Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Экономика Греции находилась в преддефолтном состоянии. Дефолт – это отказ государства как экономического субъекта отвечать по своим, в данном случае финансовым, обязательствам. По некоторым данным, Греция в совокупности должна кредиторам порядка 500 млрд евро, то есть 170% греческого ВВП.
6:00 17 лiпеня 2015
21
Памер шрыфта

30 июня правительство страны должно было перечислить МВФ в погашение долгов порядка 1,6 млрд евро. Это был последний срок. Но платежей от Министерства финансов Греции кредиторам не поступило. Теперь следует ожидать, что это обстоятельство может быть официально признано суверенным дефолтом.

Неплатеж Греции по кредиту МВФ и фактический дефолт автоматически влечет за собой дефолт по обязательствам страны перед Европейским фондом финансовой стабильности в размере 131 млрд евро и другими кредиторами. Грецию, скорей всего, исключат из зоны евро, а далее возможен выход из Евросоюза.

30 июня истекла программа финансовой помощи ЕС и МВФ, и Греция не получит больше кредитов. Ее экономика в таком случае может реально возвратиться к национальной денежной единице – драхме. Это всё не только может поколебать курс евро, но и чревато потрясением для всей Западной Европы. В таком исходе не были заинтересованы и кредиторы. В частности, основной из них – Германия. Накануне правительство Греции пыталось договориться с министрами финансов ЕС о новом варианте продления финансовой помощи, но министры заявили, что предложения пришли «слишком поздно».

Тем временем в Греции началась паника среди населения. Только за последний месяц вкладчики сняли 3,5 миллиарда евро с банковских счетов. Идет массовая «обналичка» банковских карточек. В результате греческие банки прервали свою работу минимум на неделю. Банкоматы выдают гражданам не более 60 евро в день. Запрещены переводы денег за границу.

Многие аналитики проводят аналогии между Грецией и Беларусью как странами, которые из-за популистской политики своих властей волей или неволей живут не по средствам. И на примере Греции эксперты хотят обратить внимание белорусов на то, к чему это может привести. Действительно, у наших государств есть много общего, но имеются и существенные различия.

Главный донор Греции – Германия, а Беларуси, естественно, Россия. Численность населения у стран сопоставима. Государства принадлежат к совершенно разным геополитическим союзам – ЕС и ЕАЭС. Но правительства Греции и Беларуси схожи в том, что проводят так называемую популистскую политику. Постоянно влазят во внешние долги, но полученные кредиты в основном «проедают». Не направляют их на проведение структурных реформ неэффективной экономики, на ее модернизацию, а расходуют на обеспечение незаслуженно высоких и не адекватных бюджету зарплат высшему чиновничеству, силовикам, на искусственное поддержание своих валютных резервов. А в белорусском варианте – на поддержание валютного курса своего рубля. Перед выборами обеспечивают незаработанные доходы электорату. В общем, дать всем сестрам по серьгам, чтобы снять возможные социальные напряжения, чтоб была показная стабильность.

Есть, конечно, отличия в перманентных кризисах обоих государств. Среднемесячная зарплата грека – порядка 1000 евро, белоруса – 460 долларов в эквиваленте. Еще меньше, соответственно, в евро. В разы отличаются и внешние долги. В разы и греческий ВВП больше белорусского, который оценивается в 70 млрд долларов. Греции много дает туризм. А для Беларуси всегда вопросом первостепенной важности были экспорт, валютная выручка. Платежный баланс страны традиционно имеет отрицательное сальдо. Грекам кредиторы из ЕС отваливали ежегодно кредитные транши, которые исчислялись десятками миллиардов евро. Белорусам хватало на бедность 2–3 миллиардов долларов в год.

Греческая экономика всегда являлась капиталистической, белорусская… одним словом ее не определишь. По доле частного сектора в ВВП (это 60–70%) – она больше социалистическая. Такой же удельный вес частного сектора, например, в Туркменистане, Узбекистане. Причем частный сектор весьма политизирован. Успехи частного и государственного бизнеса зависят от отношений с властями. Более того, влияние властей на бизнес в Беларуси всеобъемлющее. Белорусский бизнес постоянно находится под тотальным политическим контролем. О свободной конкуренции не приходится и говорить. Экономика Беларуси имеет персоналистский, авторитарный характер: все ключевые решения принимает один человек. В этом с ней все большее сходство приобретает и российская экономическая модель. Хотя российская экономика приватизирована значительно в большей степени, основной частный капитал находится под политическим контролем президента. В таком случае он не может свободно развиваться, опираясь на свободную, здоровую конкуренцию, на инновации. Это делает неэффективной российскую экономическую модель.

Греческая экономика пока от подобного авторитаризма свободна. Но не может избавиться от популизма. Левое правительство страны, пытаясь оттянуть время погашения кредитов, провело практически бессмысленный референдум, лейтмотивом которого был вопрос населению, согласно ли оно с мерами жесткой экономии, которые предлагают кредиторы – ведущие страны ЕС, чтобы принять новую экономическую программу, позволяющую рассчитываться с долгами. А это, понятно, урезание излишних бюджетных расходов, зарплат бюджетников и пенсий, повышение налогов. Сокращение затрат на здравоохранение и образование и т.п. Хорошо было бы основной акцент в этом сделать на разбухшем государственном аппарате. Но не факт, что так будет. При этом среди населения Греции ведется усиленная левацкая пропаганда, что, мол, во всем виновато руководство ЕС, которое закабалило греческий народ, ставит невыполнимые условия, стремясь ввергнуть греков в нищету и бесправие. Греки оказались не готовы пойти на такие «жертвы». Результат этого референдума был предсказуем: по предварительным подсчетам, более 60% голосующих сказали «нет» ужесточению экономических условий ради продолжения финансовой помощи стране. Но долг, как известно, платежом красен. Этого не следует забывать ни грекам, ни нам, белорусам. Уже потом, хлебнув сполна инфляционной драхмы, греки осознают, что они потеряли. А потеряют они мировую валюту и членство в сообществе цивилизованных государств.

Белорусскому руководству российские кредиторы пока не отказывают. В основном по политическим причинам. Но кризис белорусской экономики имеет свои особенности. Белорусы, конечно, так не шикуют, как еще недавно греки. Но однобокая ориентация экономики на российский рынок сыграла с ней злую шутку. Поначалу он был относительно нетребователен к качеству и уровню белорусской продукции. И формула «приемлемое качество и невысокая цена» в целом устраивала российского покупателя. Но Россия вступила в ВТО (Всемирную торговую организацию), что потребовало от нее в большей степени открыть свои таможенные границы для импорта, в том числе для импорта из стран Запада и Японии, представленного современными изделиями. Да и сама Россия «не спала в шапку», приобретая у развитых стран лицензии и инновационные технологии. Как следствие, конкурентоспособность белорусской продукции, производство которой во многом базируется еще на советском наследии, начала существенно снижаться, она стала терять свои позиции на российском рынке. Последний удар по ведущим промышленным белорусским экспортерам нанесли экономические санкции Запада, которые тот ввел в ответ на агрессивные действия российского руководства в Украине. Большинство российских потребителей уже не в состоянии приобретать белорусский экспорт в прежних объемах. У них нет на это финансовых возможностей. К тому же многие белорусские изделия не назовешь дешевыми. 

Сегодня вообще встал вопрос о существовании таких предприятий, как «Горизонт», могилевская «Строммашина», многих предприятий легкой промышленности.

Выглядит более чем неопределенной судьба белорусских флагманов – МАЗа, МТЗ, «Гомсельмаша». Наши сегодня устойчиво работающие НПЗ зависят от поставок российской нефти и от мировой конъюнктуры цен на нефть. Перспективы имеет, наверное, только «Беларуськалий», использующий белорусские недра. 

Трудно сказать, кому сейчас в большей степени следует «позавидовать» – грекам или белорусам. Кому придется раньше платить по суровым счетам? И какова будет цена этой платы для простых людей, которые, как водится, все будут нести на своих плечах? За чужой счет вечно жить нельзя. Многого ли стоят те руководители, главной целью которых является не благополучие народа, а бессрочное удержание власти? Они заботятся об экономике ровно в той степени, чтобы их единоличная власть не пошатнулась, выбирая при этом самые простые варианты, как, например, припасть к удобному соску. Они не опираются на частную свободную инициативу, на энергию предпринимателей, не создают четкие правила игры и атмосферу, привлекательную для зарубежных инвесторов. Главное для них – контролировать все и вся. Поэтому в Беларусь и не идет по большому счету современный западный капитал в виде прямых иностранных инвестиций. А в лучшем случае идут валютные кредиты, которые известно, как используются, но не известно, как будем отдавать.

Если Греция вывалится из еврозоны и Евросоюза, грекам будет плохо. Возможно, очень плохо. Но страна не потеряет государственного суверенитета. В каком-то смысле греческие кредиторы становятся заложниками своего должника. В свете последних событий на 50 млрд евро обвалились котировки акций европейских банков – греческих кредиторов. Наш же главный кредитор легко возьмет в залог белорусский суверенитет. А это для нас – трагедия.

Аўтар: профессор Борис ЖЕЛИБА 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Столетию Первого Всебелорусского съезда посвящается…

Обычно в конце форумов их участники делают общую фотографию для истории. Однако на Всебелорусском съезде итогового снимка не получилось из-за особых обстоятельств — разгона большевиками народного собр

«В очереди стояли за всем. Жили прекрасно». Почему советское бессмертно

Это у нас семейное — ученые исследовали путь памяти о советском через общение трех поколений – дети (16–25 лет), родители (42–55) и прародители (65–76).

Как выглядит поездка на новом поезде из Минска в Варшаву

Журналистка «Белсата» Марина Вашкевич стала одной из первых пассажирок нового железнодорожного маршрута, который соединяет белорусскую и польскую столицы.