Женщинам в Туркменистане с некоторых пор нельзя наращивать ресницы, колоть ботокс, делать татуаж бровей, красить волосы и садиться на переднее сидение автомобиля. Запреты в одной из самых закрытых стран мира часто действуют негласно, а значит и оспорить их бывает невозможно.

Инициативы исходят от 40-летнего главы государства Сердара Бердымухамедова, сменившего своего отца, Гурбангулы, 12 марта. Указывать женщинам, как себя вести, – традиция туркменских властей, начало которой положил еще первый президент Туркменистана Туркменбаши.

“Туркмены надеялись, что их новоназначенный президент Сердар Бердымухамедов пойдет более прогрессивным путем, чем его отец, но жестоко ошиблись”, – говорится в заявлении Международной федерации планирования семьи (IPPF).

По информации Международной федерации планирования семьи, в Туркменистане фактически запретили аборты, отныне разрешенный срок прерывания беременности ограничили с 12 до 5 недель. К такому раннему сроку женщины чаще всего даже не знают о своей беременности.

“В одночасье правительство обнародовало закон, который изначально был принят в 2015 году, без каких-либо консультаций с общественностью, то есть фактически он был принят и опубликован тайно”, – говорят в IPPF.

“Противоречат традиционным устоям”

Женщины рассказывают, что с начала мая их отказываются сажать на переднее сиденье таксисты, ссылаясь на некий указ (адат на туркменском), который им зачитали в таксопарках.

Государственных документов и распоряжений, в которых содержались бы подобные запреты, никто не видел. Это частая практика в Туркменистане, где используют так называемое “вербальное право”, когда президенту достаточно устно высказать повеление или подписать распоряжение, которое нигде не будет опубликовано.

“В Туркменистане с 2017 года отказывают женщинам в выдаче водительских прав, никак не объясняя это письменно или устно, поэтому введение нынешних ограничений многих не удивляет”, – говорит Руслан Мятиев, редактор сайта Turkmen.news, добавляя, что скорее всего речь идет о некоем внутриведомственном распоряжении.

Сейчас по его словам, ситуация дошла до абсурда, о чем ему рассказали знакомые и читательницы: “Я просил пять своих источниц проехаться в машине на переднем сиденье, и каждый раз это привело к тому, что их остановили сотрудники дорожной полиции и попросили пересесть на заднее кресло”.

Журналист убежден, что женщины и дальше продолжат все делать, но тайком: “все эти практики просто уйдут в подполье, но никуда не исчезнут”.

Другие женщины рассказывают о том, что на государственной службе им завещали выглядеть подобающим образом, убрать маникюр и татуаж бровей.

Штрафы и увольнения

Женщины рассказывают о том, что на государственной службе им завещали выглядеть подобающим образом, убрать маникюр и татуаж бровей.

Радио Азатлык (туркменская редакция Радио Свобода) сообщает о том, что разные авиалинии уволили около 20 бортпроводниц из-за ботокса на губах и татуажа на бровях. Кого-то из сотрудниц просто оштрафовали, другие женщины лишились работы за якобы вставленные грудные импланты или увеличенные губы.

Хозяев салонов красоты в столице тоже предупредили, что будут штрафовать за предоставление запрещенных услуг и могут даже арестовать на 15 суток.

Очевидцы рассказывают о полицейских рейдах в общественных местах, где задерживают женщин с накладными ногтями или ресницами. Запреты коснулись в первую очередь сотрудниц госучреждений.

По мнению властей, не только косметические процедуры противоречат традиционным ценностям, но и проявление чувств на публике.

Строгое воспитание

Политолог из Туркменистана Сердар Айтаков, пишущий под псевдонимом, говорит, что ограничения готовились давно, просто совпали по времени с началом правления нового президента.

“Многие жители Туркменистана находятся во внутренней миграции-практически никак не участвуют в политической и государственной жизни страны, поэтому они упустили из внимания предшествующие задолго этим запретам семинары и лекции во всех вузах и некоторых школах об “особенностях норм туркменских национальных традиций, семейной святости, воспитания детей и этикета”. Эти семинары давно были индикатором того, что скоро начнут закручивать гайки в сфере “общественного здоровья” и первыми под раздачу попали женщины”.

Политолог считает новшества следствием выхода 57-й книги бывшего президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова “Смысл моей жизни”, в которой он пишет об “исконно национальных духовно-нравственных ценностях, передаваемых туркменским народом из поколения в поколение на протяжении тысячелетий”.

Сына, Сердара, — нынешнего президента, воспитывали в строгости, и он вырос последователем традиционных ценностей, построенных на главной идее, что женщина – мать и домохозяйка, не более, продолжает политолог и цитирует одного из бывших чиновников, знавшего семью Бердымухамедовых:

“Сердара держали очень строго, в ежовых рукавицах – дома. А в школе и вузе его окружала атмосфера, построенная на ультранационализме и псевдотрадиционализме, насаждаемая Ниязовым, где роль женщины сводилась к роли матери и домохозяйки, а проявление эмансипации считалось аномалией. И в этом неприятии роли женщин и вообще в широте взглядов Сердар очень невыгодно отличается от отца – откровенного и ярко выраженного сибарита, молодость которого пришлась на “дискотечные”, космополитичные, эмансипированные 1970-1980 годы. В духовном смысле Сердар скорее сын Сапармурата Ниязова, чем Гурбангулы Бердымухамедова”.

При этом политолог отмечает, что тенденция к “мелким репрессиям” в законодательной деятельности Бердымухамедова-младшего это продолжение практики туркменских властей, которая сводится к тому, чтобы под страхом арестов и штрафов, а также запретами и психологическим давлением держать население в ежовых рукавицах.

Курс на благонравность

40-летний Сердар Бердымухамедов – единственный сын бывшего президента Туркменистана, выигравший выборы с результатом 72% голосов в марте этого года. Аналитики говорили, что его давно готовили к транзиту власти и его репутация не запятнана. Мало кто ожидал именно от Сердара (молодого и, казалось бы, более прогрессивного, чем его отец) запретов, касающихся именно женщин.

Туркменистан – одна из самых закрытых стран в мире и в регионе. Некоторые запреты действуют в стране негласно и вместе с ограничениями интернета часто вводятся в действие без огласки мировой общественности.

Сердар Бердымухамедов не первый президент, указывающий женщинам, что носить и как распоряжаться своим телом. Новатором в этом был Сапармурат Ниязов. Место женщины, по мнению первого президента Туркменистана, дома, и к “государственным делам” допускать ее не следует. А вот дома уже женщина – богиня и отвечает за семейное благополучие, развивал мысль пробывший у власти 21 год Ниязов и получивший титул Туркменбаши – отец всех туркмен.

Свое мнение о туркменской идентичности он изложил в книге “Рухнама” (“Книга духа”), которую изучали в школах страны.

Во время правления Ниязова женщинам было рекомендовано носить традиционные наряды и платья в пол, а замужним – покрывать головы. Впрочем мусульманский платок, паранджу и другие элементы религиозной принадлежности носить женщинам тоже не разрешается.

Традиционные наряды (платье в пол со штанами “балат”) действительно туркменские женщины, особенно в регионах, носят чаще всего, несмотря на их высокую стоимость. Цена туркменских национальных платьев с ручной нагрудной вышивкой доходит до 2 тысяч долларов.

Бердымухамедов-старший выпустил свою версию “Рухнамы” в 64 года, так же как Ниязов. Ну а новый “вождь” (так переводится имя Сердар с туркменского языка) Туркменистана не стал ждать еще 20 лет и начал с запретов, касающихся женской участи.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»