Дмитрий Лаевский

Скоро месяц мы живем по обновленной Конституции, но намерены ли белорусские власти соблюдать Основной закон?

Напомним, что, согласно статье 18, «Республика Беларусь исключает военную агрессию со своей территории в отношении других государств». Между тем с нашей территории бомбили и обстреливали украинские города. И это не единственная статья Конституции, которую должностные лица понимают не так, как она написана. Например, статья 7 гласит: «В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права». Что она означает?

Объясняет Дмитрий Лаевский, бывший адвокат Виктора Бабарико.

– Это важнейшая проблема, из которой произрастают и неправомерные приговоры, и репрессии, и авторитаризм, и даже войны, – говорит Дмитрий Лаевский. – Проблема возникает из фундаментального заблуждения, которое из поколения в поколение культивируется в умах юристов и граждан бывшего СССР, и Республики Беларусь в частности. С первого курса юридического факультета будущим юристам «затачивают» мозги под определенное понимание права. А именно, что право – это совокупность норм, установленных государством в целях регулирования общественных отношений. Такое понимание внедряется неслучайно. Потому что потом, приходя в разные сферы, занимая разные позиции и должности, люди, ставшие юристами с таким пониманием, считают, что право – это те правила, которые установило государство. Проще говоря, что право – это приказ власти. Так учат, так считают многие люди, я и сам когда-то тоже был подвержен такому представлению о праве.

Почему поощряется именно такое понимание права? Вспомните средневековую концепцию: князь или царь наделяет правами своих подданных. Проще говоря, власти выгодно, чтобы граждане считали власть источником своих прав. Ведь если власть – источник права, то можно всё что угодно записать в закон, назвать это правом, требовать соблюдения и карать за неисполнение. Говорить, что ваши действия незаконны, потому что мы – власть – так недавно записали в закон.

Очень удобно! Например, с таким пониманием можно запретить называть войну войной, можно запретить любую критику, назвав ее экстремизмом, можно запретить цвета, прически, песни, изображения, язык, идеи… Всё что угодно. Можно даже запретить не любить власть.

С другой стороны, можно обязать к чему угодно. И есть страны, где граждан наказывают за недостаточно искреннюю демонстрацию любви к вождю.

То есть понимание права как производной от государственной власти позволяет государственному аппарату (при желании) полностью подавить личность. И именно этим опасно такое представление о праве.

Безусловно, разные органы государства издают нормативные акты (законы, указы, постановления), и такие акты, конечно, могут быть источником права. Например, в таких сферах, как налоги, имущественные отношения, регистрация предприятий, различная отчетность и так далее. Это вопросы, где власти конкретного государства сами создают правила. И это нормально.

Но когда речь идет о важнейших ценностях, таких, как жизнь, свободы, достоинство личности, то здесь власть источником права быть не может. Представьте, например, что чиновники разрешат проводит опыты над людьми. Мы же не будем считать, что они вправе принимать подобные решения.

Почему? Да потому, что критически важные для человека вопросы не могут быть отданы на откуп людям, которые временно наделены властью, возможно, даже случайно попали на свои посты из-за коррупции. То есть важнейшие ценности, фундаментальные гражданские, политические, экономические, социальные права личности признаются за человеком в силу рождения. А не потому, что власть наделила человека этими правами. Человек наделен этими правами не потому, что кто-то разрешил. Такие права находятся над властью любого государства.

Когда много государств с разными культурными и политическими режимами договариваются о чем-то и фиксируют это в международном акте, это и есть те права, которые находятся над властью конкретного государства. То, что нужно, до нас уже записали в международных актах на так называемом наднациональном уровне. Там закреплены общечеловеческие принципы гуманизма, демократии и прав человека. Например, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и другие. Это правильная, это выгодная для общества концепция, потому что таким образом над властями конкретной страны появляется свод правил, которые конкретная власть не может подменять своими законами.

Вот это и есть концепция верховенства права. Потому что фундаментальные права людей должны быть над властью, чтобы ограничивать власть и защищать личность от произвола и тирании.

Готово ли к подобному подходу белорусское государство? Оглядитесь по сторонам, и вы поймете, что вопрос риторический.

Публикация из № 30 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»