Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

7:00 20 чэрвеня 2017
8
Памер шрыфта

Этот малоизвестный факт из истории 16-й Воздушной армии, штурмовавшей Берлин, рассказал мне ветеран Великой Отечественной войны, бывший механик 567-го штурмового авиаполка Борис Прокофьевич Шаблинский. Сейчас он живет в Минске, ему 91 год. Говорит, что необычный эпизод, произошедший в феврале 1945-го в небе над Польшей, ветераны полка редко вспоминали при встречах. Касался он всех, особенно бывшего штурмана Федора Алексеевича Дронова.

А случилось в тот февральский день настоящее ЧП. На задание была послана шестерка «илов» с четырьмя истребителями охраны соседнего 945-го авиаполка. Вел группу опытный штурман капитан Федор Дронов. Было ему 29 лет, имел 78 боевых вылетов на «ИЛ-2» и 56 на бомбардировщиках. За отвагу и храбрость был награжден орденами и только что представлен к званию Героя Советского Союза.

Пролетая над лесом вдоль линии фронта, группа заметила скопление штабных машин и вспышки выстрелов зенитных орудий. Позже выяснилось, что это была наша батарея и стреляла она не по «илам», а по немецкому самолету-разведчику, так называемой «раме», и немецким истребителям, находившимся в небе выше.

Над этим же лесом бороздила воздух еще одна группа «ильюшиных», по-видимому, из соседней воздушной армии. Федор Дронов по радио приказал своим не открывать огонь без его команды и стал снижаться, чтобы разобраться в обстановке. А некоторые его ведомые, наверное, не расслышали приказа по радио и поняли пикирование «ИЛ-2», как прицеливание для открытого огня. И ударили самостоятельно. Следом на этот же лесок навалилась и соседняя группа «илов». Словом, проштурмовали цель прилично.

Потом выяснилось, что после отступления немцев в этом лесу расположился штаб нашей 3-й ударной армии. По роковой ошибке летчики сожгли 22 штабные машины, целые сутки не было связи этого штаба со штабом 1-го Белорусского фронта. Дело приобретало серьезный оборот. Всю группу Дронова вызвали в штаб 1-го Белорусского фронта в г.Гнезно к маршалу Советского Союза К.Г.Жукову. Туда же на разбор прибыл командующий 16-й Воздушной армией генерал С.И.Руденко, командир дивизии полковник Белоусов и командир полка. Маршал был взбешен. Дронов не стал оправдываться и ссылаться на плохую радиосвязь, неопытность некоторых летчиков, на то, что кроме их группы зенитную батарею атаковала и группа «илов» из другой воздушной армии.

Но тут за своих подчиненных смело заступился генерал Сергей Игнатьевич Руденко. Он подчеркнул роковое стечение обстоятельств, напомнил о боевых заслугах летчиков, об отсутствии человеческих жертв, а также зачитал ходатайство командиров. Все это облегчило участь членов группы, в условиях фронта их судьба могла быть очень жестокой, вплоть до расстрела.

Военным трибуналом 24 февраля 1945 года за бомбометание «по своим» капитан Дронов был осужден на 8 лет, его заместитель старший лейтенант Лукьянов – на 5 лет. Но с оговоркой: заменить заключение отправкой на передовую. Дронов был разжалован в рядовые и направлен в штрафбат. Лукьянов и другие летчики наказаны условно. Было запрещено их награждение орденами и медалями до окончания войны. Отменялись представления к присвоению полку и дивизии званий «Гвардейские». И, естественно, не могло быть и речи о присвоении штурману полка Ф.Дронову звания Героя Советского Союза.

Командующий 16-й Воздушной армией генерал-полковник Руденко после войны в своих мемуарах «Крылья Победы» случай с пикирующими бомбардировщиками излагает весьма кратко: «…и ударили по зенитной батарее. Штурмана трибунал наказал условно, приняв во внимание обстрел с земли и то, что был ранен только один солдат».

В штрафном батальоне Федора Дронова как человека, хорошо знающего технику, приставили к противотанковой пушке. Успел он повоевать всего 10 дней, пока не получил ранение осколком в руку. После лечения в госпитале летчика вызвали в штаб фронта. Как оказалось, для нового назначения. Маршал Жуков, узнав его, сказал: «Ну что, уцелел?» Федора Дронова восстановили в звании и определили в 567-й авиаполк на прежнюю должность штурмана.

Подобное ЧП могло повториться. Бывший механик 567-го штурмового авиаполка Б.П.Шаблинский помнит еще один такой случай, но на этот раз со счастливым концом. Обычно перед боевым вылетом, рассказывает Борис Прокофьевич, командиру группы самолетов указывали две цели – основную и запасную. Позором среди летчиков полка считалось возвращение с невыполненным заданием. К тому же при посадке с несброшенными бомбами появлялась опасность на них взорваться. Иногда с земли приказывали сбросить бомбу на поле, в озеро… И вот с аэродрома Шнайдемюль на боевое задание отправилась группа молодого летчика Владимира Бондаренко. Но только она улетела, как поступил приказ из дивизии: «Вернуть группу». В штаб пришло сообщение, что окруженная немецкая группировка в Померании сдалась в плен. Командир дивизии Белоусов был в замешательстве: вдруг молодой, горячий Бондаренко с присущими ему азартом и лихостью без разбору с ходу ударит по пленным и нашей охране, и будет в дивизии второе ЧП.

Тем временем связаться с командиром «ильюшиных» по радио не удавалось. Не отвечал он на все вызовы потому, что группа ушла далеко от аэродрома, да еще, как оказалось, летела низко над землей. Бондаренко вышел в заданный район и стал искать цель. Вскоре увидел пехотную колонну немцев, впереди которой двигалась «самоходка», сзади – танки. Увидев наши «илы», люди в зеленых шинелях рассыпались в разные стороны. Все ясно, колонна вражеская, и надо открывать огонь. Но Бондаренко сдержал себя и не отдал команду по радио своим ведомым поразить цель, а повел группу на второй заход. Что повлияло на принятие такого решения? Может быть, в тот момент к Владимиру Бондаренко пришла мысль о том, что совсем недавно группа из соседнего 945-го полка ударила по своим, и был строгий приказ открывать огонь, лишь убедившись, кто под тобой? Или уже поздно было открывать огонь?

 Направив группу на второй заход, Бондаренко повернул свой самолет к танкам и вдруг увидел, что танкисты открыли люки и машут шапками. Стало понятно, что наши танки и самоходка конвоируют колонну пленных немцев. Командир дал отбой и увлек группу за линию фронта, к месту дислокации полка. Как только приземлились на своем аэродроме, Бондаренко доложил командиру дивизии, что задание не выполнено. К удивлению летчика, Белоусов неожиданно обнял его и сказал: «Ты, оказывается, не только шустрый, но и неглупый. Будешь теперь водить большие группы». Авторитет самого молодого летчика дивизии Володи Бондаренко (в то время ему был 21 год) значительно вырос благодаря «невыполненному» заданию.

А как сложилась судьба его однополчанина – «неудачника» Федора Дронова? Вскоре после окончания Берлинской операции штурмана откомандировали на Сахалин. Через три года службы он был назначен командиром авиаполка в Одессе. Федор Алексеевич Дронов закончил службу в штабе ВВС в Москве в звании полковника. Однополчане после войны не раз встречались в разных городах, в том числе и в Минске, в местах, где прошла их боевая молодость. Борис Прокофьевич Шаблинский замечал на этих встречах, как тяготила Федора Дронова случившееся в феврале 1945 года событие, когда о нем заходила речь. Верно, гласит народная мудрость: совестливый человек всегда винит себя, а не обстоятельства.

О чем еще умалчивает история Второй мировой войны

Утро 7 ноября 1944 года. Аэродром города Ниш (Сербия). Неожиданно над расположением 707-го штурмового и 866-го истребительного авиаполков 17-й Воздушной армии начали пикировать странные самолеты. Посыпались бомбы.

С аэродрома взлетела группа из девяти истребителей. В первой же атаке удалось сбить два чужих самолета. Постепенно в воздух поднялся весь авиаполк и завязалось ожесточенное сражение. Была сбита еще одна «рама». Загорелся и погиб наш «ЯК-3». Советские летчики с изумлением заметили, что на крыльях фюзеляжа вражеских самолетов не черные немецкие кресты, а белые звезды ВВС США. Это были американские «рамы» – тяжелые истребители П-38 «Лайтнинг».

В бою участвовал лучший ас полка, Герой Советского Союза капитан Александр Колдунов. Он, рискуя жизнью, приблизил свой самолет к ведущему американцу, чтобы продемонстрировать красные звезды на своем истребителе. После этого американцы покинули зону боя, но ненадолго.

Через полчаса другая группа американских бомбардировщиков Б-25 «Митчелл» в сопровождении истребителей «Лайтнинг» атаковала колонну советских войск, следовавшую через город по шоссе. Американцы очень точно отбомбились по голове колонны. Погибли командир стрелкового корпуса генерал Степанов, 31 солдат и офицер, многие были ранены.

Маневренный ожесточенный бой выиграли наши летчики. Как утверждает военный летчик Н.А.Шмелев в своих мемуарах «С малых высот», наши краснозвездные «яки» сбили семь американских самолетов: пять одноместных «Лайтнингов» и два бомбардировщика «Митчелл» с экипажем 5 человек. Наши потери составили три самолета.

Американское командование впоследствии извинилось перед нашим за «инцидент», произошедший по вине руководства 15-й Воздушной армии ВВС США, которая в 1944 году базировалась в Италии. Ну что толку от этих лживых слов, сокрушается военный летчик Н.А.Шмелев, когда не вернуть боевых товарищей, погибших во время предательского налета «союзников». В Америке, да и в Советском Союзе, предпочитали не вспоминать о той короткой «советско-американской войне». Стороны, видимо, по взаимному согласию решили предать ее забвению. Но, как считают историки, случись она ближе к весне 1945 года, когда трещина между союзниками по антигитлеровской коалиции была гораздо шире, все могло повернуться по-другому.

Интересно, что тот летчик Александр Колдунов, который 7 ноября 1944 года в бою вблизи города Ниш продемонстрировал противнику красные звезды на крыльях своего самолета, пострадал и еще от одного происка «проклятых империалистов» в 1987 году, когда иностранный «шпион» М.Руст совершил скандальную посадку на Красной площади. За этот инцидент главнокомандующего войсками ПВО, маршала авиации, дважды Героя Советского Союза А.Колдунова сняли с должности.

Аўтар: Николай ДЫМ 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Актывісты моладзі БНФ атрымалі штрафы ў 20 і 25 базавых (+пастанова суда)

Заяўнікі акцыі 25 жніўня былі абвінавачаны ў тым, што не падалі пісьмовую адмову ад правядзення масавага мерапрыемства, пасля таго як Мінгарвыканкам забараніў шэсце, прымеркаванае да дня абвяшчэння су

МВД России назвало срок возможной установки постов на границе с Беларусью

Как сообщает РБК, посты на границе Беларуси и России могут появиться на автострадах и железной дороге уже весной 2018 года.

“Дзе грошы на капітальны рамонт нашых дамоў?”

Адказ на гэтае пытанне спрабуе адшукаць намеснік старшыні Аб’яднанай грамадзянскай партыі падпалкоўнік міліцыі ў адстаўцы Мікалай Казлоў.