Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

7:00 29 мая 2017
58
Памер шрыфта

То, что мемориальный комплекс в урочище Куропаты будет построен в самое ближайшее время, уже не вызывает никаких сомнений. Будет ли это мемориал жертвам коммунистических (читай, сталинских) репрессий либо всем безвинным жертвам ХХ века – для большинства наших сограждан не так уж и важно. Гораздо интереснее то, что власть наконец-то поняла, что с историей нужно считаться.

О массовом захоронении жертв «Большого террора» в Куропатах, где в 1930–1940-е годы было расстреляно, по разным данным, от 30 до 250 тысяч человек, широкой общественности известно с конца 1980-х годов. В 1989-м на Деды на этом месте был установлен семиметровый «Крест Страдания» (уничтоженный в 2007-м). В 2001–2002 годах во время расширения МКАД оппозиционно настроенная молодежь восемь месяцев держала вахту в Куропатах, не позволив уничтожить народный мемориал. В 2004 году произошло обострение конфликта в связи со строительством развлекательного комплекса впритык к месту, к которому представители всех основных конфессий Беларуси призывают относиться как к святыне. Кроме того, за прошедшее с тех пор время городские власти несколько раз уменьшали охранную зону.

В середине февраля нынешнего года национально ориентированную часть контрэлиты резко огорчило строительство бизнес-центра в районе пересечения Минской кольцевой дороги и улицы Мирошниченко. Вероятно, чашу терпения хранителей Куропат переполнила информация о том, что землю застройщик получил от города раньше, чем Министерство культуры вывело ее из охранной зоны. Повторилась ситуация начала нулевых годов: снова круглосуточное бдение в палатках с использованием самых резких форм протеста.

Власть поступила довольно разумно и весьма прагматично, начав постепенно гасить конфликт, а заодно постаралась извлечь максимально возможную выгоду для себя. 24 февраля, спустя неделю после начала описываемых выше событий, редакцией газеты «Советская Белоруссия» был проведен «круглый стол» на тему «Куропаты – мемориал памяти и скорби», после которого все основные государственные медиа единодушно выразили мнение, что «лесное урочище Куропаты является местом захоронения жертв незаконных и аморальных политических репрессий» и именно оно должно стать «местом народной скорби и благородной памяти».

6 марта, на 15-й день противостояния в Куропатах, стройка бизнес-центра была остановлена, и активисты, протестовавшие против строительства, решили убрать свой лагерь. Кампания по решению «проблемы Куропат», развернутая властью, только набирала свои обороты.

24 марта, во время общения с работниками ИООО «Арвибелагро», что в Гродненской области, Александр Лукашенко рассказал о планах по созданию мемориала в Куропатах: «Я поручил создать аккуратный, не гигантский (не Брестскую крепость) мемориал. Сейчас идет конкурс. Мы сделаем этот мемориал, может, что-то вроде небольшой часовни». За два дня до этого глава Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда в эфире телеканала «Беларусь 1» призвал «всех неравнодушных граждан, организации независимо от политических пристрастий, вероисповедания» принять участие в уборке урочища. На этот призыв в субботу 25 марта откликнулись ФПБ, БРСМ, РОО «Белая Русь», Коммунистическая партия Беларуси, трудовые коллективы из Минска и Минского района и лично министр культуры Борис Светлов со своим первым заместителем Ириной Дриго. Технологически получилось просто великолепно: президент заявляет, что по его поручению в Куропатах будет создан мемориал, а уже на следующий день около двухсот сознательных граждан проводят мероприятие по уборке территории на месте будущего мемориала.

Конкурс эскизных проектов мемориального комплекса в Куропатах был объявлен Минкультом 24 марта и сразу же был раскритикован со стороны некоторых лидеров мнений, так или иначе вовлеченных в тему, касающуюся Куропат. Согласно правилам конкурса, проекты на него можно было подавать до 26 апреля, а итоги должны быть озвучены 1 мая 2017 года. То есть для работы над своими конкурсными заявками авторам возможных проектов отводилось меньше месяца, и при этом анонимное жюри сможет подвести итоги за 4 (!) дня. По этой причине в начале апреля Белорусское товарищество охраны памятников истории и культуры даже обращалось к президенту, в Совмин и Минкульт с просьбой объявить конкурс повторно, с новыми сроками и условиями участия. В том же обращении выражалось несогласие с некоторыми техническими нюансами конкурса, а также с непрозрачностью принятия решений конкурсным жюри, состав которого не обнародован, хотя «до этого власти заявляли, что общество сможет принять участие в обсуждении художественной и архитектурной концепции мемориала». Отменять проведение конкурса проектов по указанным причинам власти не стали.

Некоторые называли профанацией саму идею поставить памятник в Куропатах в трактовке власти. Действительно, в приказе Минкульта № 69 от 24 марта, в котором утверждено Положение о конкурсе эскизных проектов памятного знака «Куропаты», сказано, что мемориал должен выражать идею увековечивания памяти всех безвинных жертв ХХ века в истории Беларуси. В минувшем столетии многие наши земляки пали жертвами царского самодержавия и режима, установленного в Западной Беларуси, также неисчислимое количество погибших принесли Первая мировая, гражданская и Вторая мировая войны. Куропаты же – это место массовых расстрелов в эпоху «Большого террора», проводившихся сталинским режимом. Памятник с подобной идеологической основой в этом месте полностью изменит смысл мемориала, размоет его значение. И с этой мыслью трудно не согласиться.

Но власть сегодня довольно далека от столь возвышенных материй.  Удачно использовав в качестве информационного фона февральское обострение многолетней проблемы Куропат и стряхнув пыль с решения еще правительства БССР о строительстве в урочище мемориала, власть тем самым решает сразу несколько задач. Во-первых, говорит свое слово в общественной дискуссии, продолжающейся уже скоро как 30 лет, вдобавок деполитизируя ее всеми возможными способами. И это слово – веское и последнее в споре, чем, возможно, и объясняются сжатые сроки проведения конкурса проектов мемориала. Во-вторых, выбивает национально ориентированную часть оппозиции из сферы увековечивания памяти жертв сталинских репрессий. Большое спасибо, что все эти годы поддерживали интерес к этой теме, не давали обществу забывать о невинных жертвах в целом и не позволили уничтожить Куропаты в частности. Дальше мы сами. Кто-то не согласен с условиями проведения конкурса проектов мемориала и вообще с идеологической основой памятника? Ну, извините, всем не угодишь.

Примерно по такому же пути пошел Владимир Путин, когда в конце 2000 года в одночасье прекратил либеральные шатания ельцинской эпохи по поводу музыки и текста для государственного гимна России, а заодно попутно утвердил еще и государственные флаг и герб российского государства. И было уже абсолютно неважно, в людскую цепь какой длины выстраивались в Москве у здания центрального телеграфа противники «сталинского» гимна и прочие «диссидентствующие либералы», славшие в те дни телеграммы Путину с призывами одуматься и отказаться от принятия в качестве главной песни России музыкального произведения, в котором когда-то пелось «нас вырастил Сталин». Никакой Глинка со своей патриотической песнью помешать Путину довести задуманное до конца уже не мог.

Нужно признать: в вопросе Куропат белорусская власть действует в основном взвешенно и последовательно. Пока что осечка вышла лишь с предложением Нобелевскому лауреату по литературе Светлане Алексиевич возглавить комиссию по выбору лучшего варианта памятника. Мне это напомнило известный отказ другого лауреата литературного Нобеля – Александра Солженицына от присужденного ему президентом Ельциным в конце 1998 года ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Конечно, возглавить комиссию по выбору наиболее достойного варианта мемориала, пусть и крепко общественно значимого, и отказаться от высшей награды государства – это, как говорится, две большие разницы. Тут дело другое. Подобные действия, тем более если они могут нести для власти определенные репутационные риски, следует продумывать наперед, а в идеале даже попытаться заранее выяснить отношение к таким возможным действиям со стороны статусной персоны, по возможности избежав лишних информационных шумов.

Если она откажется, как мы выглядеть будем? Очевидно, об этом никто не подумал. А надо было. Особенно, если учитывать, что С.Алексиевич – человек достаточно демократических взглядов и нередко выступает с критикой тех или иных действий белорусских властей. Она могла отказаться возглавить этот «худполитсовет» как по неким личным соображениям, так и по морально-этическим. В любом случае, сделано было элегантно и с достоинством: возглавить такую комиссию имеет право только Зенон Позьняк, один из двух авторов известной статьи о Куропатах, опубликованной в журнале «Літаратура і мастацтва» в далеком 1988 году.

Насчет идеи строительства мемориального комплекса, тем более по инициативе «примкнувшей к светлому делу увековечивания памяти всех невинных жертв» нынешней власти, можно легко возразить: зачем создавать новый мемориал на месте уже существующего, стихийно-народного? Я имею в виду деревянные кресты и иные памятные знаки, воздвигнутые неравнодушными людьми в Куропатах за последние годы – можно ведь просто следить за их состоянием, по необходимости осуществлять текущий ремонт и т.д.

В том-то и дело, что для успешного выполнения поставленной задачи власти правильнее будет создать полностью свой мемориал либо на месте ныне существующего слишком стихийного и недостаточно народного, либо рядом с ним, но тогда – затмить прежний своей монументальностью. Вполне логично было бы сделать будущий мемориал в Куропатах народным проектом, какими были в свое время Курган Славы или новое здание Национальной библиотеки. Для Кургана Славы тысячи людей приносили туда свои горсти земли, а на строительство «Кристалла знаний» деньги собирали по всей стране.

В нашем случае вряд ли будет инициирована общественная кампания по сбору средств на строительство мемориала. Во-первых, тут строить надо быстро, а сбор средств потребует времени, что может сильно застопорить процесс. Во-вторых, учитывая заявленный главой государства желаемый вид памятника – «вроде небольшой часовни», мне видится вполне вероятным, что некоторые из авторов эскизов примут идею А.Лукашенко к сведенью и очень даже может быть, что в конкурсе победит именно проект с часовней или небольшой церковью. В этом случае масштаб строительства, а следовательно, и его стоимость будет в десятки, если не в сотни раз меньше, чем было нужно для нового здания библиотеки. А чтобы было совсем уж красиво – можно сделать предложение ряду коммерческих структур, стоящих на патриотических позициях и тяготеющих к меценатству, помочь проекту деньгами. После чего не без гордости сказать, что ни копейки бюджетных денег при строительстве этого мемориала затрачено не было.

Скорее всего, нам очень скоро явят проект будущего мемориального комплекса в Куропатах, строительство которого после необходимых технических согласований начнется незамедлительно. Открыть новый мемориал будет уместно на осенние Деды – День памяти, 2 ноября. Эта дата будет глубоко символична, к тому же позволяет осуществить задачу без ненужной спешки.

Главу Беларуси нередко упрекают в том, что он ни разу не посещал Куропаты. Личное участие президента в открытии нового мемориального комплекса положит конец подобным упрекам, а заодно зацементирует безоговорочную победу власти над своими противниками в очередном раунде идеолого-политической борьбы, причем на их же поле.

Аўтар: Александр Телевич 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Больш за 200 чалавек загінулі падчас тэракту ў Егіпце

Як мінімум 235 вернікаў былі забітыя і 120 атрымалі раненні падчас пятнічнай малітвы ў мячэці Бір аль-Абід, у правінцыі Паўночны Сінай.

Голосуем за Хелену!

Белорусские артисты призывают поддержать представительницу Беларуси на детском «Евровидении» и проголосовать за нее на сайте уже сегодня.

Лукашенко: решение направить главу МИД в Брюссель было принято задолго до саммита

Решение направить в Брюссель главу МИД Владимира Макея было принято задолго до саммита "Восточного партнерства".