Изображение носит иллюстративный характер

На уровне правительства готовятся изменения в законодательство, призванные защитить предпринимателей от необоснованных претензий проверяющих органов. От того, какое решение будет принято, зависит деловой климат в стране. 

Вопросы без ответов

В Беларуси стала уже регулярной практика, когда налоговые и другие проверяющие органы могут корректировать налогооблагаемую базу компаний, пишет “Белорусы и рынок”.

До 2019 года такие меры применялись на основании указа № 488, который был призван усилить борьбу с лжепредпринимательством. Государство выявляло структуры, которые, по мнению проверяющих органов, создавались для ухода предприятий от уплаты налогов, и всех участников таких сомнительных сделок наказывало.

Кампания эта вызвала массовые возмущения у предпринимателей, поскольку из-за нее штрафные санкции стали применять и в отношении добросовестных компаний. В 2018 году Василий Матюшевский, занимавший тогда должность первого вице-­премьера, заявил, что указ № 488 «нанес невероятный ущерб предпринимательству в стране».

После долгих обсуждений в 2019 году указ был отменен, но вместо него появились новые нормы в Налоговом кодексе, которые не добавили спокойствия в деловом сообществе. В частности, в кодексе появилась норма, в соответствии с которой налоговая база субъектов хозяйствования и сумма налоговых платежей подлежат корректировке, если будет выявлено, что «основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата налога».

Эта норма вызвала бурю вопросов со стороны предпринимателей, поскольку, во-первых, нигде не прописан исчерпывающий перечень хозяйственных операций, целью которых, по мнению проверяющих органов, является неуплата налогов. Во-вторых, говорят предприниматели, главной целью любой коммерческой организации является получение прибыли, и поэтому любую хозяйственную операцию по оптимизации налоговой нагрузки теоретически можно считать незаконной.

Фискальная непредсказуемость

Поскольку согласно ст. 33 Налогового кодекса проверяющие органы получили право делать вывод о нарушении налогового законодательства на основании мотивировочного (субъективного) суждения, это и напрягло деловое сообщество, обеспокоило предпринимателей.

Тема стала настолько важной для бизнеса, что в 2021 году она обсуждалась на заседании Совета по развитию предпринимательства, на котором присутствовали практически все высокопоставленные члены правительства, ответственные за экономический блок. Стороны сошлись на том, что в законодательство нужно вносить изменения.

В начале 2022 года Министерство экономики обратилось к бизнес-союзам с просьбой внести предложения в проект постановления правительства, призванный снять возникшую обеспокоенность бизнеса.

«Нормы и утратившего силу указа № 488, и действующей ст. 33 Налогового кодекса можно сравнить с элементами агрессивной непредсказуемости. Для бизнеса очевидно, что возможна субъективная трактовка налогового законодательства, которая в свою очередь может привести к штрафным санкциям, и это создает атмосферу постоянной нервозности», — отметили эксперты Белорусской научно-промышленной ассоциации в комментарии газете «Белорусы и рынок».

По их мнению, такая атмосфера «мешает компаниям уверенно смотреть в завтрашний день и развивать свой бизнес», поэтому весьма желательно сделать налоговое законодательство максимально понятным для бизнеса, иначе «атмосфера нервозности будет сдерживать инвестиционную активность как минимум в частном секторе Беларуси».

Екатерина ГАМЗУНОВА, адвокат, медиатор, заместитель председателя по правовым вопросам Белорусского союза предпринимателей:

— К адвокатам сейчас часто попадают дела, возбужденные на основании ст. 33 Налогового кодекса. Эта статья весьма беспокоит бизнес, поскольку в ней нет четких критериев, которые позволили бы понять, в каких случаях налоговая оптимизация является законной, а в каких нет.

Какой пример можно считать показательным? С 2012 года в Беларуси действуют нормы Декрета № 6, который позволяет новым производственным предприятиям (на территории средних, малых городских поселений и в сельской местности) не платить налог на прибыль в течение первых семи лет своей деятельности. Известны случаи, когда предприниматели регистрировали вначале одну компанию, чтобы пользоваться данной льготой, а затем другую — с иным перечнем видов деятельности. Однако с 2019 года, когда вступила в силу новая редакция 33-й статьи Налогового кодекса, налоговые органы стали трактовать ее так, что повторное получение льгот предпринимателем по Декрету № 6 в рамках другого юрлица является нарушением налогового законодательства.

Соответственно, за такие нарушения юрлица должны теперь доплатить большие суммы налогов, а также уплатить штрафы и пени.

Очень многих сильно удивляет тот факт, что дошло до ретроспективного применения ст. 33 Налогового кодекса. Иными словами, если налоговая установит, что главной целью хозяйственной операции является неуплата налогов, то штрафные санкции применяются не с 2019 года, а с 2015-го и даже с 2012 года. Поэтому деловое сообщество добивается того, чтобы данная статья не применялась задним числом, когда о ней никто не знал. Бизнес-союзы также просят органы госуправления определить четкие критерии, по которым можно судить, что главной целью хозяйственной операции является уход от уплаты налогов. В настоящее время таких критериев нет, хотя есть надежда, что они появятся: проект соответствующего постановления правительства подготовлен.

Кроме того, для бизнеса важно, чтобы вся информация о применении 33-й статьи была в публичном доступе и регулярно обновлялась. Например, в России фискальные ведомства вплоть до картинок расписали, какие кейсы являются фактом неуплаты налогов, а какие случаи налоговой оптимизации разрешены. Арбитражный суд России публикует и систематизирует кейсы нарушения налогового законодательства.

В Беларуси ничего этого пока нет. Поэтому деловое сообщество настоятельно просит создать полную и понятную информационную систему, которая бы позволяла предприятиям определить, какие операции по снижению налоговой нагрузки являются законными, а какие нет. Для создания благоприятного делового климата в стране очень важно ясно разъяснить случаи применения 33-й статьи Налогового кодекса.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»