Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Известный белорусский архитектор Геннадий Дулевич – заядлый путешественник. Как он сам признается, на Земле почти не осталось уголка, где бы ему не довелось побывать.
6:00 6 лiпеня 2015
256
Памер шрыфта

Дулевич исколесил всю Европу, бывал в Австралии, Азии, Африке… 

Однако едва ли не самые яркие впечатления в душе архитектора остались
после недавней поездки в ЮАР – на мыс Игольный. 

«Это самый край Земли, и там я провел несколько незабываемых дней», –
говорит Геннадий Антонович.

О том, зачем он отправился в ЮАР, как чуть не погиб там и почему
даже на краю света белорусы пытаются заработать друг на друге,
знаменитый архитектор рассказал «Народной Воле».

«Я лежал на берегу океана и истекал кровью»

– Начну с того, что я далеко не сторонник пляжного отдыха. Терпеть не могу лежаки на пляже, – начинает рассказ Геннадий Дулевич. – Путешествие для меня как театральное действо, в котором ты сам и режиссер, и главный герой. Я – за постоянное движение и новые впечатления. Именно впечатления и ощущения от увиденного в любом путешествии для меня на первом месте. 

Что касается Южно-Африканской Республики, то я давно мечтал туда попасть. Если выражаться образно, то ЮАР – совершенно другая планета, совершенно иная цивилизация. 

Про мыс Игольный мне рассказали друзья-поляки, которые профессионально занимаются дайвингом. Этот самый мыс – место уникальное. Находится он в самой южной точке Африки, там сходятся воды двух океанов – Индийского и Атлантического. Место опасное для мореплавателей. Из-за постоянного сильного течения именно в этом месте часто происходят кораблекрушения. Местность получила название «Игла» от португальских мореплавателей из-за наблюдавшейся поблизости в море магнитной аномалии. Стрелка компаса в этом месте постоянно вращалась, а не показывала какое-то конкретное направление…

Короче, место страшное и интересное одновременно. Я решил, что должен туда попасть.

Маршрут прокладывали сами?

– В принципе, ничего сложного: из Минска на автомобиле доехал до Варшавы, оттуда самолетом – в международный немецкий аэропорт Франкфурт-на-Майне. Из Германии отправился в ЮАР – до Кейптауна. Оттуда на автобусе, дышащем на ладан и вообще непонятно как работающем, я доехал до города Ионхорн – это примерно в 120 километрах от мыса Игольный. А там цивилизованное транспортное сообщение заканчивается – попасть на мыс можно только на машине. Я арендовал «Джип». Машина, надо признаться, попалась еще та… Сложно сказать, в каком году она была выпущена, но на вид автомобилю было даже не два десятка лет. Заводился «Джип» проблемно, и две первые передачи просто не включались – пришлось стартовать сразу с третьей.

Так я с горем пополам добрался до мыса Игольный. Отмечу, что путешествие было довольно продолжительным.

– Какими были ваши первые впечатления?

– Я увидел то, зачем ехал: стихия поразила своей мощью. На мысе Игольный никогда не бывает штиля. Океан постоянно штормит. Бушующая черная вода сливается с таким же черным небом. Здесь очень большие волны и быстрое течение, которое норовит тебя унести с собой…

– Рискнули зайти в воду?

– А зачем, по-твоему, было ехать на край света? Признаюсь, я ехал на мыс Игольный только с одной целью: войти в воду двух океанов и попытаться проплыть хоть десяток метров, а потом сказать себе: «Я это сделал!»

В Ионхорне нашел лавку, где дают напрокат акваланги и рыболовные снасти. Туда и отправился сразу после приезда.

Без снаряжения заходить в океан – не вариант. Течение собьет, намотает на рифы или камни – и  поминай как звали…

Аквакостюм мне достался явно бывший в употреблении, ну уж какой был. Облачился в него, надел старые кроссовки, нашел тут же какие-то старые перчатки без пальцев и настроился – весь такой одетый и, как я думал, защищенный – войти в воду…

– Как приняла стихия?

 – Мягко скажу, не очень дружелюбно.

Для того чтобы попасть в воду двух океанов, нужно сначала пройти около десятка метров вдоль рифов и камней, сопротивляясь течению. Я стою, настраиваюсь, а тут же на берегу стоят двое местных, которых я про себя прозвал «ирландцами», – дядечки в годах с бородками. Стоят, курят трубки и, видимо, спорят: рискну я зайти в воду или нет?

Перед тем как заходить в океан, я чисто для смелости выпил немного виски – и пошел… Через 2–3 метра поскользнулся и упал… Рука оказалась зажата в камнях. Не без труда освободился, правда, перчатка так и осталась там. Другой бы на моем месте плюнул и не пошел дальше, но это не про меня. Я встал и продолжил движение навстречу океану.

В итоге я дошел до «большой воды». Лег на воду и в тот же миг оказался без кроссовок и второй перчатки – вещи моментально унесло течением. Проплыв 10–15 метров, решил, что пора бы вернуться на берег, ведь то, зачем ехал, выполнил. Возвращение оказалось болезненным: без обуви и без перчаток меня пару раз нагнали мощные волны, я ударился о камни. Это потом выяснилось, что у меня сломано ребро, а тогда мысль была одна: быстрее выбраться на сушу. Погибнуть там ну очень не хотелось…

Я буквально выполз на берег. Совершенно обессиленный, выйдя из воды, просто рухнул на землю… Тут подходят эти самые «ирландцы» и спрашивают: «Ю о’кей?» Ага, говорю, о’кей, а за мной на песке кровавая дорожка стелется. Лежу на берегу океана и думаю: «Может, виски выпить за то, что осуществил свою очередную мечту?» Не решился. А «ирландцы» склонились надо мной и не унимаются. Спрашивают: «Русский?». Я кивнул. Они стоят с таким выражением лица: мол, все с тобой понятно, ненормальный… Полежав еще немного, я нашел в себе силы подняться, вручил им бутылку початого виски и побрел в гостиницу зализывать раны.

«Наш парень
своего не упустит»

– Сам по  себе мыс Игольный – место почти безлюдное, – продолжает рассказ Геннадий Антонович. –  Местного населения мало. Пока я там был, насчитал с десяток домиков. Сам я жил в местной двухэтажной гостинице. «Апартаменты» примитивные,  цена – 10 долларов сутки. В номере кровать, душевая комната с деревянным поддоном и туалет. Из достопримечательностей – три ресторана, где в принципе не подают мясных блюд, потому что в меню только рыба и производные из нее, и маяк, который местные жители называют копией Александрийского тезки, хотя он и близко не похож на оригинал. Природа достаточно скупая – в основном это какие-то кустарники, растущие на прибрежных скалах, ничего необычного.

От местных я узнал, чем можно еще развлечься на мысе Игольный. Мне подсказали: нужно вооружиться биноклем и отправиться наблюдать за тем, как стайки сардин плывут к берегу. Казалось бы, что необычного? Но то, что увидел, достойно отдельного описания.

– Я готов представить…

Вот и представляй: бушующий, черный, как сажа, океан. А на этом фоне блики, похожие на иллюминацию, когда на воде отражается свет. Десятки-сотни серых пятнышек – это и есть сардина, спасающаяся от хищных рыб. Для того чтобы спасти свои жизни, стайки этих рыбешек уходят от погони и мчатся к берегу. Но смерть их в любом случае неизбежна… В воде их настигает более крупная рыба, а на берегу уже ждут местные рыбаки с заранее подготовленными сетями. И вот эти сардинки в отчаянии выпрыгивают из воды над толщей океана, но и тут нет спасения… Их буквально на лету хватают чайки и альбатросы, парящие над водой… Картина захватывающая, зрелище завораживающее. Часов пять я просидел с биноклем, наблюдая за этим. В такие минуты не грех самому задуматься на философские темы: подумать о смысле жизни, бренности бытия, задуматься о вечном…

Так бы я и покинул ЮАР полон дум о вечности, если бы меня не вернула на землю банальная человеческая жадность…

–???

– Когда я брал аквакостюм, выяснилось, что хозяин лавки рыболовных снастей родом из Бобруйска. Первый вопрос, который я от него услышал, был следующий: «Как там Бобруйск?» Ну, рассказал человеку про то, что «Белшина» гремит на всю страну, ее продукция известна далеко за пределами Беларуси… Он меня выслушал, рассказал о себе: перебрался в ЮАР давно, успел обзавестись семьей. Я не знаю, как на самом деле зовут его жену, больше похожую на местную жительницу, но он ее называл не иначе как Сара. У Сары и хозяина рыбацкой лавки растет сын Давид. Ну уж, думаю, хоть где-то повезло, земляка встретил, может, и на аквакостюм скидку сделает, тем более что костюм этот был явно не новый… Но не о том я размечтался… «Земляк» взял с меня по полной программе. Все до последнего цента. Я особо не возмущался, а только про себя подумал: «Наш парень своего не упустит нигде, даже на краю земли…»

Но это все мелочи, главное, что из поездки на край света я привез уйму впечатлений, которыми живу до сих пор…

Виталий ГАРБУЗОВ.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Сайт «Белорусский партизан» возобновил работу в домене .by

Сайт "Белорусский партизан", заблокированный Министреством информации 15 декабря, заработал в доменной зоне .by. Об этом сообщает само издание, которое теперь доступно по адресу belaruspartisan.by.
17 снежня 2017

Столетию Первого Всебелорусского съезда посвящается…

Обычно в конце форумов их участники делают общую фотографию для истории. Однако на Всебелорусском съезде итогового снимка не получилось из-за особых обстоятельств — разгона большевиками народного собр
16 снежня 2017

«В очереди стояли за всем. Жили прекрасно». Почему советское бессмертно

Это у нас семейное — ученые исследовали путь памяти о советском через общение трех поколений – дети (16–25 лет), родители (42–55) и прародители (65–76).