Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

6:00 1 снежня 2016
37
Памер шрыфта

20 лет назад в Беларуси прошел референдум, который поломал нормальную жизнь страны. Можно говорить, что виноват Александр Лукашенко, который на государственном древе обрубил все ветви власти и оставил только власть президентскую – ствол. И, по сути, получился столб, на котором ничего путного по определению вырасти не могло.

Можно говорить, что виноват народ, который не захотел демократии, а, наоборот, захотел сильной власти в одних руках. То есть захотел над собой Батьку.

Можно говорить, что виноваты политики, депутаты, потому что не смогли выстоять и довести импичмент президенту до логического финала.

Можно списать все на руку Москвы или даже на несчастную нашу белорусскую судьбу. Но все-таки 20 лет – достаточный срок, чтобы расставить акценты спокойно и беспристрастно.

Что же тогда произошло?

Я считаю, что произошел фальстарт. Наступление на Александра Лукашенко его политические оппоненты начали слишком рано, не приняв во внимание, что тогда за Лукашенко стоял народ.

Можно ссылаться на вопиющие юридические нарушения, с которыми проходил референдум 1996 года, но все-таки надо признать, что де-факто народ тогда поддерживал президента. Не автократию поддерживал, не диктатуру. В 1994-м, на президентских выборах, Лукашенко пошел тараном на засилье бюрократии, пошел против Кебича, снес из власти команду Кебича и, по большому счету, стал для белорусов лидером демократической революции. 

Два года – это был слишком малый срок, чтобы разобраться и разочароваться. И в 1996-м Лукашенко для огромного числа людей оставался лидером курса на перемены, надеждой на преобразования. Соответственно, все, кто выступал против него, попадали в ряды противников этого курса. Попытку объявить импичмент Лукашенко большинство восприняло как попытку реванша команды Кебича, как угрозу отката назад. 

Это очень важно понимать: в 1996 году белорусы на референдуме голосовали не за переход к авторитарной системе управления. Наоборот, они голосовали за демократию, за слом замшелой бюрократической системы, они голосовали за глоток свежего воздуха, которого хватанули в 1994-м и который всего через два года у них захотели отобрать. Поэтому, когда говорят, что Александр Лукашенко в 1996-м переиграл оппозицию, это верно только отчасти. Самое главное – он тогда шулерски переиграл и обманул свой электорат.

Именно в 1996-м он сам начал становиться Кебичем, оплотом бюрократии, покровителем чиновничьей безответственности и вседозволенности. И постепенно, в течение последующих двух десятков лет, вернул в жизнь страны все худшее из наследия кебичевской, позднесоветской номенклатуры.

Он уже забыл и не вспоминает, что в 1996-м просил у народа дополнительные полномочия для себя ВРЕМЕННО, на пару лет – только чтобы отладить государственную систему на работу по-новому. Но пару лет растянулись на двадцать, а государственная система вернулась к старым советским лекалам: сама себя хвалит, сама себе заслуги приписывает, сама себе строит «номенклатурную жизнь», отличную от жизни народа.

Лукашенко, который в 1994 году смел из власти  Кебича, стал ничем не лучше, чем Вячеслав Францевич: оценивает жизнь из окна резиденции, развел сплетни и наушничество, с кем ужинает – тому и верит. Не выдержал он испытания властью. Власть – это действительно большое искушение. Не выдержал.

Период 1996–2016 гг. в истории Беларуси уже называют выброшенные годы. И это правда. Ничего серьезного для развития страны не предпринято, никаких инвестиций в будущее не сделано. Катки, «Дожинки», уголовные дела, новая плитка на улицах городов, новые коттеджные поселки для чиновников… Да, появились олигархи – не просто богатые, а очень богатые люди. Зато уже на последнем издыхании оказались гиганты промышленности – то, чем гордилось не одно поколение белорусов. И, конечно, когда оглядываешься на эти 20 лет, невольно возникает вопрос: «Ради чего все это было? Ради чего рассорились со всем миром, убили политическую жизнь внутри страны, убили в обществе дискуссию, инициативу, желание что-то делать, менять, творить?..»

Беларусь могла стать Сингапуром – не стала, могла повторить опыт Китая – не повторила, могла рвануть, как Польша, – не рванула.  

Неужели власть сама по себе – все эти резиденции, охрана, свита, кортежи, самолеты  – требовала такой огромной жертвы?..

Впрочем, из тех черных ноябрьских дней, которые на 20 лет заморозили в Беларуси нормальную жизнь, отбросили нас назад, в аутсайдеры и «третий мир», есть у меня и оптимистическая история. В политической тусовке рассказывают, что бывший шеф немецкой разведки, глава представительства ОБСЕ в Беларуси Ханс-Георг Вик тогда, в ноябре 1996-го, пытался образумить Александра Лукашенко:

– Александр Григорьевич, вы сделали Конституцию под себя, – говорил Вик. – Но представьте, что все эти царские полномочия достанутся другому человеку. Вы не боитесь?

Лукашенко якобы ответил вопросом на вопрос:

– А почему вы думаете, что я такую Конституцию кому-то оставлю?..

И вот сейчас, спустя 20 лет, Александр Лукашенко уже сам заговорил о необходимости созыва конституционного совещания для проработки изменений Конституции. Неужели спустя двадцать лет он наконец понял, что наделал тогда, в 1996-м?  Или все-таки не с нашим счастьем?..

Аўтар: Светлана КАЛИНКИНА 
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Больш за 200 чалавек загінулі падчас тэракту ў Егіпце

Як мінімум 235 вернікаў былі забітыя і 120 атрымалі раненні падчас пятнічнай малітвы ў мячэці Бір аль-Абід, у правінцыі Паўночны Сінай.

Голосуем за Хелену!

Белорусские артисты призывают поддержать представительницу Беларуси на детском «Евровидении» и проголосовать за нее на сайте уже сегодня.

Лукашенко: решение направить главу МИД в Брюссель было принято задолго до саммита

Решение направить в Брюссель главу МИД Владимира Макея было принято задолго до саммита "Восточного партнерства".