Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

15:59 9 верасня 2016
15
Памер шрыфта

25 лет назад, когда Верховная Рада провозглашала независимость украинского государства, вряд ли кто-то мог представить, что право суверенности украинцам придется отстаивать с оружием в руках. Тогда мы все радовались, что смогли без крови реализовать мечту многих поколений – получить собственное государство. Но настоящая борьба за независимость началась два года назад – после вторжения России в Крым и Донбасс.

Отчетливо помню период борьбы за украинскую независимость в конце 1980-х. Тогда в Киеве, Львове и многих других городах страны появились первые демократические силы. Многотысячные митинги сторонников независимой Украины, возвращение дисидентов из тюрем, студенческая революция в центре Киева, разговоры о том, какое государство мы хотим построить – украинцы жили активной политической жизнью, целью которой была независимость.

В то время Украину очень часто сравнивали с Францией – и по экономическому потенциалу, и по территории, и по перспективам. Помню, как листовки с таким сравнением раздавали в центре Киева. Думаю, и многие украинцы были уверены, что с приобретением независимости их жизнь значительно улучшится. Или по крайней мере не станет хуже. Тем более что после провала путча ГЧКП в Москве стало очевидно, что находиться в СССР небезопасно.

Словом, те, кто в конце 1980-х – начале 1990-х годов боролся за независимость Украины, во многом были романтиками, которые даже не представляли себе, что прощание с «совком» будет таким долгим, кровавым и мучительным. Ведь после 24 августа 1991 года СССР в Украине не исчез. Он просто трансформировался. Люстрация не состоялась, декоммунизация проведена не была, страной остались править те же люди. Бывшие коммунисты стали у руля нового государства, комсомольцы начали создавать первые коммерческие предприятия, а романтики-демократы так и остались романтиками или же примкнули к новой правящей элите.

Творцом нынешней модели государства, при котором олигархи получили контроль не только над экономикой, но и над политикой, стал Леонид Кучма. Именно во время его президентства произошло большое перераспределение государственной собственности. Именно при нем появилось несколько финансово-политических групп, которые до сих пор владеют Украиной.

Президент Кучма пытался руководить государством, как заводом. Да и как он мог это делать иначе, если у него на момент избрания главой государства не было другого опыта? Для него олигархи были «начальниками цехов», которые помогали ему развивать экономику. Постепенно набирая финансовый и политический вес, олигархат стал каркасом для украинского государства. Вначале олигархи контролировали экономику, затем стали скупать СМИ, а позже – партии и чиновников. В конце концов один из них – Петр Порошенко – был избран президентом.

В итоге мы получили Украину олигархическую. Страну, в которой все покупается и продается, в которой не действуют суды. Страну, в которой выросло уже целое поколение клептократов. Страну, где права и свободы человека – это нормы Конституции, а не нормы жизни. Страну, в которой часть государственной верхушки работала в интересах чужого государства.

Словом, построить свою Францию нам пока не удалось. Зато удалось не потерять уверенность в том, что наша страна может быть иной. И она будет иной. За это положили свои жизни тысячи украинцев на востоке Украины. Самым лучшим памятником для них и будет сильное, процветающее украинское государство.

Сегодня в Украине все четко понимают: жить так, как раньше, нельзя.

25-летие независимости украинцы отмечают в ожидании кардинальных реформ. За последние два года было несколько попыток изменить страну. Но очевидно, что и создание новой полиции, и организация Национального антикоррупционного бюро – лишь витрина тех реформ, которые необходимы Украине.

В 1994 году тогдашний президент Леонид Кучма вопрошал с трибуны Верховной Рады: «Скажите, какую Украину надо построить, и я ее построю». Сейчас таких вопросов нет. План новой Украины, которую нам еще предстоит построить, составил Евромайдан. Два года назад украинцы дали четко понять, какое государство они хотят: проевропейское, без коррупции и олигархов, со справедливым судом и ответственными чиновниками, с армией, способной защитить территориальную целостность страны от агрессора.

Война на востоке Украины и оккупация Крыма изменили отношение украинцев и ко Дню независимости, и к своей жизни. Большинство из них понимают: их будущее зависит исключительно от них и от того государства, которое нам еще предстоит построить. А точнее – отстроить. В день 25-летия независимости мы находимся в начале нового этапа украинского государства – этапа перезапуска страны. Иного пути у нас нет.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

В центре Нью-Йорка произошел взрыв

Полиция Нью-Йорка проверяет информацию о взрыве на Манхэттене недалеко от Таймс-сквер.

Беременную могут лишить пособия за плановое УЗИ не в государственном, а в частном медцентре

Беременную минчанку могут лишить пособия для женщин, ставших на учет до 12-й недели беременности, из-за того, что она сделала УЗИ в частном медцентре. Как такое возможно?

Не отдала пенсию: в Щучинском районе сын убил мать

Мужчина, находясь в состоянии алкогольного опьянения, избил мать, а скорую вызывать не стал. Женщина скончалась.