Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

7:00 20 чэрвеня 2017
76
Памер шрыфта

Почти полтора года работает в нашей стране посол Великобритании Фиона Гибб, которая сменила на этом посту Брюса Бакнелла. Прошло достаточно времени, чтобы дипломат могла освоиться, поэтому формат интервью «без галстука», который любит наша газета, – неформальная беседа обо всем, кроме политики, – была воспринята госпожой Гибб с удовлетворением. Мы начали разговор по традиции о погоде, правда, другую традицию – английский чай – с общего согласия заменили на чашечку отличного кофе.

– Считается, что британцы любят начинать разговор друг с другом вопросом о погоде. Интересно, это правило живет до сих пор?

– Да. Погода – как удобная пауза, чтобы немного освоиться и перейти к более значимым темам.

– Британцы на удивление верны своим традициям: королева, газон, чаепитие… Или вот правый руль в автомобиле. Но в эпоху глобализации это же невыгодно – правый руль! Почему не подстроиться в данном вопросе под общие мировые правила?

– Мы не чувствуем неудобства. Для нас это не проблема.

– Скажите, британский Кабинет министров пересел на электромобили, как  сообщалось в прессе два года назад?

– Это был не закон, не обязательное решение, а рекомендация. Конечно, электромобили – будущее человечества, естественный шаг вперед. Уже есть автомобили-гибриды, они приобретают все большую популярность. Но пока первая проблема – они дорогие. Вторая – нет достаточно развитой инфраструктуры для их подзарядки. В Лондоне есть, а в остальной стране мало.

– А какую марку автомобиля предпочитаете вы?

– Моя официальная машина – британский «Лэнд ровер». Для частных поездок в Минске я купила немецкую машину «Ауди».

– Мы тоже любим «немцев» – за надежность. А вот с велосипедом  у вас какие отношения?

– Дружеские. Буквально позавчера вечером ездила по набережной Свислочи до Комсомольского озера, парка Победы и обратно. Люблю красивые пейзажи… Думаю, сделала круг километров в десять.

– И так каждый вечер?

– Ну, нет, не каждый…

– Как вы относитесь к анонимному британскому художнику Бэнкси? Видели его последнее граффити, которое появилось в городе Дувре? Рабочий сбивает одну из 12 звезд с флага Европы…

– Последнее граффити не видела, но Бэнкси мне очень нравится. У меня даже есть альбом его работ. Я купила его еще два года назад.

– Бэнкси всегда откликается на злобу дня. Сейчас его тема Брэксит, выход из Евросоюза. Хочу спросить: а можно ли вообще британцев считать европейцами?

– Мы европейцы и британцы одновременно. Географически Британия  – часть континента Европа. Но в результате референдума мы выходим из политической структуры – Европейского Союза.

– И второго референдума не будет?

– Нет. Точка.

– У вас есть своя страничка в «Фэйсбуке»? Или вы предпочитаете другую социальную сеть?

– У посольства есть официальная страничка в «Фэйсбуке». Я тоже зарегистрирована на ФБ, но я нечасто там бываю, нет времени на это.

– На открытии 14-й Минской международной книжной выставки, на которой Британия была почетным гостем, вы так красиво исполнили шотландский народный танец, что это всем запомнилось. Вы, наверное, в юности специально где-то учились танцевать?

– Движения шотландских танцев для нас так естественны…

– На вашей родине в Шотландии по-прежнему танцуют на праздниках?

– Не всегда, зависит от семьи. Но традиционный танец умеют исполнять все. Танцуют часто на свадьбах, на больших приемах, когда отмечают Новый год, – в Великобритании и везде в мире, где есть шотландское общество. А также на январских вечеринках в день рождения шотландского народного поэта Роберта Бёрнса.

– Какой университет вы закончили, какое образование получили?

– Я закончила университет Сент-Эндрюс в Шотландии, изучала французский и немецкий языки. После окончания поехала работать в школу в провинцию Квебек (Канада). А потом – в Турцию, в Стамбул.

– Это было лично ваше решение – поехать в Турцию? Чтобы мир посмотреть?

– Да, именно так. После Канады я вернулась в Лондон, собираясь и дальше работать в государственных школах, но неожиданно увидела в газете рекламу о приглашении на работу в Турцию, в частную структуру. Признаться, в то время мне очень хотелось посетить Восток, и я подала заявку на интервью.

– Как птица – с севера на юг. Быстро акклиматизировались?

– Климат? Ничего страшного. Сложнее было с турецким языком… Впрочем, я работала со взрослыми, с турецкими бизнесменам, которые уже знали английский язык, но хотели улучшить свой уровень знаний.

– А проблем религиозного характера не возникало?

– В то время, двадцать лет назад, Турция была очень светским государством, и я не заметила таких проблем. Конечно, это мусульманская страна, но мои турецкие друзья очень редко посещали мечети. Разве что по большим праздникам два раза в год.

– Ваша дипломатическая карьера началась после педагогической, и, я читала, это произошло почти случайно, благодаря объявлению.

– Это правда. В университете Глазго проходила ярмарка рабочих вакансий, там я и увидела стенд нашего МИД. Но меня вообще-то интересовал стенд Би-Би-Си, я хотела попробовать себя в журналистике. К нему была довольно длинная очередь. Я ждала минут двадцать, но потом поменяла решение и пошла к стенду МИД – там очередь двигалась быстрее.

– Судьба!

– Удачная судьба. Моя карьера в МИД до сих пор складывалась очень интересно.

– Ваши родители поддержали ваш выбор?

– Мой отец умер более тридцати лет назад, а мама – да, она очень сильно поддерживает меня и мою работу. Кстати, она приезжала в Минск уже два раза. В мае прошлого года и в декабре. И сейчас собирается. Она полюбила Беларусь!

– Что кроме Минска вы ей смогли у нас показать?

– В прошлом мае мы съездили с ней Брестскую крепость, на Рождество были в Гродно и в Беловежской пуще. В замок Мир тоже ездили. А в Несвиж – нет. То есть я была, конечно. Но без мамы.

– Мама, наверное, гордится вами?

– Да-да, как водится…

– Какие советы она обычно дает вам на прощание?

– Она никогда не дает мне советов. Ни мне, ни брату – он уже 14 лет живет на острове Тенерифе в Испании, занимается бизнесом.

– Вы недавно вернулись из отпуска. Сколько дней длится отпуск у послов Ее Величества?

– Тридцать дней в году. В апреле я использовала часть отпуска, провела неделю в Шотландии с друзьями. Мы снимали дом на берегу моря на востоке Шотландии. Начало апреля обычно прохладное, но в этом году было необычно солнечно. Мы гуляли у моря, играли в теннис, читали, обсуждали прочитанное – в общем, ничего особенного. Отдых!

– Возможно, были в Лондоне и побывали на выставке нарядов принцессы Дианы, которая как раз открылась этой весной?

– Выставку я, к сожалению, не посетила. В этом году будет 20 лет со дня смерти Дианы. Она была очень популярна. И теперь даже наряды ее несут больший смысл, чем просто одежда. Мне кажется, у нас еще не скоро появится такая персона, как Диана.

– Вы работали в Киеве, теперь в Минске. Это лично ваш выбор или вас направило в Восточную Европу ваше начальство?

– Восточная Европа – мой личный выбор. У наших дипломатов страна пребывания – всегда личный выбор. Это 40 лет назад МИД ставил тебя перед фактом: однажды ты получал конверт, открывал и узнавал, что через две недели должен приступить к работе, например, в Иране. Но уже давным-давно у нас такой практики нет. Страна, где будет работать дипломат, – всегда его выбор. Я знаю, когда закончится мой срок в Беларуси – через два года. Сейчас еще слишком рано выбирать новую позицию, но ближе к концу нынешнего года я, наверное, могу постепенно начинать рассматривать новые позиции, которые откроются в МИДе после окончания моего срока в Беларуси.

– Чем запомнилась вам работа в Киеве?

– Это было почти двадцать лет назад, времена президента Кучмы. Очень интересное время… Я работала там как координатор программы Фонда технической поддержки. Украинское правительство в то время вынуждено было закрывать шахты. У нас в Великобритании уже был такой исторический опыт, так что мы на его основе предлагали различные программы социальной защиты общества и тренинги для госслужащих. В Беларуси тоже существует множество технических программ от ЕС, Всемирного банка, а также от США. Туда направляются сотни миллионов долларов и евро поддержки. Да, получить гранты нелегко, надо обосновать свою просьбу, но пытаться все-таки стоит.

– Наверное, США теперь закроет эти ручейки? Президент Трамп сказал, что не намерен тратить деньги на чужие страны.

– Я читала об этом. Но, думаю, что в реальности многое останется по-прежнему.

– Я хотела бы задать вам вопрос о «взрывном снимке». Главный приз World Press Photo за 2016 год получила работа турецкого фотографа Бурхана Озбиличи, на котором запечатлен убийца российского посла в Турции Андрея Карлова в момент совершения теракта. Как вы считаете, это этично – выделять наградой фото об убийстве человека, тем более посла?

– Я не видела это фото и вообще комментировать решение World Press Photo не собираюсь. Но событие, конечно, ужасное. К сожалению, иногда такие трагедии случаются.

– Волна терактов прокатилась и по Великобритании. Но последние комментарии об этом из вашей страны мне показались более чем сдержанными. Это что, признак усталости, раздражения?  Как от плохой погоды, если пользоваться метафорой президента Франции Макрона.

– Я не согласна! Вы хотите обвинить наши спецслужбы? Они работают очень хорошо. Но вы представляете, как сложно контролировать эту часть общества? Особенно когда приходится иметь дело с одиночками. Те же обвинения в таком случае можно бросить и спецслужбам Парижа, Брюсселя, США… У меня только слова благодарности спецслужбам за их сложную работу. 

– Госпожа посол, у вас есть время смотреть телевизор? Говорят, сейчас вся Британия утонула в сериальном детективе «Бродчерч»…

– Это правда, и я его тоже смотрела. Но третий сезон закончился, и продолжения не будет.

– Где вы побывали в Минске, где вообще у нас любите бывать?

– В Национальном художественном музее – он мне очень нравится. Буквально в позапрошлое воскресенье ходила в Ботанический сад. Я часто бываю в саду.  Это очень красивое место, тем более был как раз пик сезона сирени.

– А на Браславские озера ездили? Возможно, наш озерный край немного напомнит вам родную Шотландию…

– Я еще не планировала свои летние экскурсии. Но в прошлом году почти каждые выходные я уезжала из Минска: в Березинский биосферный заповедник, в Несвиж…

– А где вы обычно останавливались на ночь, когда уезжали из столицы? Для дипломатов у нас в районных центрах пятизвездочных гостиниц нет.

– Я предпочитаю белорусские агроусадьбы.

Аўтар: Елена МОЛОЧКО 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Требуется… директор!

В Минской области катастрофически не хватает управленцев. К такому выводу проходишь, открыв раздел «Вакансии» Миноблисполкома.

Маршы ў тупік?

“Гарачая восень” скончылася, так і не пачаўшыся. У мінулую суботу пасля малалюднага ды хуткацечнага “Маршу абураных беларусаў 2.0” завадатар вулічных пратэстаў Мікола Статкевіч абвясціў, што наступным

Нож Янкі Купалы

Упершыню ў Купалаўскі музей я трапіў першакурснікам філфака БДУ, дзе беларускую літаратуру нам чытаў прафесар Алег Антонавіч Лойка.