В номере «Народной Воли» за 11 февраля напечатана статья известного белорусского философа и политолога Вячеслава Оргиша «Какая политическая реформа нужна Беларуси». Редакция предложила всем, кого волнует будущее страны, вступить в широкую дискуссию. Первой откликнулась жительница Минска Ирина Мальцева.

***

Спору нет: Вячеслав Оргиш имеет право на свое видение ситуации, которая сложилась в Беларуси. Но, мне кажется, первая часть его рассуждений спроецирована отражением в каком-то кривом зеркале. Так и хочется спросить: в какой стране последние годы жил автор? С какого дивана были видны те события, которые он описал вначале своей программной статьи? Где, в каком пространстве столкнулись две идеологии, одна из которых – «буря и натиск», «отречемся от старого мира», а вторая – спокойное, уравновешенное и рассудительное стремление к плавным переменам. В каком сне Вячеслав Оргиш такое увидел?

Летом 2020 года для значительной части белорусов стало понятно, что в стране нет честных выборов. Что есть некий ритуал, имитирующий выборы, но насколько он отражает истинный выбор народа, спорить можно бесконечно. Люди посчитали, что белорусские выборы не свободные, не открытые, не равные для всех кандидатов.

К сожалению, еще не перевелись те, кто уверен, что так и должно быть, что контролируемые выборы – это гарантия безопасности, а то мало ли каких чудес натворит народ, будь у него право свободного выбора. Хотя подавляющая часть людей – это те, кто с таким положением вещей в принципе не согласен. Вот и всё «противоборство идеологий», которое Вячеслав Оргиш интерпретировал, на мой взгляд, фантастически неверно.

Если сравнить государство с организмом, то в нашем государстве произошла закупорка сосудов. В голову, в верхнюю часть туловища перестала поступать свежая кровь. Начались гнилостные процессы.

Если сравнить государство с домом, то в белорусском сломались социальные лифты. И жителям нижних этажей закрыли доступ на этажи верхние, более благоустроенные. Наверх они не могут не только попасть, но даже не могут туда достучаться и докричаться.

Если сравнить государство с семьей, то в нашей рулит диктатор (он сам себя так называет), а остальные, по его мнению, должны молчать, терпеть и бояться.

Но всё это, уважаемый господин Оргиш, не противоборство бунтарей и консерваторов. Всё это не происки оппозиции. Всё это признаки нездоровья государственного организма. А болезнь, если она есть, имеет обыкновение обострятся. С чем мы и столкнулись в 2020 году.

Поэтому, чтобы ответить на главный вопрос, какая политическая реформа нужна Беларуси, необходимо прежде всего получить ответ на вопрос, нужны ли Беларуси полноценные выборы.

Как они будут проходить – по партийным спискам, по мажоритарным округам, по смешанной системе, – дело вторичное. Главный аспект, который побоялся сформулировать Вячеслав Оргиш, – это проблема, как в Беларуси должен решаться вопрос власти – кулуарно правящей верхушкой или демократично, в соответствии с выбором народа.

И на самом деле ответ на этот вопрос совсем не однозначный. У каждого варианта есть свои плюсы и минусы. Если общество незрелое, если в нем не развиты демократические институты, если нет традиций политического плюрализма, то свободные выборы – это всегда риск. Но если правящая верхушка забронзовела, безответственна, оторвалась от земли, если ее главной целью является сохранение власти ради власти, то свободные выборы – это единственное спасение от тоталитаризма и застоя.

Стихия

Нужна ли государству политическая оппозиция и если нужна, то какая, спрашивает Вячеслав Оргиш. Но давайте поставим вопрос по-другому: чего добилась белорусская власть, уничтожив системную оппозицию, отнеся политических оппонентов к разряду врагов, монополизировав политическое поле? Это уберегло страну от массовых протестов и политических волнений, это добавило государству мира и стабильности? Откуда взялись люди, вышедшие в 2020-м на массовые акции с требованием новых выборов? Это были активисты оппозиционных партий?

Нет, конечно. События 2020-го доказали, что пустоты, искусственно созданные в обществе, так или иначе заполняются – хоть все партии позакрывай, хоть всех оппонентов посади, но оппозиционные настроения не исчезают. На протесты вышли люди, не имевшие никакого отношения к оппозиционным структурам, и это была стихия. Власть, которая еще недавно хвасталась, что знает всех оппозиционеров поименно и что их в Беларуси пару тысяч человек, не могла понять, откуда что взялось, откуда появлялись эти люди, реками стекающиеся в центр Минска и других городов, и куда они потом исчезали.

По большому счету и сегодня не поняли. «Назначили» координаторами протестов случайных людей, посадили тех, кого смогли идентифицировать по фото, приписали случившееся «проискам Запада». Но мы ведь понимаем, что всё это несерьезно. И если оставить в стороне фантазии и не закрывать глаза на факты, то придется признать, что тотальная политическая зачистка и ликвидация оппозиционных политических структур не стала страховкой от массовых выступлений и массовых протестов, а, наоборот, сделала их стихийными, неуправляемыми, неконтролируемыми.

Власть будет ждать нового взрыва или всё-таки признает, что оппозиционные настроения в обществе есть и у них должен быть легальный выход – через выборы, через СМИ, через политические структуры, митинги, демонстрации?.. Увы, но пока нет признаков того, что белорусская власть готова поступить дальновидно и мудро. И хотя Вячеслав Оргиш считает, что власть предложила оппозиции диалог, это утверждение всё-таки кажется слишком оптимистичным. С кем Александр Лукашенко может сесть за один стол? С Воскресенским? С Гайдукевичем-младшим? С Гигиным? Так все прекрасно понимают, под кого эти товарищи легли и куда они могут увести Беларусь.

Не до законов

Так с чего же начинать политическую реформу? С принятия закона об оппозиции, как предлагает Вячеслав Петрович Оргиш? Но ведь главная проблема именно в том, что законы в нашей стране работают избирательно, для одних так, для других этак. Единых для всех правил просто не существует. «Белая Русь» может вывести людей на митинг, а Партия БНФ не может. Тот же Гайдукевич круглосуточно вещает на госканалах, а Калякин – ни разу. Убийце, руководителю киллеров банды Морозова, суд выносит приговор 15 лет, а Сергею Тихановскому, который ходил по стране и выслушивал мнения простых людей, – 18…

Если нет честных выборов, то как будет работать закон об оппозиции? Кто и как будет определять право оппозиционеров на существование? На гнилом дереве приживется свежая ветка?

Допустим, будет принят специальный закон о политической реформе. Если власть сделает всё, чтобы из партий остались только лояльные к ней, то абсолютно ничего не поменяется. Как заглядывают они теперь в рот тем, кто у руля страны, так и будут заглядывать. Плюрализм будет похож на посмешище, и, понятно, прикорытников, как говорят в народе, прибавится.

Политическую реформу, как мне видится, надо начинать с судов. Чтобы не чиновник, не генерал, не министр или идеолог определяли, что разрешить, а что запретить, а чтобы это определяли закон и суд.

Чтобы в суде можно было оспорить итоги выборов, регистрацию или нерегистрацию партии, отказ в митинге и так далее, что сегодня абсолютно невозможно.

Чтобы в суде можно было реально оспорить арест.

Чтобы через суд можно было добиться восстановления в правах и наказания беспредельщиков при должностях.

Чтобы суд был беспристрастным и независимым. Чтобы перед судом и законом все были равны. Чтобы суд стоял на защите прав и свобод людей, чтобы руководствовался только законом…

Вот если бы в 2020-м году Верховный суд по существу рассмотрел многочисленные жалобы на нарушения в ходе президентских выборов, если бы еще на стадии регистрации кандидатов встал на защиту тех, кого по надуманным или сфабрикованным причинам выбросили из выборной гонки, если бы были назначены новые выборы, мы сегодня жили бы в спокойной и цивилизованной стране с легитимным президентом. Не было бы акций протеста, не было бы смертей, не было бы крови и боли, не было бы трагедий, не было бы санкций, не было бы тысяч политических беженцев, белорусы не смотрели бы друг на друга как на врагов…

Но суд и все остальные ветви власти самоустранились. И всё произошло так, как произошло. Поэтому либо мы научимся жить по закону, уважая права друг друга, либо никакая политическая реформа нам не поможет.

Ирина МАЛЬЦЕВА.

Публикация из № 13 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»