Мария Гулегина

Звезда мировой оперной сцены Мария Гулегина высказалась по поводу войны в Украине.

– Я по папе армянка, по маме украинка, и в предках есть евреи, белорусы, поляки, – говорит Гулегина. – Но так получилось, что русский язык для меня родной, хотя ни капли русской крови нет. Отец говорил на армянском, грузинском, греческом и с огромным акцентом на русском. А мама не говорила на армянском, греческом, грузинском, а говорила по-украински и по-русски, знала идиш и хорошо немецкий. Бабушка говорила на русском, но все поговорки-присказки – на украинском. Бабушка по отцовской линии еле-еле, почти никак – по-русски, но пыталась говорить и доносить до меня особо важные моменты. Я разговаривала в детстве на русском, украинском, немного на армянском и грузинском (очень плохо, но понимала), а среди моих друзей были греки, евреи, армяне, грузины, украинцы, но всех нас объединял русский язык.

Это ужасно, что политики сейчас нас разъединяют. Я жила в Беларуси и там пыталась учить язык (мне трудно говорить на чистом белорусском языке после украинского, на котором я и читала, и писала), но всё равно мы старались понять друг друга.

Украинский я и сейчас не забыла. Когда грустно – пою народные песни. У меня друзья в Нью-Йорке были украинцы, а тогда, 30 лет назад, для меня было легче говорить на украинском, чем на английском!

Я росла на русской литературе, и на украинской, и на книгах об Армении. Дома звучали и украинские, и армянские, и русские песни. Мама говорила еще и на идиш. Живя в Люксембурге, где три государственных языка, все стараются понять друг друга, а если тяжко – используют английский, итальянский, португальский. Беда не в языке! Беда с политиками! Язык – это то, что объединяет всех нас на планете Земля! Слово оттуда, другое – отсюда, и можно понять человека, глядя в глаза.

Война – провал президентов, провал политиков-профессионалов. Мы говорили: язык до Киева доведет. Всегда можно и нужно договариваться! Когда погибших солдат называют «груз 200», в груди возникает такая боль, что просто невозможно дышать! Это для политиков «груз 200», а для каждой матери – это ее кровиночка! Ее всё на этом свете! Вот когда политики будут обязаны в первые ряды боевых действий отправлять своих сыновей, тогда они сто раз подумают, начинать ли войну…

Как мать я истово молюсь за Мир.

Как певица считаю своим долгом петь в помощь людям, потерявшим дома. Но главное – чтобы они не потеряли веру в людей, надежду на мирную жизнь и любовь к ближнему.

Публикация из № 22 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»