Александр Лукашенко и Владимир Путин

Две встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина в течение одной недели – это не перебор? Что особо важного обсуждают руководители России и Беларуси, коль не могут расстаться?

Журналисты разных СМИ пытались разобраться в этом непростом вопросе.

«КоммерсантЪ»:

«Лукашенко и Путин успокаиваются тем, что заговаривают на таких встречах друг друга»

«Российский президент с неожиданным выражением добавил:

– Я очень рад вас видеть! Добро пожаловать!

И через несколько минут опять:

– Очень рад вас видеть!

И эта фраза не выглядела дежурной, – пишет в репортаже со встречи Путина и Лукашенко обозреватель «Коммерсанта» Андрей Колесников. – Наоборот, какой-то даже выстраданной. Он и правда был рад видеть Александра Лукашенко. Похоже, белорусский коллега стал внушать ему какую-то радость своим появлением, какое-то ошчушчэние, что он, Владимир Путин, не один на войне с этим безумным, безумным миром и что есть по крайней мере еще хоть один человек, который находится хотя бы примерно в таком же положении, как он сам. И вот они тянутся друг к другу…

На самом деле именно в эти дни и недели, как ни относись к этому и хочешь ты этого или нет, государство Беларуси и России стало Союзным. И в горе, как говорится, и в радости. Теперь Россия и Беларусь обречены друг на друга. И заодно обручены. Ну и что с того, что радости пока не просматривается? Не очень-то и хотелось. Значит, пока что в горе так в горе».

Радости во встрече действительно не просматривалось, да и диалог Путина и Лукашенко местами выглядел более чем странно. Ну, например:

– У нас огромный рынок, у нас есть ресурсы, у нас есть технологии! А что происходит там (у них, на Западе. – Прим.) – они явно недооценили, – вещал Лукашенко. – Они жили, читая свои средства массовой информации, и получили: и инфляцию, и прочее. «Путин виноват…» Там во всем виноват Путин!

– Мы с ним серьезно поговорим, – неожиданно пообещал… Путин.

«Да, такого еще не было… Успокаиваются тем, что заговаривают на таких встречах друг друга и им от этого действительно, видимо, становится легче, и это далеко не последний смысл таких встреч. Но теперь Владимир Путин еще и твердо пообещал поговорить обо всем этом с самим собой, – пишет Колесников. – Да, пошутил. Но ведь, может, и правда начать говорить – так, для смеха. А потом и не остановишь.

– Да! – посмеялся Александр Лукашенко. – Поэтому здесь у нас неплохо складываются дела. Правильно мы в Москве договорились, что отдельно встретимся и обсудим уже и комплекс импортозамещения, вопросы направления, и сферу безопасности, мы тоже не скрывали это, есть о чем поговорить, особенно в связи с тем, что натовцы концентрируют все-таки на западных рубежах войска».

«Вот оно – то, что их на самом деле интересует сейчас больше остального, – резюмирует Колесников. – Огромное количество войск на границе в рамках учений. Ружье (в прямом смысле), которое может, а то и должно выстрелить. По себе знают.

– Есть интересные какие-то вещи, неожиданно, на Украине, вы это прекрасно знаете, – продолжил Александр Лукашенко. – Нас да и вас это должно беспокоить, наверное, тоже, что они, политики, уже делают шаги к тому, чтобы расчленить Украину. Нас беспокоит то, что они готовы, поляки и натовцы, выйти, помочь таким образом забрать, как до 1939 года, Западную Украину!

Ну это он пугал, а никому не было страшно. И даже не смешно.

– Нас это настораживает не только с точки зрения сегодняшней безопасности… Это и стратегия по Западной Беларуси. Поэтому мы ухо востро держим, и, как я говорил, еще украинцам придется нас просить, чтобы мы не допустили отрыва этой западной части и других частей от Украины. Это моя такая позиция, но вы это знаете точно, я знаю.

В чем же состоит его позиция? Не дать полякам и натовцам оторвать Западную Украину от остальной? Не следует считать самого господина Лукашенко совсем уж оторванным от действительности. Просто он полагает, похоже, что такая крестьянская, шкловская хитрость сработает и что украинцы в апокалиптическом испуге откажутся от взаимодействия и с поляками, и со всеми натовцами сразу.

– Поэтому здесь у нас тоже проблем не меньше, но уже не наших проблем – их проблем, которые нам придется решать: вчерашнее непонятное поведение в Киеве президента Дуды (на самом деле всё было как обычно: президент Польши Анджей Дуда вслух ненавидел Россию. – А.К.), кстати, который практически ничего не решает в Польше, а занимается этими фейками. Поэтому в безопасности – вы правы, я вас поддерживаю, – здесь у нас проблем немало. Но мы их будем решать, мы ничего не боимся. Как в былые времена говорили, наше дело правое, и рано или поздно мы всё равно победим!

Да, но если не победить рано, то будет поздно», – подытоживает Колесников.

«Голос Америки»:

«В абсурдизации действительности два лидера сегодня соревнуются между собой»

Нынешний саммит Путина и Лукашенко выглядит совсем малозначительным событием на фоне того, что происходит в Украине, констатировал в интервью Русской службе «Голоса Америки» руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников (полный тезка журналиста «Коммерсанта». – Прим.). По его мнению, их встреча больше похожа на вынужденную демонстрацию солидарности двух «последних диктаторов Европы» и не более того.

«Конечно, им всегда найдется что обсудить, преподнеся это публике как некое достижение, – уточнил он. – Но мне кажется, что значение саммита в нынешних условиях минимально, о чем косвенно свидетельствует и слабый интерес к нему новостных агентств».

Колесников допустил, что с учетом сложной обстановки на украинском театре военных действий сегодня возможно абсолютно всё, включая усиление нажима Кремля на Лукашенко, с тем чтобы он задействовал свою армию для нападения на Украину. Во всяком случае гипотетически Путин заинтересован в таком повороте дел, утверждает он: «Это позволило бы ему отложить на некоторый срок всеобщую мобилизацию в России и восполнить недостаток людских ресурсов. Но, как представляется, у Лукашенко всё же нет никакого желания влезать в подобную авантюру. Он готов лишь сколько угодно словесно поддерживать Путина».

Последствия вовлечения белорусской армии в войну могут быть непредсказуемыми, если вести речь о реакции общества на такой шаг, считает политолог: «Особенно в контексте того, что Беларусь фактически пережила народное восстание в 2020 году. И сейчас вновь раздражать население, пусть даже и задавленное репрессиями, явно не в интересах Лукашенко. Хотя вербально он готов нести любую чушь в оправдание того, что происходит в Украине. Из этого же ряда его заявление, в котором Лукашенко обвинил Запад в желании расчленить Украину. Естественно, это полный абсурд. В абсурдизации действительности два лидера сегодня в основном и соревнуются между собой…»

Позиция Лукашенко вполне объяснима, заметил Андрей Колесников: «Он боится рисковать, да еще в той стадии, когда в Украине наблюдается абсолютный позиционный тупик в военном смысле и нет никаких гарантий, что участие белорусской армии будет способствовать выходу из этого тупика, а тем более развороту войны в пользу Москвы. Тут, как ни крути, всё равно дело швах».

Meduza:

Лукашенко предлагают референдум

«В Кремле не отказались от идеи провести референдумы по присоединению к России самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также занятой российскими войсками Херсонской области, – пишет издание Meduza.Когда именно они могут пройти, зависит от ситуации на фронте. Пока самая реалистичная дата – 11 сентября, в единый день голосования. По словам собеседников «Медузы», в те же сроки может пройти референдум о присоединении Южной Осетии. Власти самопровозглашенной республики запланировали свой референдум на ту же тему на 17 июля – однако два собеседника «Медузы», близких к Администрации президента России, уверяют, что дата плебисцита может поменяться.

Те же источники не исключают, что вместе с референдумами в самопровозглашенных республиках Донбасса может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией и Беларуси. «Но это если удастся продавить Лукашенко, который от такого сценария всячески уходит», – подчеркивает один из собеседников».

Напомним, что, по данным западных СМИ, идею объединения России и Беларуси в Кремле рассматривали с 2019 года и видели в ней способ продлить власть президента Владимира Путина, у которого истекал второй блок «двух сроков подряд». Но из-за сопротивления Лукашенко и опасений реакции белорусского общества было решено пойти по другому сценарию: переписать Конституцию, чтобы сделать Путина де-факто пожизненным главой государства, который может оставаться у власти вплоть до 2036 года.

19 мая, накануне поездки к Путину, Александр Лукашенко заявил, что говорить об объединении с Россией преждевременно, и призвал «не баламутить народ».

«Как будто нам нечем сегодня заниматься! – возмутился он. – Ну, сотрудничаем же, два независимых государства? Сотрудничаем, причем по всем направлениям. <…> У нас есть парламентское собрание. Так давайте задействуем это. У нас есть общее правительство. Давайте его раскрутим. У нас есть высший коллективный орган власти. Давайте их задействуем. Выдохнутся – будем думать, что создавать взамен».

Но насколько можно доверять этим словам? Ведь еще недавно Лукашенко клялся, что с территории Беларуси нападения на Украину не будет. А вон как оно вышло! Поэтому есть обоснованное опасение, что не всё в вопросе референдума об объединении с Россией будет зависеть от мнения Лукашенко. Путин ведь в последнее время наловчился мнения не спрашивать. Ни у Украины, ни у Беларуси, ни у кого.

Публикация из № 42 газеты “Народная Воля. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»