Екатерина Борнукова

Белорусский рубль укрепляется на протяжении целого месяца, при этом физлица сдавать валюту не торопятся. Статистка показывает снижение объема продажи валюты до годового минимума. Тем временем начало сильно лихорадить мировые финансовые рынки: падение затронуло как США, так и европейский регион. Каких сюрпризов нам ждать на этом фоне от белорусского рубля, будут ли дальше расти цены и смогут ли санкции усложнить жизнь белорусам, Myfin.by рассказала академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Белорусы сдают меньше валюты из-за проблем с банками

Статистика Нацбанка показывает, что объем продажи валюты белорусами падает уже третий месяц подряд и в апреле он достиг годового минимума. Если ранее население сдавало примерно по $1 млрд ежемесячно, то сейчас продажа валюты слегка превышает $730 млн. В чем причина такого снижения?

– На самом деле объем продажи валюты упал не так сильно. Особенно на фоне сильных колебаний курса белорусского рубля в феврале-марте. Обычная реакция белорусского рынка в таких ситуациях – быстрый рост покупки валюты и снижение продажи. То, что ситуацию удалось быстро купировать и белорусский рубль начал укрепляться, обеспечило превышение продажи валюты над покупкой (Белорусы продают валюты больше, чем покупают, уже десятый месяц подряд – прим.).

Что касается падения объёмов продаж валюты, то здесь играют роль несколько факторов. На мой взгляд, сейчас существенная часть продажи валюты физлицами – это не столько продажа валютных заначек, сколько поступления валютных переводов из-за рубежа. Многие белорусы сейчас работают за границей и переводят валюту родственникам. Но в последнее время у банков начались серьезные проблемы с такими переводами. К тому же, многие считают, что впереди нас ждут серьезные проблемы с валютой, поэтому придерживают ее на потом. Думаю, что со временем люди найдут альтернативные способы перевода средств в Беларусь и ситуация в этом направлении будет выравниваться: продажа валюты будет расти.

Сейчас обсуждается 6-й пакет санкций против Беларуси со стороны ЕС. Из публичных заявлений мы видим, что в нем идет речь о санкциях против ряда юрлиц, связанных с Беларуськалием и Нафтаном. Как в целом поменяется санкционный режим с 6-м пакетом? Мы его прочувствуем или это простое «латание санкционных дыр»?

– Да, речь идет о «латании мелких дыр», чтобы затруднить обход уже действующих санкций. В каком-то смысле это дублирующие санкции. Потому что товары этих компаний уже находятся под секторальными санкциями: их невозможно ни продавать, ни транспортировать в странах ЕС. Но, чтобы прикрыть возможные обходные пути этих санкций, добавляются в список новые юрлица. Нужно отметить, что у Евросоюза осталось не так много санкций, которые они могут еще ввести против Беларуси.

Нужно отметить, что у Евросоюза осталось не так много санкций, которые они могут еще ввести против Беларуси. Объективно, осталось только отключение от SWIFT большего числа белорусских банков и какие-то ограничения по транспортно-логистическим направлениям.

Но в целом все, что могло попасть под санкции, уже под ними находится. Сейчас просто ведется работа по отрезанию возможностей обхода уже действующих санкций.

Судя по последним публикациям Нацбанка и Белстата об инфляции в Беларуси, основным фактором роста цен называются внешние условия. Можно ли ждать продолжения инфляционного ралли или мы достигли некой точки равновесия?

– Хорошим индикатором инфляции для нас является российский рынок. Там публикация данных об инфляции происходит еженедельно. Мы видим, что в РФ уже произошло существенное замедление роста цен в начале мая. То, что Нацбанк основную роль в росте цен отводит внешним факторам, не совсем корректно. В высокой инфляции свою роль сыграл и скачок курса белорусского рубля. Сейчас начинают играть роль более фундаментальные факторы: нарушение логистических цепочек, рост затрат на транспорт и новую логистику и пр. В учебниках по экономике это называется инфляция издержек. Таким образом, рост инфляции издержек будет продолжаться, но быстрого скачка цен, как это было в марте, уже не будет.

В апреле у нас все еще высокая инфляция, но в мае она будет уже ниже. Оценить дальнейшие перспективы пока сложно, так как не совсем понятны конечные цифры выросших издержек. Их пока трудно оценить. Но, если ориентироваться на прогнозы российского Центробанка по инфляции, то и в Беларуси она уже точно будет двузначная и вполне вероятно, что доберемся до значения в 20% по итогам года.

Второй фактор инфляционного давления – это валютный курс. На данный момент белорусский рубль укрепляется вслед за российским. А российский рубль растет в силу двух факторов, которых в Беларуси нет: административные ограничения валютного рынка и резкое сокращение импорта. В России импорт падает значительно быстрее экспорта. В Беларуси обратная ситуация: экспорт будет сокращаться быстрее импорта. Потому что, во-первых, Беларусь не так токсична, чтобы зарубежные компании массово покинули рынок, как в РФ. Во-вторых, основные экспортные позиции Беларуси попали под санкции, в отличие от российских нефти и газа.

Поэтому поддерживающего фактора для белорусского рубля со стороны внешней торговли у нас нет, и текущая ситуация с укреплением белорусского рубля временная. Есть немалая вероятность, что белорусский рубль в итоге пойдет в противоположную от российского рубля сторону и снова покажет девальвационную динамику.

Последнюю неделю мы видим серьезное падение как на американском фондовом рынке, так и на рынках криптовалют. Может ли это каким-то образом отразиться на Беларуси? Например, на ее экспорте?

– Белорусская экономика не сильно интегрирована в мировую финансовую систему, чтобы это оказывало какое-то сильное влияние. Но в целом падение мировых рынков не очень хороший фактор. Потому что это намекает на общемировую рецессию, что в обычной ситуации, конечно же, отразилось бы и на Беларуси: из-за падения общемирового спроса на нефтепродукты и калийный экспорт страны мог бы пострадать.

Но сейчас ситуация абсолютно другая, потому что нефтепродукты мы не можем экспортировать, есть ограничения по калийным удобрениям. Поэтому влияние мировых рынков на страну, которая от них практически отрезана, минимально. Теперь наш экспорт, в том числе в Россию, будет падать уже не из-за мировой рецессии, а из-за сжатия рынка самой России.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»