В «Народной Воле» за 11 марта был опубликован блиц-опрос под заголовком «Почему молчите, парламентарии?». К сожалению, не все депутаты захотели отвечать на заданный вопрос о том, почему с белорусских аэродромов поднимались российские самолеты, чтобы наносить удары по украинским объектам. Некоторые вначале высказались по поводу российско-украинского противостояния, а затем внезапно отказались от своих слов. Один обладатель депутатского мандата сразу сказал: комментировать не берусь, информация очень противоречивая, столько фейков идет, а разграничить, что правда, а что нет, очень непросто даже мне, человеку военному. Поэтому и комментировать что-то тяжело, и прошу вообще на меня не ссылаться.

Другой депутат на просьбу о коротком комментарии откликнулась, сказала, что ей нужно немного подумать, чтобы красиво и четко сформулировать свои мысли, затем продиктовала свой комментарий. А через пару часов убедительно попросила не публиковать текст. Отказалась она от своего комментария не потому, что кто-то, например, запретил ей давать интервью негосударственному изданию. И не потому, что ее слова могли вызвать огромный резонанс в Палате представителей. Всё более буднично: в ее семье – разные взгляды на то, что происходит в Украине. И, чтобы избежать конфликта с близкими, она решила не заявлять о своей позиции публично. Война рано или поздно закончится, а восстановятся ли отношения с родными – не известно. Не секрет, что политика разбивала и разбивает некоторые семьи, в том числе и высокопоставленных чиновников.

Не оказаться в плену зла
Марина Коктыш

«А стоит ли сейчас высказывать свои мысли, если они хоть немного резонируют с тем, что пишут? – сказал в разговоре еще один мой собеседник, тоже публичный человек. – Люди сегодня очень злые, готовы разорвать на части за любое слово, которое противоречит их собственным взглядам».

Интересуюсь судьбой ректора одного из вузов, уволенного в 2020 году. Человек пропал со всех радаров. Может, в эмиграции? «Я работаю, в Беларуси, но умоляю: ничего не пишите обо мне, – слышу в ответ на свои вопросы. – Когда политическая ситуация изменится – я обязательно дам интервью. А сейчас поймите правильно: могу потерять и эту работу, а это значит, что средств к существованию не будет вообще. А у меня семья, мама…»

Известный в прошлом бизнесмен и депутат удалил все свои страницы в социальных сетях. Звоню спросить, как дела, и заодно договориться на интервью. «Марина, комментариев не будет никаких, – объясняет он. – Я недавно наконец подписал контракт и поклялся работодателю, что не буду светиться в прессе вообще ни по какому поводу. Иначе потеряю работу, а за последние годы кем я только не был! Есть ведь что-то надо, коммуналку платить, до пенсии мне еще около шести лет. Соцсети удалил от греха подальше – сейчас любой неосторожный лайк может быть опасным».

«Я стараюсь не делать никаких заявлений и радоваться каждому дню – настолько, насколько это возможно, – говорит бывший высокопоставленный чиновник, руководивший в регионах, доктор наук. – От того, что я выскажусь, всё равно ничего не изменится, а мне хочется пожить спокойно, устал от публичности…»

Час разговаривала с одним известным белорусским писателем. Не о политике – о коронавирусе, ценах на продукты, положении интеллигенции, каких-то совершенно простых, даже немного личных вещах. Самый острый политический вопрос, наверное, был о судьбе негосударственного Союза белорусских писателей, который не так давно ликвидировали по решению суда. «Жаль…» – прозвучало в ответ. И после этого – просьба вообще ничего не писать и на него не ссылаться. «Я в своих произведениях всё напишу, сейчас время для творчества», – сказал он.

Я, честно говоря, даже немного опешила. Потому что еще совсем недавно этот человек не боялся высказывать свои мысли, комментировал многие вещи. «У него сын в черных списках на увольнение, так что понять можно», – объяснил мне хороший знакомый писателя.

Таких примеров – немало.

«Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», – говорил кто-то из великих о принципах свободы слова и демократии.

Сегодня, увы, многие предпочитают помалкивать. Боятся, что уволят, посадят, репрессируют, не будет средств к существованию, не поймут родные. У каждого свои причины.

Многим страшно. И всех можно понять.

Многие сегодня читают советы психологов – как избежать агрессии, минимизировать стресс, отстраниться, ограничить поток плохих новостей, как общаться с близкими, если у вас диаметрально разные политические взгляды.

Директор московского Центра когнитивной терапии Яков Кочетков говорит так: «Сейчас мы все переживаем момент истины. Момент истины в том, кто мы на самом деле и чего стоим. Мы многое сейчас узнаём и еще узнаем о людях, которые нас окружают. Я понимаю тех, кому страшно говорить. Я также понимаю психологов, которые завалили соцсети советами, как успокоиться. Им самим бы хотелось успокоиться. Только это сейчас трудно сделать.

Для меня психотерапия – это не способ помочь человеку жить в комфорте. А помочь человеку сделать свой выбор, каким человеком он хочет быть. Поэтому я не считаю, что задача психологов успокаивать население сейчас.

Поражает, как пропаганда размягчила мозг значительной части населения. Больше всего раздражает вот это вот всё: «мы точно не знаем; со всех сторон информационные атаки; может, так, а может, и не так; сейчас нельзя на эмоциях что-то сказать, давайте подождем».

Ждать уже нечего. Наши украинские коллеги и друзья с детьми сидят в бомбоубежищах или бегут за границу. Нам всем пора проявить свою гражданскую и человеческую позицию.

Один из самых больших моих страхов – потерять человеческое достоинство. Давайте попробуем его не терять. Это очень сложно, потому что на стороне страха – адаптация. Человек привыкает ко всему. К смерти других людей, ограничению свобод, доносам, да вообще почти ко всему. Давайте постараемся не привыкать…

Ну и, помните, любимое из романа «Дюна»: «Страх убивает разум. Страх – это малая смерть, несущая забвение. Я смотрю в лицо моему страху, я дам ему овладеть мною и пройти сквозь меня. И когда он пройдет сквозь меня, я обернусь и посмотрю на тропу страха. Там, где прошел страх, не останется ничего. Там, где прошел страх, останусь только я».

Задумаемся над этими словами…

Публикация из № 22 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»