Почти 16,5 миллиарда тенге, что составляет около $38 миллионов долларов, потратят на проведение референдума по поправкам в Конституцию Казахстана, который пройдет 5 июня.

Пакет реформ включает 33 отдельные статьи — около одной трети от общего числа статей Конституции — и был разработан рабочей группой, созданной Токаевым в марте. Как утверждает сам президент Казахстана, «реформы превратят Казахстан из суперпрезидентской системы в президентскую систему с сильным парламентом».

Суперпрезидентская система по-казахстански – это система, в которой президент и его администрация имеют почти неограниченный контроль над принятием политических решений. Более того, они, собственно, и являются их главными инициаторами. Первым шагом к ее формированию была новая Конституция Казахстана, которую приняли в 1995 году, после того как Нурсултан Назарбаев распустил нелояльный к нему парламент.

После этого были поправки 1998, 2007 и 2011 годов, которые окончательно закрепили сложившуюся систему, в центре которой были президент и его окружение. А все остальные – парламент, суды и так далее были достаточно номинальными образованиями, и вся их роль сводилась к исполнению указов президента.

В 2017 году, когда Нурсултан Назарбаев передал власть Касым-Жомарту Токаеву, казалось, что система суперпрезидентства сломана и уходит в прошлое. Но так только казалось, поскольку власть первого президента оставалось огромной, как почти неограниченным оставалось и его влияние на политическую жизнь страны и ее экономику. Казахстанцы ждали перемен – но они носили косметический характер и уже не отвечали интересам страны и ее населения.

Январские события нынешнего года во многих своих эпизодах еще хранят немало тайн, но то, что это было концентрированным выражением недовольства сложившейся системой управления – не вызывает сомнений. Касым-Жомарт Токаев мог бы проигнорировать это или сделать косметический «ремонт» системы государственного управления – но тогда подобные события повторялись бы регулярно. Поэтому реформы намечены более глубокие, чем, по некоторой информации, они планировались вначале.

Ряд предложений, внесенных в «пакет референдума», ограничат власть президента. Он не должен будет быть членом какой-то политической партии, не сможет больше отменять акты глав (акимов) областей, крупных городов и столицы. А его близкие родственники отныне не смогут занимать политические должности.

Реформирован будет и парламент. Он, как и раньше, останется двухпалатным – однако распределение полномочий между верхней и нижней палатами изменится. Сенат больше не будет иметь права принимать новые законы, а будет только утверждать или отклонять законы, принятые Маджлисом.

Изменится и сам Маджлис. Его численность будет сокращена до 98 депутатов. Ассамблея народов Казахстана будет назначать только пять депутатов, президент – 10, вместо 15, как было раньше. Остальные депутаты будут избираться по смешанной системе: 70% по пропорциональной системе от политических партий, 30% – прямым голосованием.

В Казахстане будет воссоздан Конституционный суд, существовавший в стране до 1995 года. Президент получает право назначать председателя суда и четырех судей – парламент будет выбирать трех других.

Самым спорным аспектом предлагаемых Токаевым реформ является вопрос выборов органов местного самоуправления. Впервые в Казахстане пройдут прямые выборы сельских акимов. За глав областей, крупных городов и столицы казахстанцы тоже смогут голосовать – но их кандидатуры будут отбираться президентом. А между тем вопрос права самостоятельно избирать местное руководство постоянно поднимается в казахстанском обществе.

Многие наблюдатели сейчас оживленно спорят о том, являются ли предложенные Касым-Жомартом Токаевым реформы движением вперед, ко «Второй республике» – или же происходит просто восстановление существовавших ранее механизмов сдерживания президентской власти, вымытых из Конституции при Нурсултане Назарбаеве.

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Скальпелем, осторожно и взвешенно срезается приставка «супер» у президентской системы. Но вот передается ли она парламенту? Да и стоит ли ее передавать? В любом случае, Казахстан встал на путь исправления тех перекосов в государственном управлении, которые уже не соответствуют современным требованиям его дальнейшего развития. И это можно только приветствовать.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»