Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Главный режиссер Белорусского государственного театра кукол – о секретах театра, фестивалях, цене наград и регалий и о детях известных людей, процветающих за границей.
6:00 24 лiпеня 2015
81
Памер шрыфта

«Каждый видит спектакль по-своему»

– Алексей Анатольевич, ваш театр недавно вернулся из Омска, где проходил Международный фестиваль кукольников «В гостях у «Арлекина»». И случилось непредвиденное. Гран-при «За лучший спектакль» присудили сразу двум спектаклям из Беларуси: вашему спектаклю «Почему стареют люди?..» и «Пиковой даме» Гродненского областного театра кукол (режиссер-постановщик Олег Жюгжда). Поздравляю! Выходит, уровень белорусской кукольной школы настолько высок?

– Нет, очевидно, остальные спектакли были настолько слабыми. Я посмотрел не все, но многое. Удивили только работа итальянского художника и несколько женских ролей. Все остальное было малоинтересно.

– У вас есть имя. Вы заслуженный деятель искусств Беларуси.  Вы ставили по приглашению спектакли в Польше, Германии, Словении, Литве, Нидерландах. И понятно, что зовут только того, кто гарантирует успех. Ваш спектакль «Одиссей» в Санкт-Петербурге был признан одним из интереснейших театральных событий 2014 года…

– Да, «Одиссей» получил приз «Золотой софит» как лучший спектакль в кукольном театре. И вручали его одновременно с призом Алисе Бруновне Фрейндлих как создательнице лучшей роли в спектакле драматического театра. Жаль, что я не смог поехать на это вручение. И петербуржцы выдвинули «Одиссея» на «Золотую маску».

– А почему, как вы думаете, ваш «Одиссей» не получил «Золотую маску»?

– Я не сомневался, что так будет. Я очень специфически отношусь к конкурсу «Золотая маска».  Но понимаю, что участие в разных конкурсах и фестивалях – необходимая часть профессии. Много раз и сам бывал в жюри разных конкурсов и заранее мог сказать, кто что получит, кто окажется на каком месте.

– Пока вы были в Омске, у меня вышла рецензия о постановках «Чайки» в трех минских театрах, в том числе и о вашем спектакле. Как вам кажется, я верно поняла ваш замысел: поднявшиеся по лестнице успеха перестают летать?

– Я давно привык к тому, что каждый видит спектакль по-своему, видит в нем нечто свое, и, полагаю, каждый имеет на это право…

Я хотел показать, что интеллигенция все время ноет, жалуется, ведет бесконечные пустые разговоры и ничего не делает. Единственный поступок за весь спектакль то, что Константин Треплев застрелился.

– Вы с успехом ставили спектакли во многих странах. Никогда не хотелось там остаться? Уехать поработать куда-нибудь?

– Мне предлагали в Словении контракт на пять лет. Я отказался. Мне хорошо и интересно работать в Минске. Я здесь родился, вырос, выучился. Мне комфортно здесь, где сходятся восточная и западная ветви славянства, здесь также ощущается и балтское течение, и европейское. Мне предлагали переехать на работу в Россию. Но у меня не лежит душа к русской сказке. Я не согласен их ставить даже за голливудский гонорар.

– Да чем же отличается русская сказка от белорусской?

– Душой они разнятся. Сюжет одинаков, а интерпретации разные.

«Однажды доеду
 и до Швеции»

– Сейчас уже можно вспоминать, что ваша прабабка была шведской баронессой Оглео. Вам никогда не хотелось вернуться на родину предков?

– Я побывал во многих богатых странах, в Дании, в Нидерландах. Возможно, однажды доеду и до Швеции…

– В последнее время наша интеллигенция, успешные творческие люди отправляют своих детей жить за границу. Дети знакомых журналистов, писателей, литературных критиков, актеров снимают кино в Америке, лечат людей в Канаде, преподают в Брюсселе, внуки служат в вермахте и гордятся тем, что их немецкий лучше, чем у иных арийцев. Вот и ваши сын и внук живут в Германии… А кто же будет обустраивать эту страну, если весь интеллектуальный цвет съедет за рубеж?

– У нас случай нетипичный. Мой сын окончил в Германии аспирантуру. Он там занимается исследованиями по своей теме. Кстати, группа их работает на английском и он этот язык знает лучше немецкого. У внука моего белорусский паспорт. И каждое лето у него главная мечта – добраться до нашей дачи в Острошицком городке.

– Вы как-то сказали, что очень скептически относитесь ко всякого рода регалиям, а между тем самая длинная стенка в вашем кабинете сплошь от пола до потолка увешана всякого рода грамотами и дипломами…

– Видите ли, мой кабинет и так напоминает склад. А дипломами все награждают. Поставить для них еще один шкаф, складывать в сундук? Выходит, что самое рациональное – повесить их на стену. Ценю я только диплом польского фестиваля, потому что художник сделал его вручную. Это в некотором роде произведение искусства…

– Алексей Анатольевич, ваш отец фактически был создателем профессионального театра кукол в Беларуси. Он начинал в нескольких комнатах в четвертом подъезде Оперного, и при Лелявском-старшем было построено специальное здание для кукольного театра. Он носил звание народного артиста Белоруссии, создал сначала студию, где обучали актеров-кукольников, а потом и курс в Театральном институте. Анатолий Александрович писал книги о кукольном театре и 30 лет, до  1986 года, был главным режиссером Белорусского государственного театра кукол. А главное – он сделал свой театр одним из лучших в Советском Союзе. С 1986-го и по сей день, уже тоже почти 30 лет, вы главный режиссер этого театра…

– Я с театром связан с 1979 года, когда поставил в нем свой дипломный спектакль «Соловей» по сказке Андерсена и спектакль для взрослых «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» по произведению П.Неруды. И еще с 1979-го по 1982 год я работал здесь завлитом.

– Стало быть, отец хотел передать вам театр из рук в руки и готовил вас к этому?

– Вовсе нет. В 1982 году я стал главным режиссером театра кукол в Могилеве. Мне нравилось там работать. Были единомышленники, творческие планы. Я не собирался перебираться в Минск. А здесь должна была стать главрежем Виктория Козлова… Но не случилось. Она заболела и не смогла. И тогда сюда перевели меня.

– Если человек вырос за кулисами кукольного театра, то ему уже суждено работать с куклами?

– Я не рос за кулисами. У меня была отличная няня, и маленьким меня брали в театр раза два-три. А свой первый кукольный спектакль я увидел в зале Института иностранных языков, потому что тогда театр был по существу разъездным и давал в год до тысячи спектаклей. В школе я увлекался физикой, математикой. Когда ломали деревянный мост через Свислочь и близлежащие дома, я собирал интереснейшие черепки, осколки кафеля и думал об археологии. И только на втором курсе института понял, что в театре кукол есть ярко выраженный знаковый ряд. А это для меня самый привлекательный вид театра. На его сцене совмещаются человек и знак. И тут бесконечное множество возможностей…

– Вы считаете себя кукловодом, кукловедом?

– Я не кукловод, это не моя специальность. Я не кукловед, потому что многие в мире знают о театре кукол больше меня. Я режиссер – и пытаюсь объяснить действительность.

Мая Горецкая.

Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Сколько стоит домашний повар?

Как правило, поваров в семью сегодня нанимают не так часто. Считается, что это барство, лишние расходы. Чаще приглашают няню или домработницу. Однако мало кто представляет, что личный повар поможет сэ

В Новогрудском районе застолье закончилось убийством двух человек

Посиделки компании из трёх человек окончилось ссорой и смертью двоих участников, третий обвиняется по уголовному делу.

Физкультуру и спорт избавили от налога на прибыль

Учреждения физической культуры и спорта, финансируемые из бюджета, освобождаются от уплаты налога на прибыль. Соответствующий указ № 443 президент подписал 12 декабря.