Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Уважаемая редакция газеты «Народная Воля»!Прошу вас опубликовать, если это возможно, мои грустные размышления, навеянные парадом и шумихой вокруг 70-летия Победы над фашистской Германией.
6:00 31 лiпеня 2015
28
Памер шрыфта

Я родилась в 1941 году и отношусь к детям войны, не знавшим своих отцов, что отдали жизнь за Родину, которая не только теперь, а всю мою сознательную жизнь делала и делает вид, что нас нет. В дни праздников и торжеств горько и обидно слышать возвышенные, но циничные по сути заверения на всех этажах власти «Никто не забыт, ничто не забыто». Но мы еще живы и действительно многое помним о нашем «счастливом» детстве, «заботе» товарища Сталина, а затем и последующих товарищей.
…Отгремели фанфары, грохот бронетехники и салютов в честь 70-летия Великой Победы. А я хочу поделиться своими воспоминаниями о войне, которая для таких, как я, еще продолжается. Все, что связано с войной, я знаю из скупых рассказов матери. Когда она была жива, под впечатлением от ее воспоминаний я написала стихотворение «Мама».
Мой отец, кадровый военный, офицер-танкист, служил в 1937 г. в Борисове, а в 1940-м был переведен в г.Алитус Литовской ССР. Туда же переехала мама, которая к тому времени окончила Борисовское медучилище. Начальник военного госпиталя под личную ответственность принял ее медсестрой хирургического отделения, несмотря на то, что ее отец был раскулачен и сгинул без вести на Соловках. Советская власть посчитала, что он слишком уж «развернулся» в д.Боханы Хотимского района. Надо же, такой-сякой: держал скот – две лошади и две коровы на семью из семи едоков!
21 июня 1941 года мама вернулась в Алитус из первого отпуска, проведенного в родной деревне. Отца на съемной квартире не застала, а утром 22 июня немецкая авиация жестоко бомбила город. Под бомбежкой мама побежала в госпиталь, но он был уже эвакуирован в восточном направлении. Догонять было бессмысленно, и она решила вернуться домой. А там, где недавно стоял дом, зияла огромная воронка, в которой была похоронена счастливая довоенная жизнь родителей. Так в 23 года мама осталась одна на чужой стороне, без знания языка, без средств к существованию, без крова. А в декабре должна была родиться я.
О мытарствах, перенесенных за все четыре года войны, мама не любила говорить. Но вот главное, что я узнала. В 1942 году немцы собрали всех женщин – жен советских офицеров – для отправки в Германию вместе с детьми. Уже в вагоне со мною на руках (мне не было еще и года) мама услышала: конвоир, добрый человек, сказал, что если кто решится бежать, то пусть рискнет, так как точное число пленниц неизвестно. Узнав, что детей отберут, мама с другой женщиной решили спасаться во что бы то ни стало. На ходу они выпрыгнули из вагона вместе с детьми на руках. Долго бежали, вечером остановились в лесу. Ночью наши разведчики предупредили их, что здесь нельзя оставаться. В крайний дом вблизи леса их впустили неохотно. Утром молва о сбежавших русских женщинах разнеслась по городу. Мамина знакомая литовка забрала нас к себе, а потом переправила на хутор к родственникам. Все четыре года мама работала на хуторе за кров и еду. Я росла среди местных детей, и первым моим языком был литовский… Игрушками в моем раннем детстве были ложка с кружкой да деревянная кукла. От отца не было никаких вестей, а родственники мамы считали ее погибшей.
9 мая 1945 года мы встретили в Орше прямо в поезде, возвращаясь на свою малую родину. По приезде в Боханы маме рассказали, что в 1941-м при отступлении отец заходил к маминым родственникам. После многолетних поисков в военных архивах г.Подольска удалось обнаружить запись о том, что старший лейтенант танковых войск, зам.командира роты Гордиенко Иван Андреевич, 1920 г. рождения, уроженец с.Городище Коропского района Черниговской области, пропал без вести в 1941 году…
Да, на всех митингах звучали, казалось бы, правильные слова, объявлялась минута молчания в память о погибших за свободу и независимость Родины. Но меня при этом сильно возмущало и возмущает, что поминают только «погибших», а о пропавших без вести и пленных в количестве аж 4,5 миллиона бойцов и командиров Красной Армии – полный молчок. Сейчас в живых участников той страшной войны осталось всего несколько тысяч, и они, слава Богу, находятся на особом счету. Честь им и слава! Пусть живут еще долго-долго в добром здравии и всеобщей заботе. Но прошло целых 70 лет, как отгремели бои, и давно пора сделать поименную «инвентаризацию» каждого пропавшего в военной мясорубке. За этот долгий отрезок времени отец «не всплыл» ни по линии НКВД-КГБ, ни как пленный, ни даже как предатель… Он что – так сказать, в частном порядке, по своей собственной инициативе пошел «прогуляться» и пропал без вести? Почему до сих пор не оценена роль Сталина, допустившего разгром и бегство наших армий в начале войны? Что с того, что «козлами отпущения» назначили Павлова и других генералов? Отец нигде не проходит ни как участник, ни как погибший. Куда же он девался? Ушел в небытие, чтобы другие продолжили его путь и дошли до Берлина.
Умалчивая о миллионах пропавших без вести и плененных сынах Отечества, государство и сегодня, по примеру Сталина, продолжает скрывать правду о войне, потому что эти сведения никак не вписываются в героические – без сучка и задоринки – реляции. А я всю свою сознательную жизнь ждала хотя бы поздравительной открытки в День Победы или День танкиста… Советская власть сначала превратила в лагерную пыль ГУЛАГа моего дедушку Петра, а затем предала забвению сгинувшего на войне отца.
Говорят, что война не закончена, пока не будет похоронен последний солдат. Но, судя по реалиям, она, похоже, никогда не закончится, ибо не видно стремления у ответственных государственных мужей это сделать.
Мертвым уже все равно, а мы, наивные, хотим, чтобы еще и о нас вспомнили – и приняли закон «О детях войны», как это сделали в некоторых бывших республиках СССР. Нас приучают – и уже приучили – быть перед Родиной вечно в долгу. Но… Сначала позабыли вернуть нам «сгоревшие» сбережения, а сейчас ввели фактически налог на право проживания в стране (я имею в виду декрет №3). Человека превратили из ничтожного винтика, каким он был при Советах, в еще более ничтожную пылинку. О нем вспоминают лишь в период избирательных кампаний, не забывая при этом настоятельно внушать, чтобы мы проголосовали досрочно.
Поэтому 9 Мая для меня воистину «праздник со слезами на глазах». Война забрала у меня отца, сломала жизнь матери и мою судьбу. О том, что горит и болит в сердце моем и тысяч-тысяч разделивших мою участь детей войны, впечатляюще пронзительно и просто сказал прекрасный поэт Роберт Рождественский:
На всю оставшуюся жизнь
Нам хватит горя и печали…
Где те, которых потеряли
На всю оставшуюся жизнь?
С уважением –
Ваша подписчица
Татьяна Ивановна Пигулевская.
г.Осиповичи.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Лукашенко: КГБ пресек получение крупнейшей в истории Беларуси взятки в размере $5 млн.

В последние годы общими усилиями компетентных служб коррупцию удалось обуздать, однако о ликвидации негативных явлений еще говорить не приходится. Об этом Александр Лукашенко заявил 15 декабря на торж

Меркель и Макрон намерены реформировать еврозону

Германия и Франция намерены в 2018 году существенно продвинуться на пути реформирования еврозоны.

Анатоль Лябедзька аштрафаваны за збор подпісаў у падтрымку адстаўкі міністра абароны, сведка-міліцыянер прыгразіў яшчэ адным судом

Старшыня Аб'яднанай грамадзянскай партыі Анатоль Лябедзька 15 снежня аштрафаваны на 50 базавых велічынь (1.150 рублёў) за збор подпісаў у падтрымку адстаўкі міністра абароны Андрэя Раўкова, якую супра