Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

20 сентября 1993 года. Вечер. Гродно. Район, который в народе именуется “Золотая горка”, – уютный, тихий квартал с добротными особняками, оставшимися от прежних хозяев и превратившимися в место обитания новых «вождей». Улица Островского, 12. У калитки начальственного особняка прохаживается немолодой мужчина плотного телосложения. Он ждет служебную “Волгу”, потому что, несмотря на неурочное время, решил отвезти рассаду на дачу и вызвал водителя. Внезапно рассада обагряется кровью… Выстрелов никто не слышал. Киллер стрелял из пистолета с глушителем. Однако об этой новости очень быстро услышали не только в Гродно, но и во всей Беларуси. 20 сентября 1993 года в 21.10 в Гродно у крыльца своего особняка был застрелен председатель Гродненского облисполкома, народный депутат Республики Беларусь Дмитрий Константинович Арцименя.
1:55 20 лiпеня 2015
813
Памер шрыфта

Те выстрелы взорвали наш тихий и спокойный мир, в котором, как казалось обывателям, просто нет места криминальным разборкам и убийствам чиновников такого ранга. Но кровь Арцимени – это была только первая кровь…

Дело было возбуждено по статье “Терроризм”. Компетентные службы в прямом и переносном смысле работали круглосуточно, рыли землю. И через некоторое время тогдашний председатель КГБ Эдуард Ширковский шепнул редактору парламентской газеты Иосифу Середичу: “Завтра газету рано в типографию не отправляй. Жди сенсацию. Будем брать убийцу Арцимени”.

Назавтра выход “Народной газеты” едва не сорвался, но сенсационная новость так и не пришла. 

Так кто же убийцы, почему их не взяли, а дело до сих пор считается нерасследованным?

Вместо Шушкевича

Многие искали в убийстве Дмитрия Арцимени политический след. И он в нем, конечно, был. 

Дело в том, что именно Арцименя рассматривался партийной номенклатурой как один из кандидатов на пост председателя Верховного Совета Беларуси, то есть вместо Станислава Шушкевича. 

Теперь этому есть много свидетельств и много подтверждений. 

Вспоминает гродненец, в то время – первый секретарь ЦК Союза молодежи Беларуси Александр ФЕДУТА: 

Арцименя действительно был Хозяином области. Аграрному комплексу он всегда благоволил, считая его своей вотчиной. Для сельского хозяйства области сделал много. Занимался строительством дорог (злые языки судачили, сколько денег при этом переходило из государственного кармана в личные). Старшего сына определил председателем колхоза (оттуда его изгонит Александр Дубко, трудоустраивая собственного отпрыска) – для Арцимени, агрария до мозга костей, это было вполне естественным… 

Коммерсанты благодарили «воеводу». Его супруга была назначена директором первого в Беларуси частного ювелирного магазина; она была не совладелицей, как утверждали недоброжелатели Арцимени, а всего лишь директором: владельцем был некий коммерсант из Москвы, занимавший некогда пост заместителя заведующего отделом в ЦК КПСС.

Арцименя пользовался большим авторитетом среди депутатов Верховного Совета Беларуси 12-го созыва. Члены проправительственного объединения «Беларусь» ласково называли его «Батькой». Когда он подходил к микрофону, парламентское большинство затихало и вслушивалось в смысл сказанного его скрипучим резким голосом. На одном из тайных совещаний руководителей областей летом 1993 года, когда фактически была предрешена судьба Станислава Шушкевича, даже было принято решение продвигать Арцименю на пост спикера парламента. Дмитрий Константинович и сам дозрел до этого: стукнуло шестьдесят, в области подрастали новые кадры. Можно было завершить карьеру аграрного лидера уже в общегосударственном масштабе. Но этому помешала пуля…

Политические амбиции Арцимени не были секретом и для самого Станислава ШУШКЕВИЧА. Вот его рассказ:

Летом 1993 года наши “молодые волки” – депутаты Дмитрий Булахов, Виктор Гончар, Анатолий Лебедько, Геннадий Карпенко, разыгрывающий роль их единомышленника Леонид Синицын – повсеместно утверждали, что я провожу весьма нерешительную политику. Каждый из них был уверен, что имеет больше оснований занимать должность председателя, чем я. Старая умудренная опытом номенклатурная братия решила поставить на мое место Дмитрия Арцименю и поддерживала “молодых волков”, чтобы они помогли лишь место расчистить.

Если говорить откровенно, то прямо на трибуне Верховного Совета в это тяжелое время меня неожиданно предал член президиума, председатель комиссии по национальной безопасности Мечислав Гриб. Он перестал быть сторонником записанного в Конституции стремления Беларуси к нейтральности и присоединился к тем, кто ратовал за вступление нашей страны в Договор о коллективной безопасности СНГ.

Мне же противостоять таким “объединенным силам” было непросто.

Следует признать также, что Дмитрий Константинович Арцименя был сильным хозяйственником, разумным, опытнейшим руководителем. Он подтвердил качества руководителя большого масштаба, возглавляя Гродненщину. Из закаленных номенклатурщиков он, бесспорно, был наиболее подходящей кандидатурой на мое место. Но его застрелил в Гродно убийца, нанятый теми, кому Арцименя мешал развернуть свой преступный бизнес. Весьма вероятно, что Дмитрий Константинович сам имел отношение к не вполне законному бизнесу и поддерживал предпринимательский клан, конкурирующий с кланом, пославшим к нему киллера… Эта трагедия породила задержку с моим смещением. Старая партийная номенклатура, располагая совместно с “молодыми волками” убедительным большинством в Верховном Совете, должна была найти новую кандидатуру на должность председателя, которую бы это большинство поддержало.

Таким образом, политический след в убийстве Арцимени был. Но все-таки он вел в никуда, оказался ложным. И следователи пошли в другом направлении.

Красный богач

Найденная при вскрытии служебного сейфа Арцимени долларовая наличность была настолько внушительной, что повергла, к примеру, меня в состояние шока. Она никак не могла быть заработана им на государственной службе, – вспоминает Станислав Шушкевич.

При этом у причины шока Шушкевича есть конкретное цифровое выражение, зафиксированное в официальных документах.

В сейфе служебного кабинета губернатора было обнаружено более 30 тысяч долларов и несколько тысяч немецких марок, – свидетельствует бывший пресс-секретарь Верховного суда Беларуси Славомир АНТОНОВИЧ.Ясно, что это были не трудовые сбережения председателя облисполкома, поскольку, как заявил тогдашний руководитель Верховного Совета Станислав Шушкевич, даже спикер парламента честным трудом мог бы заработать такую внушительную сумму не менее чем за 30 лет… Вывод напрашивался сам: глава облисполкома имел какие-то “левые” доходы, и весьма немалые. 

Как утверждает Славомир Антонович, несмотря на то, что уголовное дело было возбуждено по статье «Терроризм» и все кругом (даже близкие убитого губернатора) говорили о политической подоплеке, реальных версий убийства отрабатывалось две. И обе были связаны с коммерческой деятельностью губернатора. 

После убийства Арцимени следователи активно изучали всех причастных к так называемому «фосфорному делу»: на тот момент в Гродненской области были задержаны 20 железнодорожных цистерн с желтым фосфором стоимостью более миллиона долларов (напомним, реальная цена доллара в то время была в десятки раз выше нынешней), которые контрабандой шли из России через Беларусь. Однако эта цепочка никуда не привела. Выяснилось, что состав шел по согласованию с высокими минскими чиновниками, и Арцименя просто не решился бы встать у них на пути. Там накладка вышла – КГБ «перебдил», а когда разобрались, что, через кого и куда, – тут же выпустили состав за пределы Беларуси.

Однако нашлось другое дело, в котором погибший губернатор проявлял непосредственную заинтересованность, – никелевое.

В начале 1993 года из Санкт-Петербурга в Калининград на грузовых машинах через Беларусь везли 134,5 тонны листового никеля. Гродненские стражи порядка груз арестовали. Согласно традиционной практике, право на реализацию подобных конфискованных в доход государства грузов впоследствии получали белорусские фирмы. В Гродненской области это, как правило, была внешнеэкономическая ассоциация «Неман», в которой работал сын Арцимени. 

Согласно многочисленным свидетельствам и данным следствия, тогдашний губернатор Санкт-Петербурга Анатолий Собчак лично звонил Арцимене с просьбой освободить арестованный никель, было несколько решений белорусских судов на сей счет, однако Арцименя придумывал все новые и новые отговорки. А потом прозвучал выстрел, после которого Дмитрию Константиновичу уже не были нужны ни никель, ни деньги, ни власть. 

Братва казанская

В книге известного российского журналиста-расследователя Андрея Константинова “Коррумпированный Петербург: документальные очерки” есть глава “Два капитана”. Один из ее героев и есть тот, кого считают убийцей Дмитрия Арцимени.

«В начале 1992 года в коммерческом мире нашего славного города (имеется в виду Санкт-Петербург. – Ред.) появились два военных моряка, капитаны третьего ранга – Саша и Женя, – пишет Константинов. – Оба они были слушателями Высшей военно-морской академии им.Кузнецова, оба покинули ее, решив сменить погоны с золотистыми просветами на тугие кошельки бизнесменов. Правда, Саша покинул академию не совсем удачно – его поступок квалифицировали как дезертирство, а военная прокуратура даже возбудила в отношении него уголовное дело. Сашу задержали и отправили в «Кресты», однако там он пробыл недолго – вышел под залог, а чуть позже уголовное дело заглохло само собой.

Профессия военного моряка, в отличие от многих других, предполагает наличие знакомых в самых неожиданных местах нашей необъятной Родины. Были у Саши с Женей знакомые в Литве и Эстонии, что в конечном итоге и определило их бизнес – они довольно просто нашли рынки сбыта цветных металлов, и грех было не воспользоваться такой возможностью.

Свой бизнес Саша с Женей начинали с нуля. Организовали коммерческую структуру с офисом на улице Восстания, вышли на поставщиков дешевых (относительно мировых цен) цветных металлов и для начала скромно и тихо отправили один грузовик с медью. Деньги для этого одолжили у Жениных знакомых – членов «казанского» преступного сообщества.

Сделка удалась, долг наши моряки вернули, и следующий грузовик отправили уже полностью за свой счет. Благосостояние Саши и Жени стало расти, тем более что их «казанские» друзья охотно вкладывали деньги в металлический бизнес – быстро, выгодно и никаких проблем.

Когда обороты возросли, встал вопрос о «площадке» и сопровождении контрабандных грузов. Обе проблемы были с легкостью решены, после чего металлы с легкой руки поддерживаемых «казанцами» моряков стремительным потоком потекли в Литву и Эстонию, а оттуда – дальше в Европу. Ребята стали круто подниматься, что и послужило поводом для ссоры.

Постепенно Женя стал замечать, что Сашины доходы растут несравненно быстрее, чем его… В результате к концу 1992 года друзья окончательно разругались и разошлись. Женя продолжал работать с «казанцами», у которых, по нашим сведениям, в отличие от «тамбовцев», никогда не было специальной «металлической бригады», они просто вкладывали деньги во все, что приносило доход. Он продолжал использовать «Калининградский транзит» – возил металлы в Литву через Беларусь, где ему довелось стать первым в истории этого нового суверенного государства террористом”.

…Не прошло и двух месяцев с момента убийства Дмитрия Арцимени, – пишет далее Константинов, – как работники белорусских спецслужб приехали в Петербург, где задержали нашего моряка Женю по подозрению в организации этого убийства. Женя провел в следственном изоляторе 10 суток, после чего был отпущен, так как соглашение об экстрадиции обвиняемых в совершении преступлений между правительствами России и Беларуси отсутствовало”.

Что же заставило сотрудников белорусского КГБ подозревать в организации убийства Дмитрия Арцимени питерского контрабандиста? Работники петербургских правоохранительных органов в беседе с Константиновым описали эту историю так:

“Некая петербургская фирма «Дубль» регулярно отправляла автоколонны с цветными металлами в Калининград через Беларусь и Литву. Понятно, что до Калининграда ничего не доходило, металлы неизменно растворялись в Литве. Понятно также, что ни белорусские, ни российские, ни тем более литовские таможенники об истинном направлении движения автоколонн даже не догадывались! По предварительным данным, таким образом через территорию суверенной Беларуси прошли более десяти автоколонн по четыре-пять грузовиков с металлами в каждой…

Бесконечно долго столь бурная деятельность не могла оставаться незамеченной. В июне 1993 года одна из колонн была целиком задержана работниками Гродненской таможни. Контрабанда была налицо, металл общей массой 120 тонн решили конфисковать и обратить в пользу государства. Однако Женя обратился в арбитражный суд города Гродно, у него были хорошие адвокаты, и все шло к тому, что металл будет обращен в пользу Жени, а не белорусского бюджета. И тогда председатель Гродненского облисполкома Дмитрий Арцименя стукнул кулаком по столу и принял волевое решение металл не отдавать, а реализовать его, как и предполагалось, в пользу бюджета.

Почему Дмитрий Арцименя занял столь принципиальную позицию – можно лишь догадываться. Говорят, например, что реализовываться этот металл должен был через коммерческую структуру сына Арцимени…

Стукнув кулаком по столу, Дмитрий Арцименя подписал себе смертный приговор. Впрочем, у нас имеется информация о том, что его волевое решение было не более чем вспышкой эмоций, – гродненский арбитражный суд к моменту убийства уже принял решение о возврате металла Жене и его коллегам. Однако заказ был сделан, а оперативной связи с киллером у контрабандистов не было.

После этого случая данный контрабандный канал перестал действовать, потому что моряк Женя и его люди старались больше на территории Беларуси не показываться”.

Кто вы,
Олег Гуринович?

То, что отправителем груза была питерская фирма “Дубль”, получателем – некое предприятие “Джанис”, а сопровождал груз (то есть отвечал за его доставку) коммерческий директор СП “Евро СПВ” некто И.Ганжа, подтверждает и Славомир Антонович.

Согласно его версии, у хозяев груза сдали нервы тогда, когда белорусские суды уже постановили злополучный никель россиянам вернуть, но металл по указанию губернатора области, наоборот, под покровом ночи доставили из Островца на базу “Гроднооптторг”.

По подозрению в соучастии в убийстве Дмитрия Арцимени задержали адвоката, выступавшего в качестве защитника интересов своих клиентов, – свидетельствует Антонович. – Трудно сказать, какими фактами о его причастности к убийству располагали чекисты и были ли вообще такие факты, но совершенно очевидно, что данная версия преступления предполагала связь между убийством и никелем, ставшего яблоком раздора… Адвоката продержали в СИЗО Ленинского РОВД шесть суток. Но на допросах доведенный до отчаяния подозреваемый твердил: “Я не убивал Апрцименю!” Следствие крепко застопорилось, доказательств причастности к преступлению не нашлось. Наконец через 13 дней обвинение было предъявлено. Адвокату поставили в вину то, что он, достоверно зная о готовящемся и совершенном преступлении, не сообщил об этом куда надо…

Вскоре по делу об убийстве Арцимени появился и второй задержанный. Это был криминальный авторитет из Борисова Олег Гуринович – предполагаемый киллер либо тот, кто наемному убийце помогал. Сегодня можно предположить, что именно его арест как возможную сенсацию анонсировал председатель КГБ Эдуард Ширковский. “Мы ему маячок в воротник куртки вшили, ведем…” – хвастался Ширковский тогдашнему главному редактору парламентской “Народной газеты” Иосифу Середичу. Однако Гуринович «ушел». Сначала в Литву, оттуда – в Россию.

– Следы этого человека были обнаружены в Санкт-Петербурге, где его задержала совместная российско-белорусская бригада оперативников,– рассказал Славомир Антонович. – Задержанного целую ночь продержали прикованным наручниками к батарее. Требовали признания. И он “поплыл”. Рассказал все о своих поездках, о посредничестве, обо всех грязных махинациях, за которые хозяева груза обещали ему большие деньги. Окрыленные успехом силовики заявили, что в ближайшее время в деле об убийстве Арцимени будут расставлены все точки над «i». Но подведение итогов растянулось на долгие годы. Что касается личности Гуриновича, то вряд ли кто-то из свидетелей видел его на месте совершения преступления. Его прихватили по случайной оперативной информации. Поскольку за Гуриновичем числились «грешки», то ему старались вменить и убийство Арцимени. Но через полтора года подозреваемого исполнителя пришлось выпустить на волю. Ведь продлевать сроки содержания под стражей не позволяли требования Уголовно-процессуального кодекса. А доказательств его причастности к убийству не нашлось. Предполагаемого заказного киллера, организаторов и заказчиков убийства другие государства, к сожалению, отказались выдать. 

Череда смертей

Мало кто знает, но за смертью Дмитрия Арцимени последовала череда смертей. По крайней мере об этом спустя много лет рассказал друг Арцимени, в прошлом – председатель нескольких колхозов на Гродненщине Николай ГАЛАЙ. 

Мыслил он глобально, широко, – так характеризовал Галай своего друга Дмитрия Арцименю. – Он знал всех кого надо. И его знали. Был приятелем Байбакова, председателя Госплана СССР. Цементный завод построил. Каждый колхоз стал дольщиком. А в то время машина цемента была на вес золота. Естественно, что скоро Дмитрия Константиновича перевели в область. Он и меня пригласил работать в Гродно… Он был большим аналитиком и очень принципиальным человеком.

– Наверное, из-за принципиальности его и убили? Как это было, помните?

Никель и сера в вагонах прибыли на станцию в Островецком районе. Зашли к председателю облисполкома в кабинет два человека, потребовали пропустить груз. Он отказался: это был стратегический товар, и его нельзя было вывозить за границу. Еще раз зашли, предупредили. Дмитрия Константиновича даже Анатолий Собчак предостерегал: «Будь осторожен с этими людьми. Они очень важные и небезопасные». Не пропустил. Отправил груз на хранение в ДРСУ. 

И однажды утром в шаге от калитки в родной дом его убили несколькими выстрелами. И началась череда странных смертей. Директор ДРСУ умер. Официальная версия – подавился кусочком сала. Смешно, правда? Он такой здоровый был, шкафы передвигал одной рукой. Второй, начальник таможни, имеющий отношение к этому делу, сел на диван и умер. Два шофера, которые возили этот металл, погибли при странных обстоятельствах. Выходит, отдали жизнь люди за какой-то металл. Время такое было, лихое.

Понятно, что Николай Галай своего друга идеализирует. Хотя бы потому, что даже формально Арцименя не мог арестовывать транзитные грузы или отпускать их – на это были суды, таможня, прокуратура. И тем не менее Арцименя чувствовал себя абсолютным Хозяином, приказы в области отдавал он. Ощущение этой безграничной власти его и погубило.

Выйти из тени!

И все-таки известны убийцы Дмитрия Арцимени или они так и не установлены?

Станислав Шушкевич подтверждает:

Убийца был идентифицирован белорусскими следователями, но успел сбежать в Россию, совершить там новое преступление и сесть в российскую тюрьму. Все наши усилия экстрадировать и судить его в Беларуси, включая мои звонки Ельцину и российскому генеральному прокурору, результата не дали.

Кто же стоял за таинственными контрабандистами, если вопрос о его выдаче не смогли решить даже на уровне руководителей двух стран ни тогда, ни сейчас?

На этот счет есть версия. Правда, она конспирологическая. 

По поводу арестованного никеля Дмитрию Арцимене звонил Анатолий Собчак. И можно предположить, что не за рядовых контрабандистов он хлопотал, и не по собственной инициативе, а по чьей-то просьбе. 

В команде Собчака за экспорт-импорт отвечал невысокий серенький человек по имени Владимир Владимирович Путин. К 1993 году этот руководитель комитета по внешним связям стал в городе на Неве настолько влиятельным человеком, что Собчак на время своих зарубежных поездок оставлял Путина вместо себя исполняющим обязанности. Депутаты законодательного собрания Санкт-Петербурга, правда, уже в то время обвиняли Путина в покровительстве бизнесу, связанному с контрабандой. Однако “серого человека” им сместить не удалось. Он по карьерной лестнице шел выше и выше. И распространил свое влияние на Москву, потом – на всю Россию… 

Повторяем, эта версия бездоказательная, конспирологическая. Однако когда громкие убийства не раскрываются на протяжении десятилетий, то за этим обязательно стоит нечто больше, чем просто выстрел.

ИЗ ДОСЬЕ

Дмитрий Константинович АРЦИМЕНЯ родился 28 сентября 1932 года в селе Стайки Барановичского района в крестьянской семье. Мать умерла во время вторых родов, когда Димке было всего полтора года.

В неполные 15 лет он пошел работать на Барановичский ремонтно-механический завод. Отработал два года, поступил в техникум. 

В 1953 году окончил Пинский гидротехникум. Отслужил в армии, приехал работать на Гродненщину. После двух лет работы в Зельве в должности старшего раймелиоратора его избрали вторым, а затем и первым секретарем райкома комсомола. Здесь он встретился со своей будущей женой. Галина после фельдшерско-акушерских курсов приехала работать в Зельвенскую районную поликлинику медсестрой. 

Люди, знавшие его, говорят, что он был трудоголиком. Это качество было замечено, такие кадры партии были нужны, и в 1960-м его направили в Минскую партийную школу.

В 1964 году закончил партшколу, уехал на четыре года в Свислочь, оттуда – в Островец.

Первый секретарь Гродненского обкома партии Мицкевич, напутствуя председателя Свислочского райисполкома Дмитрия Арцименю перед пленумом, на котором последнего должны были утвердить первым секретарем Островецкого райкома партии, говорил: «Мы посылаем вас туда не для того, чтобы исправить положение дел, – это, вероятно, уже невозможно, но мы рассчитываем, что вы сумеете восстановить доброе имя руководителя».

Уже через пять лет в Островце начали проводить республиканскую школу передового опыта, а самого Арцименю представили к ордену Трудового Красного Знамени (наградили тогда, когда он переехал на работу в Гродно).

В июле 1977 года его перевели в Гродно на должность заместителя председателя облисполкома. Четыре года он проработал зампредом, еще три – секретарем обкома партии, курирующим сельское хозяйство. В октябре 1983 года он стал председателем облисполкома. И занимал эту должность до дня трагического убийства. 


Аўтар: Светлана КАЛИНКИНА. 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Белоруски заняли 7-е место в биатлонной эстафете в Хохфильцене

Сборная Беларуси финишировала на седьмом месте в женской эстафете 4х6 км на этапе Кубка мира по биатлону, который завершился в воскресенье в австрийском Хохфильцене. Белоруски отстали от победительниц

«Альцгаймэр» трывожыць болей, чым рак — нямецкі герантолаг пра хваробу сучаснасці

Герлінд Мэгес пасьля заканчэньня ў 2012 унівэрсытэту ў Нюрнбэргу працуе ў аддзяленьні псыхіятрыі і псыхатэрапіі бэрлінскай клінікі «Шарытэ».

Беларусь на 6-м месцы сярод краін з найніжэйшымі заробкамі ў Еўропе

Беларусь трапіла на 6-е месца ў спісе краін Еўропы з найніжэйшымі заробкамі.