Фото с сайта ru.krymr.com

В Украине Россия отражает опыт, полученный в Чечне в начале 2000-х.

Жестокое подавление и уничтожение мирного населения.

Цель – психологически сломать любое сопротивление.

Затем – “гуманитарная помощь”.

Цель – вызвать стокгольмский синдром, когда жертва отождествляет себя с мучителем.

Затем – создание “визитных карточек” восстановления с местными наместниками. Лучше из числа тех, кто когда-то воевал против.

В Чечне получилось, но в Украине – нет.

Чечня в начале 90-х восстала за идеал древности во главе с романтиками такими, как Дудаев и Масхадов. Затем – провал в части государственного развития. Ситуация в экономике после первой чеченской хуже, чем при СССР.

Как следствие – продолжение войны в Дагестане и вторая чеченская война.

Чечня становится центром сосредоточения радикальных мусульманских группировок, типа Хаттаба. Романтиков здесь уже нет, лишь жесткие законы шариата.

Именно поэтому население Чечни так легко стало голосовать за Единую Россию.

Украина из другого теста. Здесь нет романтиков, а лишь индивидуалисты-практики, создающие свой собственный семейный рай. Критикующие власть, но готовые все отдать за сохранение своего жизненного уклада.

Украинец сражается за свой образ жизни, который у него прочно ассоциируется с Родиной, Домом, Семьей. Тут не “идеологический патриотизм”, а коренной, почвенный.

Именно поэтому, первыми врага грудью встретили восточные города. Они сражались не за исторические фантомы и не за идеологемы. Они сражались за свой жизненный уклад, за свою Родину, за самую Жизнь.

И тут главная ошибка РФ в отношении Украины в сравнении с Чечней: в Чечне захотели найти новую жизнь, а в Украине готовы защищать прежнюю, но свою. Защищать свою идентичность и жизненный уклад, без которого нет и всей нации.

Только война показала, насколько Украина отличается от России.

 

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»