грамадскага аб'яднання кампанія "Гавары праўду" правяла 16 снежня на пляцоўцы перад Камароўскім рынкам у Мінску вялікі пікет з удзелам прэтэндэнтаў у кандыдаты ў дэпутаты мясц

Не очень смелые шаги к приватизации

Шаги властей по ускорению приватизационного процесса – это несомненно важный шаг и положительный сигнал для привлечения капитала в экономику.