Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

11:53 26 мая 2017
10
Памер шрыфта

Мы жили рядом с фронтовиками. В буквальном смысле – рядом с ними.

Соседом по лестничной площадке в доме №3 по улице Мира в Гродно у нас был подполковник в отставке Алексей Леонидович Потанин. Девятого мая в парадном мундире с орденами он шел по улицам города. В руках был букет цветов. С ним здоровались, его поздравляли. Рядом шла Валентина Ивановна, его жена, удивительно добрая и домашняя. Они были счастливы – и особенно счастливы были в этот день. Для Потаниных война закончилась навсегда.

Когда я выходил на балкон, то здоровался. Соседний балкон – из третьего подъезда – пустовал редко. Обычно на нем сидел на стуле Михаил Михайлович Сироткин. Он был без ног, на протезах. Он казался уже совсем старым – да, наверное, старым, в отличие от подполковника Потанина, он и был. Не помню, зимой он был в куртке или ватнике, но летом, когда было еще не слишком жарко, он сидел в пиджаке. Обычном асфальтного цвета пиджаке. Менял он его два раза в году – девятого мая и двадцать второго июня. На этом, торжественно черном, пиджаке были орденские колодки. Немного – всего три планки. До времени, когда ордена стали давать «потом», Сироткин не дожил – вернее я не помню, дожил ли он.

В книжном киоске, стоявшем на улице Гагарина, торговала книгами Надежда Ефимовна Шадрина. Иногда она надевала жилетку, на которой тоже было несколько колодок. Она была фронтовой медсестрой, а ее муж, Владимир Ефимович, был, кажется, лейтенантом. Надежда Ефимовна была книгочейкой, потому нам было, о чем поговорить. Она откладывала для меня самые «дефицитные» по тем временам книги, и мы болтали – много болтали. Она и сама умудрилась вместе с сестрой выпустить какую-то книгу по домоводству, вышедшую даже несколькими изданиями. Кажется, книга та переиздавалась еще совсем недавно: я видел ее выходные данные в интернете. Книги живут даже тогда, когда их авторов нет.

Директор нашей школы Василий Петрович Сукристик воевал, это мы знали точно. Он создал при школе музей генерала Карбышева, и сюда съезжались гости со всего Советского Союза: Карбышева уважали за стойкость и мужество. Василий Петрович никогда не критиковал власть, но мне кажется, что героя для школы он выбрал «по контрасту» – чтобы уж точно заслуживал уважения. Он и сам был на него похож, на Карбышева, особенно когда в праздники его серо-голубой костюм, напоминавший генеральский мундир нашего героя, украшали фронтовые награды. В будние дни, если приходилось участвовать в комсомольских собраниях или сборах дружины, Василий Петрович надевал планки.

Фронтовики учили нас в университете. Они были очень разными, могли не разговаривать друг с другом, публично спорить. Но девятого мая они были едины. Их объединяла война. Семен Александрович Григорьев, Гурген Амирханович Мартиросов, Яков Исаакович Будовский, Николай Остапович Минайлов, Екатерина Васильевна Осокина, Василий Павлович Козлов, Леонид Александрович Линев, Николай Александрович Мельников, Панфил Васильевич Панфилов, Василий Михайлович Никитевич. Те, кого помню я.

Когда сегодня я читаю в интернете, в газетах, на телеэкране слова «Спасибо деду за победу!», мне становится стыдно. Деда своего я никогда не видел, и даже фотография его сохранилась лишь одна – довоенная. Он исчез в первые дни Второй мировой войны. Не Отечественной – Мировой. Но еще больше мне становится стыдно перед теми фронтовиками, рядом с которыми я жил. Мне всегда казалось, что я не успел расспросить их о чем-то очень важном. Не только для меня важном – для всех нас. Мальчишкой я ходил, разговаривал с ветеранами, собирал у них воспоминания. Каждый год приходили к моим соседям – по дому, по улице, по микрорайону – новые мальчишки и девчонки, записывали их воспоминания. Они поили нас чаем и терпеливо повторяли одно и то же. Они знали, зачем нужно это. Они оставались собой, а мальчишки и девчонки менялись. Но мне кажется, что записанные очень плохо, непрофессионально (термина такого, как «устная история», не существовало еще) эти воспоминания исчезли навсегда, растаяв в нашей памяти. Вернее, поглощенные нашим беспамятством. И вот за это мне стыдно до сих пор.

А с бежавшим из концлагеря Штутгоф и ушедшим в партизанский отряд Алексеем Никифоровичем Карпюком я так и не успел поговорить. Он жил не в нашем микрорайоне, и поэтому в его доме я побывал только через много лет после его смерти. В Гродно нет мемориальной доски его памяти. Как нет и мемориальных досок памяти других писателей-фронтовиков, связанных с моим родным городом.

Мне кажется, Карпюк, знавший цену слову, не одобрил бы фразу «Спасибо деду за победу!». Не деды побеждали. Побеждали молодые мальчишки – рядовые и лейтенанты. У них были разные судьбы. Побеждал Коля Мельников, сын раскулаченного, свою награду получивший уже на исходе войны. Побеждал военный разведчик и переводчик Семен Григорьев, вынужденный работать в немецком штабе, чтобы передавать сведения нашим. Побеждал сам Алексей Карпюк, на военной фотографии которого я увидел недавно тот же упрямый чуб и пронзительный взгляд борца за правду.

И побеждал Михаил Михайлович Сироткин. Миша Сироткин, лишенный двух ног и получивший от советской власти квартиру на четвертом этаже в доме без лифта, с высокими, как мне казалось – и как, наверное, казалось ему – бесконечными лестницами. Он прошел через войну, победил Гитлера, но победить лестничные проемы ему было уже не под силу. И мы здоровались с ним, стоя на соседних балконах.

Спасибо им всем.

Спасибо за то, что они дали нам возможность жить рядом с ними.

Аўтар: АЛЕКСАНДР ФЕДУТА 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Мирослав Грабовицкий: Мяч на вашей стороне

Исполнительный директор Федерации биталона Украины рассказал “Народной Воле”, что 22 ноября в Минске решится судьба белорусской спортсменки Дарьи Блашко, которая приняла украинское гражданство.

Шушкевічу няма на каго пакінуць партыю

Старшыня палітычнай партыі “Беларуская сацыял-дэмакратычная Грамада” прызнаецца, што яму няма на каго пакінуць партыю.

Сяргей Дарошка прызначаны начальнікам ГУУС Мінгарвыканкама

Сяргей Дарошка прызначаны начальнікам галоўнага ўпраўлення ўнутраных спраў Мінскага гарвыканкама. Такое рашэнне Аляксандр Лукашэнка прыняў 20 лістапада, паведамляе прэс-служба прэзідэнта.