Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

6:00 29 снежня 2016
25
Памер шрыфта

Львов… Настоящая звезда на карте Восточной Европы, один из самых популярных городов, куда ездят белорусы.

По самой распространенной версии, город был основан в середине XIII столетия князем Даниилом Галицким и назван в честь его сына Льва. Находившийся на пересечении торговых путей и быстро развивающийся, Львов всегда привлекал соседей. Он находился в составе Речи Посполитой, именовался Лембергом  в Австро-Венгрии, был одним из крупных центров Польши, а позже – СССР.

Не только мечта путешественника потянула меня в Прикарпатье. Я люблю и считаю для себя важным бывать в тех местах, где творилась история моей семьи. А Львов как раз таким и является. Четыре года проучился мой отец на факультете культурно-просветительной работы Львовского высшего военно-политического училища. Жил в казарме, в свободное от занятий время играл на фортепиано для сокурсников и, как многие молодые люди, сомневался в правильности выбора профессии.

Между Львовом отцовским и Львовом моим – тридцать лет. Но все те же памятники архитектуры молча стоят и величаво смотрят на то, как разные поколения идут по жизни. Шедеврам львовского барокко и модерна я отвечу молчаливым восхищением, а о людях скажу, о двух точно.

На учебу летом 1981 года семнадцатилетний отец летел на самолете из Минска. Было удобно, быстро, недорого. Вспоминал: когда самолет приближался к городу, то внизу вместо живописных крыш была яма со скоплением туч. Папа описывает Львов как бесспорно красивый, западный, но грязноватый, грустный, даже мрачный советский подзаброшенный культурный центр. Учитывая, что практически все время отец проводил в казарме, я надеюсь, Львов простит ему такое откровение.

Недавно «Белавиа» запустила регулярный рейс по направлению Минск–Львов, что, безусловно, подтверждает статус культурного, да и просто центра. Но я и друзья торопились начать лето и отправились на поезде за два месяца до этого. Приехали, и ни одна туча нас не встретила. Наоборот – жаркий и многолюдный привокзальный украинский стиль. Мне сразу вспомнилось детство, приезд в симферопольское утро, но это ностальгия по Украине в целом, полагаю.

Мы поселились в центре, недалеко от здания Львовского театра оперы и балета. У отца прямо перед ним в 1980-х было построение, и начиналось шествие-парад. Мы тоже отсюда начали свое шествие по городу. Сразу набрели на переулок Параджанова с его портретом на стене. Параджанов снимал «Тени забытых предков» совсем рядом, в сельских пейзажах соседней с Галицией Гуцулии. Да и Д’Артаньян и мушкетеры в Париж не поехали, а создали свой Париж во Львове.  Здесь топтали улицы старики-разбойники и другие менее известные персонажи кино.

Папа, кстати, посмотрел фильм «Д’Артаньян  и три мушкетера» накануне поступления, но еще не знал, интернета ведь не было, где проходили съемки, не знал, что и он будет по тем же местам, щеголяя «перьями на шляпах», а вернее погонами на плечах, шагать, запевая строевую.

Не всем это нравилось. Как рассказывали ему старшие курсанты, накануне парада улицу могли покрыть канализационные нечистоты, на окне могла появиться свастика. В сельской местности к курсантам, приезжавшим с концертами или на сбор кукурузы, относились тепло, а в городе красные погоны чаще притягивали негативное внимание. Один раз отец шел с переговорного пункта, и рядом с ним упала банка с помидорами. Красными, само собой.

Отец рассказывал, что среди львовчан в то время не был редкостью русский язык. Сейчас же везде, особенно вдали от туристических улиц – украинский. На нас, к счастью, банка не падала, хотя однажды попали в заведение, где пиво нам подали как раз в литровых банках. Было вкусно, и нас, между прочим, там ждут еще. «Беларусы, ласкаво просимо».

Кажется, что нижний уровень центра города – это одно сплошное кафе. Но заведения не раздражают ни количеством, ни ценами. Мы могли себе позволить присесть выпить кофе столько раз, сколько желали. Кстати, вкуснее кофе, чем во Львове, я не пила. Они варят его в джезве (турке), но особым способом, так, что выходит неповторимый кофе по-львовски, еще и подается с кофейной настойкой и цитрусом, к примеру.

Папа кофе не любил никогда, но кафе были во Львове и в годы его учебы, не так много и не такие западные, как теперь. Подзаброшенный центр превратился в туристический. Не только благодаря  общепиту, конечно, но это один из признаков развития городской культуры, пусть и начальный. Иностранцев во Львове хватает, особенно в выходные. Но только в центре. Стоит отойти поглубже, и ты начинаешь ощущать настоящий ритм города. Мы заходили во все дворы, которые встречались на пути. Дворы-колодцы – это то, чего мне не хватает в Беларуси. Они объединяют жителей и чаще обрастают уютным плющом.

Мы приехали, помнится, в день Святой Троицы, и все ворота, подъезды  и двери квартир (туда мы тоже захаживали ради винтовых лестниц и живописной, а порой именной, плитки на полу) были украшены ветками липы, ореха и ивы.

Кстати, зелени в городе достаточно,  и шестьдесят гектаров красивейшего Стрийского парка это подтверждают. Через него лежит дорога в гору к военному училищу, которое  превратилось в Академию сухопутных войск. Здание натерто до блеска, покрашено, как пирожное, чего не скажешь о самом городе (натуральный цвет львовской старины очень порадовал). Я увидела место, где папа принимал присягу, где был пролаз в заборе, через который курсанты бегали в самоволку, где была казарма, в которой жил отец. Да, ничего сверхъестественного не произошло. Я просто постояла у тех же стен и посмотрела в те же молчаливые окна. Но связь поколений и стран делается прочнее и так тоже.

Однажды к курсантам приехал молодой Леонид Ярмольник, будущий Дон Румата, со своими актерскими номерами вроде «Цыпленка табака». После выступления актёра отец написал заявление на отчисление. Решил уехать в Москву поступать во ВГИК. Потом все же передумал («порадоваться на своем веку» можно и без этого), не стал менять уже ставшее своим культурно-просветительское училище на чужое, и в 1985 году вышел лейтенантом из ворот, перед которыми теперь, в 2016 году, стою и я. На подаренной ему фотографии.

Ещ раз про культурный свет

Напротив невероятной красоты Доминиканского собора на улице книгопечатника Ивана Федорова находится книжный магазин, где продают издания на украинском и на русском языках, а главное – большое количество книг по искусству и философии. Каждый из нашей компании купил по четыре книги. И это была основная и значительная статья расходов за всю поездку. Во Львове, и правда, все недорого. Скорее всего, нам опять «придется» ехать в западноукраинскую столицу, потому что мы заказали на сайте магазина тяжелые книги, и дешевле съездить во Львов, выпить кофе с настойкой и забрать книги самому, чем переправлять их в Минск почтой.

Аўтар: Марина БУТКЕВИЧ 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Цэнтр Жыткавічаў рыхтуюць да абласных «Дажынак», а жыхары ўскраін скардзяцца на бездарожжа

У Жыткавічах (Гомельская вобласць) рыхтуюцца да абласнога фестывалю-кірмашу "Дажынкі", які плануецца ў пачатку снежня. Тым часам жыхары горада скардзяцца ўладам на бездарожжа.

Экс-начальник МРЭО ГАИ Пинска приговорен к 4 годам колонии за взятки и превышение полномочий

Суд Пинского района и Пинска сегодня вынес приговор в отношении трех обвиняемых по уголовному делу о взятках в МРЭО ГАИ города.

Мінгарсуд пакінуў у сіле прысуд Някляеву

Мінгарсуд 22 лістапада адмовіў Уладзіміру Някляеву ў задавальненні скаргі на рашэнне суда Ленінскага раёна Мінска аб 10-сутачным арышце за заклік да ўдзелу ў несанкцыянаваным "Маршы абураных беларусаў