Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

16:48 22 снежня 2016
2174
Памер шрыфта

Водитель-международник – одна из наиболее востребованных профессий на зарубежном рынке.

Игорь ЗАХАРОВ работает в литовской фирме грузовых перевозок уже несколько лет. И пока не планирует возвращаться в Беларусь.

Корреспондент «Народной Воли» отправился во Францию с белорусским дальнобойщиком и посмотрел, в каких условиях живут и работают наши соотечественники.

Приглашать белорусов на работу в страны Балтии начали не вчера. После вступления Латвии, Литвы и Эстонии в Евросоюз многие специалисты уехали на Запад. Большинство водителей, которые сегодня работают на автомобилях с балтийскими номерами, – белорусы и украинцы.

Одним из преимуществ трудоустройства за рубежом водители называют каденцию – то есть возможность самому определять сроки работы.

Очередная командировка для Игоря Захарова из Витебской области продлится до весны.

Плюсы и минусы

Приезжаю в Вильнюс рано утром и спешу в указанное Игорем Захаровым место. В профессии белорус уже более 30 лет и поменять ее никогда не хотел. Пока дальнобойщик готовит машину и оформляет документы, знакомлюсь с его коллегами из Украины, которые также приехали на каденцию.

Василию Мигунько из Ивано-Франковска 47 лет. Последние три года работает в Литве из-за известных событий на родине. Дома у дальнобойщика двое детей и безработная жена.

– Как только эта карусель в Украине началась, я уехал, – говорит Василий. – О политике можешь даже не спрашивать, говорить на эту тему не хочу. Здесь меня все устраивает: три месяца работаю, один – дома, по деньгам вопросов нет.

Женился я поздно, поэтому дети еще школьники. Самый главный минус в работе дальнобойщика – редкое общение с семьей. Когда дети растут без отца, это не совсем нормально.

По словам Василия Мигунько, люди уезжают из дома в Литву не от хорошей жизни. Но, чтобы не перебиваться с копейки на копейку, приходится ехать. Дальнобойщик уверен, что в странах Балтии работают те украинцы и белорусы, которые знают себе цену.

– Мало кто скажет про себя плохо, – рассуждает водитель. – Но, на мой взгляд, здесь собираются профессионалы, которые еще не разочаровались в работе, а также не могут позволить, чтобы семьи бедствовали. И властям, думаю, выгодно: люди ничего не требуют, а валюту в страну привозят.

В Вильнюсе мы загружаемся строительными материалами, которые нужно доставить во Францию. Перед выездом водитель получает план-задание, маршрут и сроки доставки груза. О возникших в дороге проблемах дальнобойщик обязан сообщать менеджеру, с которым находится на связи практически круглосуточно.

– Уезжать на заработки, когда тебе больше 50 лет, конечно, тяжеловато, – рассказывает Игорь Захаров о причинах переезда в Литву. – Но условия, созданные дома, другого выхода не оставили. В Беларуси я за три года сменил несколько фирм. Один не хочет платить, другой заставляет ехать и днем и ночью, третий вообще за человека тебя не считает… Запомнился случай: я спросил у хозяина фирмы, сколько буду зарабатывать, а он был очень недоволен, что я этим интересуюсь.

Дома у белорусского дальнобойщика дочь-студентка и жена, у которой в следующем году истекает срок трудового контракта. О том, чтобы вернуться в Беларусь, мужчина даже не думает, смеется: нужно закончить еще три курса университета. Поэтому дорожит местом в литовской фирме.

– Я не идеализирую эту работу, – объясняет Игорь Сергеевич. – Но у меня новая машина, сроки каденции я выбираю сам, интеллигентное отношение со стороны литовского работодателя, да и уровень зарплаты совершенно другой, чем дома. Конечно, здесь есть штрафные санкции за нарушения, опоздания, но и возможность заработать здесь также есть.

Существенным плюсом Игорь называет обязательное соблюдение дальнобойщиками режима труда и отдыха. По этим правилам человек не должен в день находиться за рулем более 9 часов, которые делятся на смены по 4,5 часа. В неделю водитель не может быть за рулем более 56 часов.

– Эти требования в Европе введены уже давно, – говорит дальнобойщик из Беларуси. – Причинами послужили ДТП, когда люди буквально засыпали за рулем. Как это работает? В машине установлен тахограф, который фиксирует скорость, режим труда и отдыха водителя. Транспортники могут проверить тебя в любое время, и «договориться» с немцем или французом не получится. Несоблюдение режима является грубейшим нарушением для европейцев, поэтому штрафы – от тысячи до трех тысяч евро. А коллеги рассказывали, что и до пяти доходило.

Но, несмотря на большие штрафы, в России, Беларуси еще находятся фирмы, которые работают «по-черному». Испытать такую работу на себе когда-то пришлось и Игорю Захарову.

– Получается так: человек проехал девять часов и, по правилам, должен отдыхать, – объясняет водитель. – Но в реальности он не останавливается на ночлег, а едет дальше, используя разные схемы, чтобы скрыть нарушения. А заканчивается такая работа венками на обочинах. Я считаю, что уважающая себя компания сможет грамотно организовать работу, а не будет заставлять людей сутками сидеть за рулем.

За разговорами я не замечаю, как подъезжаем к Польше. На выездзе из Литвы по указанию менеджера заливаем полные баки топлива по 1,17 евро за литр. В Белостоке мы останавливаемся на ночь и идем в придорожное кафе. Польша, кстати, одно из немногих государств Евросоюза, в которой пользуются исключительно национальной валютой. Вкусный польский ужин обходится мне в 20 злотых (4,5 евро).

 

Завтрак не по карману

Утром узнаем, что 11 ноября поляки отмечают национальный праздник: в 1918 году Польша получила независимость от Российской империи, Австрии и Пруссии. По законодательству, для большегрузных автомобилей в праздничные дни движение ограничено.

По словам Игоря Захарова, если «зависнуть» на выходные в Польше, это грозит серьезными неприятностями для водителя, так как срок доставки груза будет смещен.

– Менеджеры предупреждают о таких нюансах, поэтому успеем дойти до Чехии, – говорит Игорь Захаров. – Кураторам тоже трудно за всем уследить: за одним менеджером закреплены десятки водителей. Поэтому за оплату дорог, документы на груз – за все отвечаешь сам. Одна незаполненная графа, например, во Франции может очень дорого стоить.

Интересуюсь у Игоря, насколько важно владеть иностранным языком в его профессии.

– Это существенно упростило бы работу. Бывают моменты, когда нужна информация, а рядом только итальянцы или французы. Я пользуюсь словарем, какие-то фразы уже знаю, но этого мало. После каденции буду изучать английский, договорился уже с репетитором. Коллеги говорят, что 500–600 слов для работы вполне достаточно.

Очередной привал мы делаем в чешском Микулово, который находится на границе с Австрией. На стоянке для дальнобойщиков работает кафе, душ, зал с бесплатным интернетом. Правда, столики в кафе практически пустые, так как цены водителям из стран Балтии не по карману.

– Здесь нет ничего удивительного, – поясняет житель Витебской области Игорь Захаров. – Люди по несколько месяцев не вылезают из кабины, чтобы привезти деньги домой. У каждого водителя есть дорожный газовый баллон, на котором все и готовят. Цены на стоянках в Австрии, Италии, Франции даже не всех местных водителей устраивают, не говоря о белорусах, украинцах, литовцах, которые вряд ли купят на завтрак яичницу и кофе за 5–7 евро.

Отправляемся в супермаркет немецкой сети «Лидл», который известен невысокими ценами и постоянными скидками. По словам белорусского дальнобойщика, закупать продукты дешевле в Польше или на крайний случай в Чехии.

Хожу с тележкой по магазину и едва успеваю складывать товар, который выбирает Игорь. Он говорит, что экономить на питании не стоит, тем более что цены на некоторые продукты ниже, чем дома. В отличие от Польши здесь можно рассчитываться и чешскими кронами, и евро.

Подхожу к охраннику и пытаюсь узнать соотношение евро к национальной валюте. Как оказалось, Владимир Колесников живет и работает в Микулово. 15 лет назад мужчина эмигрировал из России.

– Я жил в Челябинске, уехал сначала один, а потом семью перевез, – разговорился Владимир, когда я обратился к нему за советом, что лучше взять из продуктов. – Выучил язык, работаю на предприятии, а в магазине подрабатываю.

– По каким причинам уехали из России?

– Наверное, по тем же, что и вы из Беларуси (смеется). За Уралом что тогда нищета была, что сейчас. Да и здесь, конечно, хватает проблем, если вступите в Евросоюз, то узнаете.

Мы с Игорем набираем продуктов на 80 евро. Владимир Колесников предлагает товар, на который сегодня скидки: растительное масло – 1,5 евро, молоко – 1 евро, две буханки хлеба – 0,88 центов, говядина (1,5 кг) – 3,10, курица (1 кг) – 2,6 евро.

По дороге из магазина мой собеседник говорит, что бывал за Уралом и уровень жизни там действительно невысокий.

– Еще на белорусских номерах я ходил на Челябинск – вспоминает Игорь Сергеевич. – Кстати, в рейс отправили на машине без единой запаски, ну и, конечно, лопнуло колесо. Это я про отношение белорусских перевозчиков. Здесь и в голову никому не пришло бы выпустить неукомплектованную машину из гаража.

Люди за Уралом зарабатывают тем, что готовят на продажу еду, ловят рыбу и продают прямо на дороге, – другой работы нет.

Фото автора.

(Продолжение в следующем номере.)

Аўтар: Роман ВАСЮКОВИЧ 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Подросток, пропавший в Молодечно, погиб

ПСО "Ангел Северо-Запад" и УВД по Минской области сообщают о гибели 15-летнего подростка, ушедшего из дома 16 ноября в неизвестном направлении.
18 лістапада 2017

«Слабые вузы можно присоединить к более сильным. Но чтобы из этого не получилось укрупнение колхозов»

Эксперты прокомментировали слухи о возможном сокращении количества вузов в Беларуси в два раза и высказались о том, нужно ли нам столько студентов.
18 лістапада 2017

Как прошел визит главы МИД ФРГ в Минск

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль принял участие в XV Минском форуме, встретился с президентом Лукашенко и своим коллегой Макеем. Обе стороны демонстрировали полное взаимопонимание.