Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

14:15 9 снежня 2016
19
Памер шрыфта

21 ноября 2013 года правительство Украины приостановило подписание соглашения об ассоциации с ЕС. В Киеве начались протесты многотысячных народных масс.

Спонтанно возникнув, они могли спокойно закончиться к 30 ноября. Оппозиция объявила об окончании акций протеста 29 ноября. Разобрали сцену на Майдане, убрали атрибутику, большинство протестующих вернулось к обычной жизни. На площади осталось пару сотен человек, в основном молодежь. И она, скорее всего, разошлась бы спустя какое-от время. Но…

Кто-то зачем-то решил накалить ситуацию. Ночью спецподразделение МВД «Беркут» брутально разогнало небольшую группу протестующих под предлогом срочной установки новогодней елки на главной площади столицы. И эта брутальность, жестокость и невоздержанность сильно аукнулась тогдашней власти. Абсолютно ненужный разгон манифестантов привел к резкой радикализации протестных настроений в обществе. С определенной периодичностью повышающийся градус накала страстей в итоге подвел ситуацию к точке невозврата, к многочисленным жертвам.

После этих кровавых событий мирно урегулировать конфликт уже стало невозможно. Произошла внеплановая смена власти, Украина впала в хаос, а  правители соседней России, воспользовавшись ситуацией, решили прибрать к рукам, на их взгляд, бесхозную территорию. К чему все это привело, мы можем наблюдать сегодня. Но речь не об этом.

Проанализируем, что в реальности привело к столь трагическим событиям? Все оказалось банально просто. Неумеренные аппетиты «семьи Януковича», которая решила цинично и нагло прибрать к рукам основные активы страны, стали основным катализатором недовольства и протеста.

Прошло три года. Какие изменения произошли в Украине? Нынешняя власть и те, кто ее еще поддерживает, считают, что есть позитивные сдвиги. Главное – Украина подписала соглашение об ассоциации с ЕС. Стала вроде ближе к Европе, хотя введение безвизового режима в очередной раз переносится на неопределенный срок.

Идет как будто реформирование силовых структур. Меняется армия, прокуратура, СБУ, МВД, появились новые субъекты: патрульная полиция, НАБУ (Национальное антикоррупционное бюро Украины), САП (Специализированная антикоррупционная прокуратура). Каждый день на новостные ленты приходят сообщения о том, что задерживают с поличным нечистых на руку чиновников, депутатов, судей, прокуроров, сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих.

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко в третью годовщину Майдана рапортует о каком-то просто гигантском прорыве в расследовании кровавых событий 2013–2014 годов: «Могу сказать о том, что сделана грандиозная работа: 152 человека находятся в судебных процессах с врученными обвинениями от Генеральной прокуратуры Украины, 35 человек уже получили судебные приговоры, еще около 190 человек находятся под подозрением, и досудебное следствие продолжается».

Но так ли все радужно, как пытается представить нынешняя номенклатурная власть?

С одной стороны, судя по картинке в новостях, идет беспощадная борьба с коррупцией, а с другой – есть ли реальный результат этих показательных арестов и задержаний с поличным? Есть ли реальные судебные приговоры коррупционерам? На самом деле считанные уголовные дела доходят до суда, а большая их часть уходит в небытие. Как правило, обвинительный приговор получает «мелочь», да и сроки в основном условные. А сидят ли задержанные на заседаниях правительства высокие чиновники? А находятся ли на нарах те крупные чины из прокуратуры и других ведомств, которые попали в расставленные правоохранителями сети?

Со стороны показательная борьба с коррупцией выглядит как теневой бизнес разросшихся на этой ниве всевозможных силовых структур и стоящих за ними политиков и чиновников. Попавший в расставленные сети деликатно принимается, убедительно обрабатывается, после «раскулачивается» и в итоге отодвигается от кормушки, которая дает возможность вкусно и долго питаться. В результате этой незамысловатой последовательности ограниченное количество уголовных дел имеет судебную перспективу. Прошедшие обработку коррупционеры, тихонько пересидев и оправившись от первоначального страха, в результате обязательно всплывут где-нибудь на новой «хлебной» должности. А теневые потоки, от которых их показательно отодвинули, переходят к следующему счастливцу. И ведь плату за этот переход никто не отменял…

Приблизительно в таком же ключе расследуются кровавые события 2013 года. Когда слушаешь генерального прокурора, создается впечатление, что проделана грандиозная работа. А в реальности из 35 приговоров, о которых говорил Юрий Луценко, всего лишь в одном предусмотрен реальный срок наказания. Большинство уголовных дел не имеют судебной перспективы. Те, которые дошли все-таки до суда, забалтываются, в части обвинения слабо подготовлены, а это, скорее всего, позволит в итоге избежать реального наказания преступникам в погонах.

Среди первых погибших на Майдане 22 января 2014 года был гражданин Беларуси Михаил Жизневский. Так вот события того дня вообще не отображены в документах следствия, никому до сих пор не предъявлено никаких обвинений. Следственные действия, судебные процессы, которые сейчас проходят в Украине, показывают, что реальное наказание за совершенные многочисленные убийства мало кто получит. В лучшем случае «мелкие сошки», а «крупная рыба», как всегда, ускользнет.

Такой же результат, думаю, будет и в расследовании коррупции «семьи Януковича» и его приближенных.

Революция прошла, а система не поменялась. Многие в Беларуси задаются вопросом: если в Украине после столь кровавой революции мало что поменялось, можно ли ожидать очередного Майдана?

Ожидать, конечно, можно чего угодно. Только вряд ли очередной Майдан будет выглядеть таким, каким он был в 2004–2005 и 2013–2014 годах. Значительные коррективы внесли агрессивные действия России по отношению к Украине. Реальный позитивный момент, к которому привели те трагические события вкупе с российско-украинским военным конфликтом, состоит в том, что произошла консолидация украинской нации. Это позволило не только избавиться от преступного режима Януковича, но и защитить суверенитет Украины, хотя пока и с потерей части своей территории. Сейчас в ходе войны много оружия накопилось на руках населения. Если украинская власть будет и дальше делать лишь косметические правки, пускать пыль в глаза, а не кардинально менять коррумпированную систему, то следующий реальный, не бутафорский «тимошенковский майдан», будет более кровавым и может привести к еще более печальным последствиям.

Восточный сосед Украины, безусловно, агрессор, жаждущий получить свои дивиденды, но на сегодняшний день не он главный враг суверенитета и государственности Украины. Главным дестабилизирующим фактором, впрочем, как и в часы правления Януковича, по-прежнему является коррумпированная власть, которая своими действиями изнутри подрывает стабильность в обществе и ставит на грань исчезновения такую страну, как Украина.

Аўтар: Александр ЦЫНКЕВИЧ 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

18 лістапада 2017

Подросток, пропавший в Молодечно, погиб

ПСО "Ангел Северо-Запад" и УВД по Минской области сообщают о гибели 15-летнего подростка, ушедшего из дома 16 ноября в неизвестном направлении.
18 лістапада 2017

«Слабые вузы можно присоединить к более сильным. Но чтобы из этого не получилось укрупнение колхозов»

Эксперты прокомментировали слухи о возможном сокращении количества вузов в Беларуси в два раза и высказались о том, нужно ли нам столько студентов.
18 лістапада 2017

Как прошел визит главы МИД ФРГ в Минск

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль принял участие в XV Минском форуме, встретился с президентом Лукашенко и своим коллегой Макеем. Обе стороны демонстрировали полное взаимопонимание.