Изображение носит иллюстративный характер

Санкции Запада на экономику Беларуси и России сыплются как из рога изобилия. Можно уже сбиться со счета. Хотя внешне в жизни белорусов каких-либо изменений в худшую сторону вроде бы пока и не ощущается. Все товары первой необходимости в магазинах налицо, особого дефицита нет. Курс белорусского рубля стабилизировался, снизившись до «довоенных» значений. Российский рубль укрепился еще больше. Но явно подъедает инфляция. Цены разгоняются, реальная зарплата не растет, а у некоторых людей, занятых на производстве, не растет и даже снижается и номинальная зарплата. Чтобы узнать, что день грядущий нам готовит, аналитики подвели определенные итоги уже имеющихся потерь белорусской экономики и дали свои предположения на ближайшее будущее.

В хронологической последовательности одними из первых попали под санкции пассажирский перевозчик «Белавиа», а вместе с ним и «Белаэронавигация». Белорусским самолетам запретили летать в страны Евросоюза, а европейским – над Беларусью. Пролеты над Беларусью обеспечивает «Белаэронавигация», за что транзитные воздушные суда платят десятки миллионов долларов. После введения санкций «Белавиа» потеряла половину своего парка самолетов, оставшись с 15 лайнерами. Вернуть суда потребовала Ирландская компания-лизингодатель. Россия на таких же основаниях потеряла свыше 70 самолетов. Оставшиеся, также взятые в лизинг, она национализировала. Ранее прибыльная «Белавиа» стала убыточной. Вероятный воздушный урон – сотни миллионов долларов. Не обошлось, конечно, и без сокращения персонала.

Для «Беларуськалия» объявленный бойкот со стороны норвежской компании Yara, закупавшей 10–15% продукции, не выглядел критичным. Но с февраля Литва отказалась принимать через порт Клайпеды на перевалку на морские суда белорусские удобрения. 80% экспорта хлоркалия направлялось основным покупателям – Бразилии, Китаю и Индии – через Клайпеду. Альтернативной приемлемой логистики доставки им удобрений на сегодня не существует. Отказала в отгрузке и украинская Одесса. Российский порт в Мурманске, способный переваливать сыпучие грузы на суда, занят под удобрения российского «Уралкалия». Строить подобный терминал в районе С.-Петербурга долго, и это потребует немалых капиталовложений. «Беларуськалий» экспортировал ежегодно хлоркалия на 2,5 миллиарда долларов. Сейчас на предприятии почти нет отгрузки продукции, на рудниках объявлен внеплановый ремонт. Неполные зарплаты выплачиваются, очевидно, за счет предыдущих финансовых накоплений. Молодые рабочие активно ищут дополнительный заработок.

Два нефтеперерабатывающих белорусских завода работают сегодня вполсилы, в основном на потребности внутреннего рынка. Продажа нефти и нефтепродуктов в страны ЕС приносила Беларуси более 1 миллиарда долларов. В начале года Беларусь еще использовала Эстонию для обхода санкционных ограничений. Но эту лазейку прикрыли. Хуже всего получилось с поставками нефтепродуктов в Украину. Туда Беларусь, а это главным образом Мозырский НПЗ, поставляла нефтепродукты на более чем 2 миллиарда долларов. Украинский рынок для нас был наиболее маржинальным. Военные действия России в Украине, которые шли и с территории Беларуси, естественно, закрыли южное направление экспорта.

Премьер-министр Р.Головченко заявил, что экспортная продукция БМЗ, МТЗ, МАЗа на сумму 1,5 миллиарда долларов, которую планировали отгрузить в Украину, а также в страны ЕС и США, будет перенаправлена в Россию и на рынки других стран. На БМЗ в мае из-за простоев на несколько дней отправляют работников в отпуск за свой счет, а в остальное время – неполная рабочая занятость и привлечение к работам, не связанных с прямой специализацией. Россия, чтобы поддержать БЕЛАЗ, согласилась закупить 20 самосвалов для нужд Сибири и Дальнего Востока. Однако предприятие испытывает недостаток и отсутствие западных комплектующих, которые прекратили поставлять на предприятие. К примеру, на БЕЛАЗе прекратили собирать особо большегрузные карьерные самосвалы, мощнейшие моторы к которым поставлялись компаниями США и Великобритании.

Машиностроительные предприятия в январе–апреле 2022 года произвели и сбыли продукции на 15–45% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Ни одно из крупных машиностроительных предприятий Беларуси за этот период не получило прибыли. Только Минский завод колесных тягачей приблизился к самоокупаемости (возможно, это связано с выросшим спросом на запчасти для военной техники). Прямо пропорционально за отчетный период упали и реальные доходы работников данных предприятий. Так, реальный доход работников «Белшины» упал в среднем на 12,7%, работников «Могилевлифтмаша» – на 14,1%, рабочие МАЗа стали зарабатывать меньше на 11%. Рекордсменами же по потере реальных доходов стали рабочие станкостроительной отрасли. Рабочие «ВиСтана» получают меньше на 18%, а МЗАЛа – на 22%.

ЕС ввел против Беларуси новые секторальные санкции, в частности против деревообрабатывающей промышленности. Вице-премьер Ю.Назаров заявлял, что экспорт продукции деревообработки в страны ЕС в 2021 году достиг 3,2 миллиарда долларов и что разорвать налаженные связи с потребителями в один момент будет сложно: «Да есть проблемы с логистикой». А.Лукашенко настроен более оптимистично: «Древесина – это ценнейший ресурс для нашей страны. Какие бы санкции против нас ни вводили, древесины в мире недостаточно. Не мытьем, так катаньем – ее будут просить, покупать». Уже закрывается австрийский «Кроноспан», производящий древесную продукцию. Скептики предрекают в июне сильное сокращение выпуска древесной продукции, особенно поставляемой на экспорт. В лесхозах страны работают порядка 30 тысяч человек, в частной и государственной деревопереработке – еще тысяч 60. Ключевая особенность названных отраслей в том, что они дают работу людям на периферии. Как пишут те же СМИ, некоторые предприятия деревообработки работают неполную рабочую неделю. Например, в Борисовском лесхозе, который большую часть древесной продукции поставлял на экспорт, с середины марта много что встало, склад переполнен.

Одна из последних санкций против Беларуси – запрет белорусским автомобильным грузоперевозчикам работать на территории ЕС. Минск ответил зеркальными ограничениями, но, так или иначе, потери белорусских транспортных компаний оцениваются в сотни миллионов долларов. По данным СМИ, до 90% из них пока встали. Проблему хотят решить путем перегрузки товаров на другие фуры или перецепки тягачей. Названные ограничения, по сути, лишают Беларусь огромного преимущества – географического положения. Транзит между Западом и Востоком приносил порядка 2 миллиардов долларов. Отсутствие грузоперевозок напрямую затрагивает белорусские предприятия. По данным Минтруда, в марте-апреле в стране был отмечен большой рост простоев и вынужденной неполной занятости. Глава ведомства И.Костевич считает, что высококвалифицированные рабочие, на профессионализме которых держалось абсолютно каждое предприятие, должны перейти к участию в сезонно-полевых работах. Такая практика, как в былые мрачные времена, может иметь место. К примеру, «Брестгазоаппарат» (торговая марка Gefest), известное в Беларуси предприятие, использует импортные комплектующие, запасы которых иссякают. И рабочие начинают гадать, что их ждет во время простоя.

Негативные последствия санкций против Беларуси, перечисленные выше и влекущие потери миллиардов долларов, – далеко не все. Сюда можно отнести и релокацию IT-компаний, и исход из Беларуси высококлассных специалистов, и другие. Премьер Р.Головченко неоднократно заявлял, что правительство вынашивает антисанкционные планы, предпримет все меры, чтобы смягчить последствия санкций. Так, по договоренности с Россией отложены на 5–6 лет выплаты Беларуси по госдолгу, ослаблены таможенные ограничения. Но правительство далеко не всесильно. Так или иначе, последствия санкций почувствует каждый из нас. Пожалуй, самым чутким индикатором на этот счет является валютный курс белорусского рубля. С начала года золотовалютные резервы страны снизились на 600 миллионов долларов. Поэтому, белорусы, у кого есть возможность – запасайтесь валютой сейчас.

Публикация из № 38 газеты “Народная Воля. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»