Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

13:42 16 студзеня 2017
19
Памер шрыфта

О личности Гапона в советское время было принято говорить с оттенком презрительности: 9 января 1905 года (по старому стилю) поп-расстрига повел народ под пули царских халдеев, а сам сбежал из пекла. Вот только правды в этой версии ничтожно мало.

Если бы полтавскому епископу Иллариону сказали, кем станет юноша, которого он направил в Петербургскую семинарию, старец счел бы это вздором: ну как мог блестящий семинарист стать предводителем рабочего движения в России?!

Батюшка для пролетариата

Спокойную жизнь отца Георгия разделила на «до» и «после» скоропостижная смерть любимой жены. 28-летний вдовец был безутешен, а после принял непростое решение – ехать в Петербург поступать в духовную академию. И хотя в семинарии Гапон успел заработать репутацию бунтаря, мир все же не без добрых людей. За него хлопотал не кто-нибудь, а епископ Илларион, чьим приятелем был всесильный оберпрокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев.

Петербург взбудоражил провинциала, а вот академия, напротив, разочаровала. Проучившись год, Георгий отправился по монастырям, а потом решил помогать обездоленным. В Петербурге это были не только бездомные, но и рабочие. Сначала Гапон видел себя в роли проповедника, словом облегчая тяжелую участь трудового люда. И здесь его ждал успех. В церковь Милующей Божией Матери, где он выступал с проповедями, люди стали стекаться тысячами, чтобы послушать батюшку. Вскоре последовали жалобы соседних приходов, у которых число прихожан значительно сократилось. Впрочем, сам проповедник на сетование церковного начальства внимания обращал мало. Более того, решил, что одних слов недостаточно и рабочим нужно помогать делом.

В своих размышлениях Гапон пришел к проекту «Общества ревнителей разумного христианского проведения праздничных дней», которое предполагало финансовую взаимопомощь рабочих. Однако проект завернуло церковное начальство, и Гапон был вынужден подчиниться. Но без обездоленных его не оставили, назначив на должность настоятеля сиротского приюта Св.Ольги, а также приюта Синего Креста. Оба заведения содержались на деньги петербургских меценатов. Со многими из них Гапон наладил дружеские отношения, а светские дамы и вовсе были в восторге от обаятельного черноглазого священнослужителя.

Еще большей популярностью Гапон пользовался в среде бедняков и рабочих. «До царя дойду, а своего добьюсь», – повторял он на проповедях. И действительно, благодаря ему кто-то получал материальную помощь, кто-то – заступничество перед фабрикантом, да и просто моральная поддержка пришлась по сердцу.

Полицейские игры

Останавливаться на достигнутом Георгий не собирался и придумал создать сеть трудовых колоний для обучения бедняков профессиональным навыкам. Проект он планировал представить на рассмотрение императрицы, но благотворители Синего Креста решили, что настоятель не по-христиански активен, и отстранили его от должности. В довесок Гапона отчислили из академии, а затем его арестовала полиция. Но тут за правдоруба вступился митрополит петербургский Антоний, после чего Георгия отпустили из тюрьмы и восстановили в академии.

Во время краткой отсидки судьба свела Гапона с начальником особого отдела Департамента полиции Сергеем Зубатовым. Последний желал создать сеть подконтрольных полиции рабочих кружков, чтобы отслеживать настроения низов. Поначалу, пока Гапон не знал всей подоплеки зубатовской задумки, он согласился сотрудничать с кружками, ведь их целью провозглашалась поддержка рабочих. Но когда вник в суть, то понял, что деятельность кружков – всего лишь имитация работы, да еще под присмотром полиции. В итоге позиции Зубатова и Гапона разошлись.

Финал этого противостояния вышел неожиданным. Зубатов поссорился с министром МВД Плеве и был выслан из Петербурга. Оставшись один, Гапон решил стать предводителем рабочих кружков и исключить из них полицейских осведомителей. Тем более что власть, пребывая в уверенности, что духовное лицо не может научить рабочих дурному, перестала уделять проблеме должное внимание.

Георгий оказался не только талантливым проповедником, но и отличным организатором. Он сумел привлечь в свое «Собрание русских фабрично-заводских рабочих» активистов рабочего движения, открыл в городе сеть чайных, где проходили собрания. Вскоре численность его сторонников возросла до 50 тысяч человек. Но главное – на этих собраниях Гапон говорил рабочим о необходимости борьбы за свои человеческие, экономические и политические права. И когда в декабре 1904 года с Путиловского завода уволили четырех рабочих – членов его «Собрания», паства ждала, как поведет себя их пастырь.

Кровавое воскресенье

Гапон не мог обмануть ожидания людей и стал бороться за уволенных. Сначала проблему пытались урегулировать путем переговоров с директором завода, угрожая стачкой. Однако переговоры провалились. Спустя несколько дней в Нарвском отделе «Собрания» было принято решение о забастовке на Путиловском заводе. Когда на следующий день завод встал, министр финансов Коковцев собрал у себя промышленников и фабрикантов. По итогам заседания он написал доклад императору, указав, что требования рабочих незаконны и наносят вред стране.

Гапон понял: обратного пути нет. 6 января 1905 года он выступил перед рабочими с речью. Дескать, теперь надо идти всем миром к царю: государь, окруженный вельможами, просто не знает об их бедах. Впоследствии ряд историков обвинил Гапона в том, что этими словами он спровоцировал бойню. Однако на тот момент Георгий искренне верил в царскую справедливость и милосердие. Вот почему он сам написал петицию в стиле церковнославянской челобитной: «Вот, Государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к Тебе! Повели и поклянись исполнить их, и Ты сделаешь Россию счастливой и славной…» Под ней поставили подписи почти 100 тысяч рабочих, после чего постановили доставить ее крестным ходом к Зимнему дворцу.

Утром 9 января Гапон, собрав толпу в 50 тысяч человек, двинулся от Нарвских ворот в сторону Невского проспекта. Рабочие собирались также на севере и востоке города, чтобы идти к царю. Многие пришли с женами и детьми, решив, что власть не посмеет тронуть православных. Но уже у Нарвских ворот толпа была атакована эскадроном гренадеров. Сверкнули шашки, послышались выстрелы, снег окропился первой кровью…

Куда трагичнее была картина вблизи Зимнего дворца, где солдаты расстреляли десятки рабочих. Всего от рук властей погибли около 200 человек, ранены – 800. В их числе был и сам Гапон, получивший пулю в руку. Из кровавого месива его вытащил эсер Петр Рутенберг. События того дня получили в истории название «Кровавое воскресенье».

Гапон был вынужден бежать за границу, где его с распростертыми объятиями встретили профессиональные революционеры. Но этому союзу помешала политическая неграмотность Гапона и его лидерские амбиции. Восторженные возгласы эсеров и большевиков вскоре сменились разочарованными вздохами.

События 9 января стали причиной того, что через 10 месяцев царь все-таки подписал Манифест о гражданских свободах. Но революционерам этого было мало, а Гапон воспринял его как итог своей борьбы и решил продолжить ее, только уже мирными методами. В конечном счете поп-расстрига стал одинаково ненавидим как властью, так и революционерами.

28 марта 1906 года Гапон выехал из Петербурга и пропал. Спустя месяц его тело нашли на даче в Озерках висящим в петле. По иронии судьбы организатором убийства Гапона стал тот самый эсер Рутенберг, который когда-то спас ему жизнь.

Борис СТЕКЛОВ.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Пад Гродна ўсталявалі помнік у гонар паўстанцаў 1863 года

У Зарубіцкім лесе, які знаходзіцца пры дарозе з Гродна ў Індуру, усталявалі помнік у гонар паўстанцаў 1863 года. Згодна з задумкай Іосіфа Сідаркевіча, майстра лесу ў Індурскім лясніцтве, які і выканаў

Регионы озвучили ставки единого налога за деятельность, под которую не нужно открывать ИП

Напомним, что в Беларуси расширили список видов деятельности, для занятия которыми физлицам не нужно регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Изменения приняты президентским указом

Нацбанк не планирует разрешать расчеты в криптовалютах

Вопрос разрешения расчетов в криптовалютах в Беларуси не рассматривается, заявил председатель правления Нацбанка Павел Каллаур 18 октября на открытии международного форума по банковским информационным