Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

7:00 2 чэрвеня 2017
9
Памер шрыфта

Мы пересеклись неожиданно. На ступеньках Национального художественного музея я ожидала знаменитого армянского живописца Фараона Мирзояна, который только что открыл у нас свою большую персональную выставку, а Коля Лукашенко с мамой Ириной Абельской как раз выходили из здания. Женщина улыбалась, буквально искрилась от хорошего настроения. Мальчик – на полторы головы, кажется, уже выше своей мамы – казалось, также был под впечатлением. Что сказать, семья выбрала отличный момент для посещения выставок. Как и остальные несколько тысяч минчан, которые в прошедшую субботу стояли у кассы буквально хвостом с тремя кольцами, чтобы попасть на «Ночь музеев».

К этой международной акции художественный музей хорошо подготовился. Во-первых, офорты великого Рембрандта из итальянской частной коллекции. Во-вторых, гость из Армении – академик, народный художник Фараон Мирзоян. На мой взгляд, его выставка – самое большое событие в художественной жизни Минска на сегодня. Давно в стенах музея не звучала такая мощная, полифоничная, талантливая симфония живописи.  

В советское время Фараон Мирзоян получил прекрасное образование в Академии искусств Санкт-Петербурга (тогда Ленинграда), потом долгое время работал директором Национальной художественной галереи Армении. Я спросила, не претерпела ли изменения общая экспозиция ереванского музея после обретения его страной независимости? Возможно, многие картины из бывшей экспозиции отправлены теперь в запасники – новое время, новые задачи. Мастер правильно понял мой вопрос. Он сказал:

– Жизнь коротка, а искусство вечно. Музей – это хранилище, а не партийный съезд. У нас собрана очень интересная коллекция русского искусства, в частности авангарда, и даже в 1950-е годы и позже, в хрущевские времена, мы не прятали ее в подвалы, в то время как в Москве и Ленинграде авангард по приказу свыше убирали подальше с глаз долой. А нам было вроде как позволено… Один из специалистов музея был лично близко знаком с Шагалом еще в 1920-е годы. Благодаря ему у нас в коллекции есть несколько работ Марка Шагала, а также Кандинского, Фалька, Сапунова… Было время, когда ни в одном музее Советского Союза они не были выставлены, а в Ереване – свободно, пожалуйста.

– Вы получили великолепное образование в академии Ленинграда. Трудно было поступить туда мальчику из далекого Еревана, в общем-то, с окраины империи?

– Я, пожалуй, единственный, кто поступил в такую знаменитую академию прямо со школьной скамьи, после 10-го класса, без подготовки в специальной художественной школе. Мечта! В 15 лет я открыл свою первую выставку в Доме культуры в Ереване. Ереванская профессура тогда, помню, посмотрела на меня, молодое дарование, и посоветовала: «Мы тебя, конечно, примем в институт через два года, но лучше езжай в Ленинград!» Когда я сейчас вспоминаю это, думаю: все-таки чудо. Мальчик из Армении, без связей и блата попал в лучшее учебное заведение страны, получил бесплатно академическое образование. Жил в центре Ленинграда в общежитии, дышал великим городом, его искусством.

– С красным дипломом я вернулся в Армению: настоящее искусство создается на родине, – замечает мастер. – Если ты талант, то тебя обязательно заметят, даже если любить не будут. Сейчас я говорю  своим студентам: «Надо учиться в Санкт-Петербурге!» У тебя другой уровень, когда учишься в таком знаменитом учебном заведении и видишь рядом мировую культуру – музеи, театры. Рисовать учатся ведь не только в мастерской, всё вокруг формирует художника. Но сейчас везде платно. У кого есть возможность, едут на 3 месяца, на 6 месяцев, но этого мало. Сейчас, когда Армения присоединилась к Евразийскому союзу, у студентов, наверное, появятся новые возможности. А пока некоторые едут в Европу. Но там сейчас не учат рисовать, а учат конструировать. Меня часто спрашивают, что мне дала академия. Я отвечаю: свободу! Понимаете?

– Как сейчас живет художественная интеллигенция Армении?

– Думаю, так же, как и Беларуси. В обществе изменилось отношение к искусству. Я лично против того, что творческие союзы стали общественными организациями. Союзы художников, композиторов, писателей должны быть в руках государства, чтобы оно материально поддерживало членов союзов. А сейчас каждый, кто хочет, считает себя художником, и общий уровень так сильно опустился!.. А я считаю, что звание художника – это большой авторитет.

Виктория ДРОЗД.

Фото Антона КИРЕЕВА.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Актывісты моладзі БНФ атрымалі штрафы ў 20 і 25 базавых (+пастанова суда)

Заяўнікі акцыі 25 жніўня былі абвінавачаны ў тым, што не падалі пісьмовую адмову ад правядзення масавага мерапрыемства, пасля таго як Мінгарвыканкам забараніў шэсце, прымеркаванае да дня абвяшчэння су

МВД России назвало срок возможной установки постов на границе с Беларусью

Как сообщает РБК, посты на границе Беларуси и России могут появиться на автострадах и железной дороге уже весной 2018 года.

“Дзе грошы на капітальны рамонт нашых дамоў?”

Адказ на гэтае пытанне спрабуе адшукаць намеснік старшыні Аб’яднанай грамадзянскай партыі падпалкоўнік міліцыі ў адстаўцы Мікалай Казлоў.