По данным Белстата, медианная зарплата прошлого года составила 1096,2 рубля. Эта величина разделяет всех работников на две равные части: одна половина в среднем получила меньше этой суммы, вторая – больше.

Статистика является точной наукой, поэтому в своих расчетах не гнушается даже последней копеечкой. Но в то же время отдельные ее показатели остаются абстрактными. Никто не покупает товары, никто не оплачивает услуги «средней заработной платой по стране», каждый работник может израсходовать на покупки только те деньги, которые он получает непосредственно в бухгалтерии. А в самой бухгалтерии тоже различают зарплату начисленную и зарплату, уменьшенную на величину подоходного налога (13%), взноса в ФСЗН (1%) и (если работник принадлежит к официальному профсоюзу, имеющему право централизованно взимать взносы через бухгалтерию предприятия) членского взноса в размере 1% от начисленной работнику зарплаты.

Чистка «грязной зарплаты»

То есть зарплата «грязными» превышает зарплату «чистыми» на 15% от начисленной бухгалтерией суммы. В таком виде она приближается к понятию реальной зарплаты, пригодной для оплаты товаров и услуг. Правда, существует существенное «но»…

Поскольку в обиходе зарплату до изъятия этих 15% называют «грязной», а после изъятия «чистой», у работника возникает иллюзия, что то, что он получает на руки, – это его реальная заработная плата. Однако редко работнику удается полностью распорядиться ею по своему усмотрению. Чаще он напоминает волка из сказки «Легкий хлеб» («съесть-то он ничего не съел, но легкого хлеба попробовал»), поскольку «очищенная» выплатой налогов и платежей зарплата уменьшается по вине инфляции. А при высокой инфляции это происходит еженедельно, ежемесячно, ежеквартально по сравнению с соответствующими периодами предыдущего года. Если инфляция действует постоянно, то работник на одну и ту же заработную плату не может купить прежнее количество товаров и услуг.

Чаще всего инфляция растет более высокими темпами, чем индексация зарплаты. Поэтому при повышении номинальной заработной платы реальная заработная плата (покупательная способность) на самом деле падает. Или отстает от роста номинальной «средней заработной платы по стране», которая декларируется правительством.

А есть еще и генеральное соглашение

Эти критерии вполне применимы ко всем денежным ресурсам, которые население получает из других источников. Например, пенсиям, стипендиям и пособиям. Так, согласно достигнутому генеральному соглашению между правительством, объединениями нанимателей и профсоюзами, соотношение размера средней пенсии по возрасту должно составлять не менее 40% от средней заработной платы. Это один из принципиальных моментов, на которых зиждется система трипартизма в социальном государстве.

Тем не менее соблюдать эту пропорцию партнерам почти никогда не удается, но их это не очень сильно беспокоит. Опекаемые ими пенсионеры не склонны к возмущению по этому поводу. Например, по итогам первого полугодия прошлого года средняя пенсия по возрасту составляла только 37,4% от средней заработной платы, а в ноябре прошлого года она снизилась до 34,9%. Пенсионеры, которые обычно очень ревниво подсчитывают проценты, определяющие динамику роста их пенсий, эту тему не обсуждают. Но активно обсуждается движение средней назначенной пенсии, сопоставимой с движением потребительских цен, которое определяет реальный размер пенсии, его покупательную способность.

С ней связан нюанс, благодаря которому несколько изменяется смысл этого понятия. Так, понятие «покупательная способность» относится к сумме денег, за которую можно купить определенное количество товаров и услуг. С одной стороны, деньги сами являются товаром, за деньги можно купить всё и вся. Но это «всё» ограничивается суммой имеющихся у покупателя денег, на которые он может купить определенное количество товаров и услуг.

Покупатель по своей потребительской природе стремится приобретать лучшие товары в больших количествах, но на пути таких вожделений надежным шлагбаумом стоит тощий кошелек. Численность таких постоянно неудовлетворенных выбором покупателей растет, они давно посещают престижные бутики, как музеи. Безосновательные мечтания большинства покупателей падают жертвой жестокой реальности.

Мир труда и Шура Балаганов о счастье

Наглядный пример этого можно найти в литературе. Герой романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок» Остап Бендер интересуется у Шуры Балаганова, сколько денег ему требуется для счастья. Тот отвечает: 100 рублей. Остап уточняет: не на сегодняшний день, а вообще, для полного счастья. Шура долго прикидывает и объявляет, что ему нужно шесть тысяч четыреста рублей и что «с этой суммой ему будет на свете очень хорошо». Остап выдает бывшему компаньону пятьдесят тысяч. Балаганов, не умеющий распоряжаться такими большими деньгами, не может устоять перед соблазном залезть в чей-то карман в трамвае и ожидаемо попадает в милицию.

Сложно сказать, как бы себя повел в такой ситуации обычный белорусский пенсионер. Ведь, по данным Министерства труда и социальной защиты, в ноябре 2021 года средний размер назначенных пенсий (515,5 рубля) в 2,4 раза превысил бюджет прожиточного минимума, который на период с 1 ноября 2021 года по 31 января 2022-го был установлен в размере 217,99 рубля.

Восхитительная по точности бухгалтерия! Она снимает извечный проклятый вопрос: можно ли прожить на бюджет прожиточного минимума? Как утверждают в правительстве, в союзах нанимателей, в профессиональных союзах, прожить можно и именно так нужно жить. По их официальному расчету, бюджет прожиточного минимума эквивалентен минимальным затратам, необходимым для сохранения здоровья человека (физиологического существования) и выплаты обязательных платежей и взносов.

При такой калькуляции «средний пенсионер» располагает денежными ресурсами на потребление 2,4 минимального набора.

Это «достойная» жизнь, которая ничем не отличается от представлений Шуры Балаганова о счастье.

Две неравные «половины»

Если всё прекрасно с пенсиями, то что можно сказать о средней зарплате? В ноябре номинальная начисленная средняя («грязными») заработная плата составила 1476,3 рубля, а «чистыми» (минус 15% налогов и взносов) – всего лишь 1254,9 рубля, которые доступны «среднему работнику» для покупки товаров и оплаты услуг. Это больше, чем у пенсионеров, но ненамного, поскольку бюджет прожиточного минимума для трудоспособного населения составляет 321,22 копейки. Таким образом, покупательная способность зарплаты «чистыми» составит только 3,9 минимального набора товаров и услуг.

Казалось бы, деньжищ не меряно! Но ведь многие семьи имеют детей, кто одного-двух, кто трех, а значительное количество семей и больше. А для минимального обеспечения жизни ребенка старше 6 лет требуется ежемесячный набор в 307,98 рубля.

Ломать голову, хватает ли этих денег на жизнь, недосуг. Надо жить.

Уточнить подходы к этому вопросу помогает так называемая медианная заработная плата, согласно которой половина работников имеет меньше этого значения, половина – больше. В ноябре прошлого года медианная заработная плата составила 1096,2 рубля. То есть медианная заработная плата составляла 75% от средней. При этом «чистая» медианная заработная плата – 931,6 рубля. То есть 2,9 бюджета прожиточного минимума.

То есть вполне сопоставимо с «достатком» пенсионеров, многие из которых имеют пенсии, превышающие 1000 рублей. Выше медианного уровня расположились те, чьи заработки преимущественно растут, ниже – те, чьи заработки падают.

А где ж их взять?

Чтобы сравняться по располагаемым доходам со средним пенсионером, работник должен получать на руки сумму, эквивалентную не менее чем 2,4 минимального набора для трудоспособного населения. Это составляет примерно 771 рубль. Меньше этой суммы зарабатывают более 40% занятого в экономике населения. Точнее сказать, экономика поражена новой бедностью, в которую попадает значительная часть работников.

О бедности у нас много пишут, причем с непонятным энтузиазмом. Мол, всем смертям назло мы бедные, но гордые! Эта трескотня многим мешает задуматься: ведь те, кто существует на средства ниже бюджета прожиточного минимума, живут в нищете. Их называют малоимущими, но никто им не даст и малого шанса выбиться из нищеты. По официальной статистике, 4,1% населения живет ниже национальной черты малообеспеченности, когда среднедушевые располагаемые ресурсы не дотягиваются до необходимого для жизни минимума.

Люди не должны так жить! Но живут…

О чем они при этом думают? Давным-давно об этом поведал Александр Галич в песне «Фарс-гиньоль»:

Надо и того купить, и сего купить,
А на копеечки-то вовсе воду пить,
А сырку к чайку или ливерной –
Тут двугривенный, там двугривенный,
А где ж их взять?!

Публикация из № 13 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»