Фото: БЕЛТА

Несколько дней назад Конституционный суд принял послание «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь». О чем оно?

Если кратко, о том, что всё в нашей стране хорошо и по закону, а что незаконно – так это введенные против Беларуси санкции.

Если в деталях, Конституционный суд скрывает все проблемы за мудреными формулировками, совершенно не обращая внимания на то, что происходит за окном.

Когда и почему мы стали экстремистами

Возьмем для примера экстремизм. Как так получилось, что тысячи (если не больше) белорусов вдруг стали экстремистами – арестованы, оштрафованы, осуждены? Почему у нас является экстремизмом то, что нигде в мире таковым не считается?

Ответ Конституционного суда:

«В решении, принятом в результате контроля конституционности Закона Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам противодействия экстремизму», отмечено, что экстремизм как приверженность крайним взглядам и методам действий для достижения своих целей представляет собой реальную угрозу конституционному строю, национальной безопасности, общественному порядку, правам и свободам граждан.

Конституционным Судом указано, что, исходя из провозглашенной в Конституции цели обеспечения гражданского согласия (преамбула) во взаимосвязи с установленным запретом на создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды (часть третья статьи 5), Республика Беларусь противодействует любым проявлениям экстремизма как идеологии и практики нетерпимости и ненависти, допускающим использование крайних мер для достижения противоправных целей (решение от 30 апреля 2021 г. по Закону Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам противодействия экстремизму»)».

А теперь – пример из жизни.

В декабре прошлого года в Новополоцке сотрудника «Нафтана» Андрея Апета арестовали за распространение в соцсетях экстремистских материалов – предвыборной программы Александра Лукашенко 2010 года. Репост был сделан в 2016 году с портала, который сейчас в нашей стране признан экстремистским.

33-летнего мужчину милиционеры задержали на проходной завода 13 декабря и доставили в отделение. На суде мужчина пояснил, что даже не делал репост, а только скопировал текст, где в конце была гиперссылка на материал.  Суд приговорил мужчину к 15 суткам ареста.

Вот и ответьте: про что нам в своем послании вещает Конституционный суд и что происходит на самом деле? Есть связь?

Публичная казнь

Следующий пример – зачистка гражданского общества, массовое принудительное закрытие общественных организаций. Объединениям, которые были зарегистрированы как некоммерческие и благотворительные, «вменяли» то, что они не ведут коммерческую деятельность (хотя, если бы вели, их точно нужно было наказывать). Сотни НГО в прошлом году были ликвидированы, потому что их посчитали неблагонадежными. Хотя статья 36 Конституции гласит: «Каждый имеет право на свободу объединений». Каждый! Вне зависимости от того, поддерживает он действующую власть или критикует ее.

Что по этому поводу думает Конституционный суд? Очень странно думает.

«Конституционный Суд считает, что требуется дальнейшее должное правовое регулирование повышения роли гражданского общества и его участия в выработке и принятии важнейших решений в жизни общества и государства как существенного фактора достижения политической стабильности, общественного согласия, устойчивости демократических институтов и укрепления народовластия. В этих целях необходима законодательная регламентация основ гражданского общества, участия его представителей во Всебелорусском народном собрании».

Конституционный суд делает вид, будто и не было никакой «зачистки». Как ни в чем не бывало рапортует о важности и значимости развития гражданского общества, над структурами которого в минувшем году была проведена публичная казнь. Вот только о казни – ни слова.

Заткнуть рот, обеспечив свободу мнений

Берем независимые СМИ, которых в Беларуси почти не осталось. От тех, кто стоит на защите Конституции, хотелось услышать хоть какую-то оценку, ведь в статье 33 Основного закона прямо сказано: «Монополизация средств массовой информации государством, общественными объединениями или отдельными гражданами, а также цензура не допускаются».

Конституционный суд сформулировал свою позицию так:

«В решении по проверке Закона Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам средств массовой информации» Конституционный Суд, исходя из международно-правовых стандартов, указал, что правовое регулирование деятельности средств массовой информации и иных источников информации должно обеспечивать справедливый баланс прав и законных интересов участников правоотношений и интересов государства и общества.

При этом расширение защитных мер реагирования на современные вызовы и угрозы национальной безопасности, усиление обязанностей участников правоотношений должны быть уравновешены соблюдением принципов соразмерности, правовой определенности, а также процессуальными гарантиями эффективной судебной защиты права на свободное выражение мнения.

Конституционный Суд считает, что применение ограничений и их объем в каждом конкретном случае должны предполагать дифференцированный подход при оценке законности информации, учет конституционно-правовой сущности ограничиваемых прав и необходимость защиты конституционных ценностей».

То есть какими-то намеками, подмигиваниями и шевелением бровями суд говорит, что свободу мнений, гарантированную Конституцией, никто не отменял. Призывает к балансу, уравновешенности, соразмерности, дифференцированному подходу… Но на этом всё. Умыли руки.

О главном – ни слова

Референдум. Как он готовился и проходил, видели все. Настоящих оппонентов ни к разработке, ни к обсуждению нового проекта Конституции не допустили. Обсуждение провели галопом по Европам, в перерывах между рождественскими и новогодними гуляниями. В комиссии по проведению референдума ни один представитель оппозиционных партий не попал.

Но Конституционный суд говорит: «Всё прекрасно». «Реализовав свое конституционное право, граждане Республики Беларусь на республиканском референдуме приняли обновленную Конституцию Республики Беларусь. Воля народа, выраженная на референдуме, воплощает конституционный принцип народовластия, гарантирует сохранение стабильности и безопасности Республики Беларусь», – говорится в послании.

Война в Украине. Международное сообщество называет Беларусь страной-соагрессором. Так как с нашей территории взлетели самолеты, которые бомбили украинские города, велся артобстрел, доставлялись вооружение и топливо для российской армии.

В то же время в Конституции (редакция, которая действовала до 15 марта) сказано: «Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела и других общепризнанных принципов и норм международного права».

Почему, имея такие принципы внешней политики, прописанные в Основном законе, мы разрешили российским войскам атаковать Украину с нашей территории? Почему мы придерживаемся принципа нерушимости границ, но для самопровозглашенных ДНР, ЛНР, которые оттяпали у Украины, делаем исключение? И даже позволяем их «защищать» атакой на Киев с белорусской земли?..

В послании Конституционного суда на этот счет ни слова. Ни одного слова!

Жизнь – сама по себе, Конституция – сама по себе, Конституционный суд – сам по себе. Но ведь главное не то, какая у нас Конституция, какие у нас законы, главное – какая у нас жизнь.

Публикация из № 23 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»