Современный Китай – это не просто доминирующая экономическая мощь в материковой Азии. Это быстро растущая реалия, бросающая вызов Западу в борьбе за глобальное влияние. И сегодня Китай уже в состоянии вносить серьезные коррективы в преобладающие геополитические порядки мира. Такое глобальное могущество Китая заставляет многие страны считать, что установление особых отношений с Пекином отвечает их долговременным интересам. В числе этих стран и Россия. Более того, в российско-китайских отношениях установилась «дружба между двумя государствами», которая «не имеет границ».

Однако опытный американский политик прошлого Генри Киссинджер (госсекретарь США в 1973–1977-х и советник президента США по национальной безопасности в 1969–1975 годах) сомневается в том, что нынешняя российско-китайская «дружба» может быть постоянной. «Наличие одинаковых интересов по всем возможным вопросам – не естественное положение вещей для Китая и России, – утверждает он. – Я не думаю, что мы можем создать потенциальные разногласия, однако полагаю, что это сделают обстоятельства».

Этот момент видится настолько показательным, что на нем следует, на мой взгляд, более подробно остановиться и привести обоснования в пользу такой точки зрения. В противном случае авторская солидарность по данному вопросу будет голословным утверждением. И начнем с контурной обрисовки менталитета китайцев. Это нужно сделать для того, чтобы получить более полное и объективное представление о природе российско-китайских отношений.

Китайцы, как народ очень прагматичный, всегда действуют, исходя исключительно из собственных интересов и никак иначе. Их отношения с кем-либо определяются только национальными интересами и национальными целями. Если их национальные интересы и цели совпадают с чьими-то, то тогда сотрудничество возможно и даже необходимо. Альтернативы совпадению целей и интересов для китайцев нет.

Разразившийся российско-украинский конфликт выявил основного врага России в лице Запада и возглавляющих его Соединенных Штатов Америки, которые «по совместительству» также являются геополитическими соперниками Китая. А в политике общий враг порождает общие интересы. Поэтому Москва и Пекин, рассматривающие США и Запад в качестве своего антагониста, увидели повод к сотрудничеству друг с другом против коллективного Запада, как это делали в ходе Второй мировой войны союзники по антигитлеровской коалиции в борьбе с фашистской Германией. Вот почему Китай и Россия и создали нечто вроде альянса с целью уравновесить доминирование власти Запада и главным образом США. Но наградой за сближение Пекина с Москвой станет не состояние постоянной российско-китайской дружбы или гармония их ценностей, а новый баланс сил в глобальном равновесии, при котором Китай намерен получить статус ведущей державы в рамках установившейся международной системы.

Несмотря на все заверения о не имеющей границ дружбе с Москвой и укреплении «двустороннего стратегического взаимодействия», не подверженного «влиянию изменчивой международной среды», Китай всё-таки озабочен своим будущим, а не будущим России. А его будущее как ведущей мировой державы обусловлено экономическими успехами, которые находятся в большой зависимости от притока западного капитала и технологий, а также от доступа на иностранные рынки сбыта, основными из которых являются американский и европейский. По этим причинам Китай вряд ли пойдет на открытую конфронтацию с США и Западом, которой не избежать, если в долгосрочной перспективе он останется стратегическим союзником России.

Да и сама Россия для Китая – это не стратегический союзник, а всего-навсего торговый партнер, поставляющий газ, нефть, металлы и другое сырье для его растущей экономики. А китайцы не снисходят до длительного общения с торговыми партнерами на принципах равенства. Эти умонастроения имеют глубокие корни. История китайской традиции способствовала тому, чтобы государственная элита воспринимала себя стоящей на вершине мировой политической вертикали. Такого рода постановка вопроса, подчеркивающая традиционный китайский миропорядок как естественный закон, сохранилась вплоть до наших дней. Поэтому выстраивание отношений со своим сырьевым поставщиком на равноправной основе является для китайцев, как правильно и точно заметил Генри Киссинджер, противоестественным. Разумеется, такое положение вещей не может иметь неизменный характер, поскольку оно противоречит духу китайской традиции.

Возникший на фоне российско-украинского конфликта, альянс Китая и России обречен прекратить свое существование с урегулированием кризисной ситуации, которая только на время обострила противоречия, всегда имевшие место между США и Западом с одной стороны и Китаем с другой. Не в интересах Пекина ради России ставить свои отношения с США и Западом в зависимость от накала взаимных разногласий. Поэтому Китай со временем отойдет от тесного сотрудничества с Россией, как в прошлом он отошел от сотрудничества с Соединенными Штатами, в лице которых когда-то видел своего стратегического союзника, столкнувшегося, как и китайцы, с угрозой в виде СССР. Когда же советская угроза перестала существовать, Китай и США стали не более чем партнерами по интересам в отдельных второстепенных вопросах.

История имеет свойство повторяться. Повторится она и на этот раз с той лишь разницей, что вместо Америки теперь будет Россия. И повториться историю заставят обстоятельства, как и предсказывает искушенный в мировых делах политический тяжеловес Генри Киссинджер.

Публикация из № 43 газеты “Народная Воля. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»