Гарри Погоняйло. Фото https://www.racyja.com

О том, что я обратился с жалобой в Верховный суд Республики Беларусь, сообщили многие средства массовой информации. В «Народной Воле» я в деталях обосновал утверждение, почему Указ №14 о назначении референдума нельзя считать правомерным. И вот спустя десять дней на мои доводы пришел ответ. Мне, как и многим другим гражданам, в очередной раз отказали в правосудии. Самым грубым, незатейливым и циничным образом: «Жалоба Погоняйло Г.П. не подлежит рассмотрению в суде ввиду ее неподведомственности (п.1 ст.245 ГПК Республики Беларусь), и заявителю в возбуждении гражданского дела следует отказать». Определение вынесла судья Верховного суда В.Г.Кулик.

Так случается довольно часто в последние 20 лет новейшей истории Беларуси, когда граждане пытаются в судах защитить свои права от произвола властей. В своих жалобах они подвергают обоснованной критике действия государственных органов и должностных лиц, которые совершены вопреки требованиям закона, интересам службы, путем злоупотребления властью или служебными полномочиями.

Защищая свое личное достоинство, мы следуем тому, что основные (естественные и фундаментальные) права и свободы человека даны нам от рождения. Они должны быть обеспечены государством. Поэтому в нашем национальном законодательстве, опирающемся на выработанные к середине ХХ века международные стандарты и принципы защиты прав человека, имеются эффективные механизмы, дающие реальную возможность каждому реализовать их через процедуры индивидуальных либо коллективных обращений, в том числе через суды. К такому выводу мы приходим, анализируя нормы Конституции и законодательные акты, принятые на ее основе.

А на практике? Давайте вернемся к правовым положениям моей жалобы в Верховный суд. Основной ее тезис: Указ №14 от 20 января 2022 года «О назначении республиканского референдума» подписан А.Г.Лукашенко со ссылкой на п.1 ст.84 Конституции как действующим президентом Республики Беларусь. А, по моему мнению, он таковым не является, поскольку процедура выборов президента в августе 2020 года не была завершена. Один из двух субъектов по оспариванию и признанию выборов недействительными – Верховный суд Республики Беларусь – не рассмотрел жалобы кандидатов в президенты по существу, то есть отказал им в правосудии.

Фактическая власть в стране оказалась в руках человека, не получившего полномочия президента в соответствии с нормами Конституции, избирательными процедурами, предусмотренными иными законодательными актами. Таким образом, как говорят в народе, вопрос перед судом был поставлен ребром: является ли лицо, подписавшее Указ №14, президентом Республики Беларусь?

Ни о какой проверке конституционности данного нормативного акта я вопрос не ставил.

Конституционный суд не раз обращал внимание на то, что свои права и свободы, в том числе возникающие из административно-правовых отношений, граждане вправе отстаивать непосредственно в общих судах. В таких делах у судов имеется ряд процессуальных мер, направленных на пресечение действий, нарушающих право, и на реализацию и защиту процессуальных прав участников процесса, в том числе особый порядок предоставления доказательств и другие. Они служат объективному и правильному разрешению дела, вынесению справедливого решения, основанного на законе.

В нашем случае суду предлагалось решить правовую дилемму: обладает ли лицо, подписавшее Указ №14 о назначении референдума, полномочиями президента Республики Беларусь? Если в ходе судебного разбирательства на основании приведенных мною в жалобе обстоятельств, опирающихся на юридически значимые факты и события, подкрепленные достаточными доказательствами (с точки зрения относимости, допустимости и достоверности), будет установлено, что не обладает, то спорный акт следовало признать по суду недействительным, не имеющим юридической силы, а значит, не подлежащим исполнению (стст.11,12 ГК). Этому бесспорному для меня факту необходимо было дать закрепление в судебном решении или опровергнуть его. Указанные выше нормы Гражданского кодекса, а также Гражданского процессуального кодекса, указанные в жалобе как основание для обращения в Верховный суд, не имеют никакого отношения к конституционному судопроизводству. Более того, процедура обращения в Конституционный суд предполагает наличие вступившего в силу суда общей юрисдикции решения по защите нарушенного права.

Дело в том, что действия властей по выполнению нормативных требований Указа №14 напрямую затрагивают избирательные права мои и миллионов других граждан Беларуси.

Повторюсь в который раз: согласно ст.60 Конституции, «каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки». Конституция имеет прямое действие, ее нормы обладают высшей юридической силой. Надеюсь, с этой позицией никто из правоприменителей не спорит. Вместе с тем, вы, дорогие читатели, резонно можете возразить: а как же позиция Верховного суда, выраженная в определении при рассмотрении поступившей жалобы? Тут всё до примитивности просто. Судья не встала на сторону правды и добра, отказалась следовать закону. Она приняла, как я полагаю, не правовое, а политически мотивированное решение.

В данном случае на память приходит содержание ныне действующей нормы Кодекса Наполеона, которым гордится свободная Франция: «Судья, который отказывается судить под предлогом молчания (silence)… может подлежать преследованию по обвинению в отказе от правосудия». Законодательство Беларуси также содержит подобную правовую угрозу. Уголовный кодекс предусматривает ответственность по ст.392 за вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Не утруждая себя поисками истины, судья В.Г.Кулик занялась подменой правовых терминов и оснований, на которые опиралась моя жалоба, и выстроила известную в таких случаях логическую цепь, ведущую в тупик. Следите внимательно за руками «фокусника». В определении указано: «В силу положений Закона Республики Беларусь от 17 июля 2018 года «О нормативных правовых актах» (стст.2–3) Указы Президента Республики Беларусь относятся к нормативным правовым актам, рассчитанным на индивидуально неопределенный круг лиц.

Контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляется Конституционным Судом Республики Беларусь (ст.116 Конституции Республики Беларусь)». И вывод: действующим законодательством не предусмотрено обжалование указов президента в суды общей юрисдикции.

Что следует из определения для нас, простаков, в сухом остатке: «Суд установил» (то есть признал), что А.Г.Лукашенко является конституционно избранным президентом Республики Беларусь. Подписанный им Указ №14 издан в соответствии с полномочиями президента (п.1 ст.84 Конституции). Контроль за конституционностью указа как нормативного правового акта осуществляется Конституционным Судом. Всё якобы правильно и соответствует закону. Однако к такому выводу суд мог прийти лишь в случае рассмотрения жалобы в судебном заседании и принятия решения в совещательной комнате. На стадии же решения вопроса о возбуждении дела либо об отказе в его возбуждении подобное недопустимо и должно привести к отмене определения как незаконного.

Получилось: я им – про Фому, а они мне – про Ерему. Ну и, конечно, всем понятно, что пока я буду бодаться, как тот теленок с дубом, референдум пройдет, страсти улягутся, и спор сам собой уйдет в историю.

Предвидя подобное, я в жалобе сослался на действующее правило, установленное в ч.2 ст.112 Конституции: «Если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным». Аналогичные требования слово в слово закреплены в ч.3 ст.21 ГПК Республики Беларусь. Но суд их проигнорировал.

Открою для наших читателей существующую на этот счет скандальную судебную практику. Она свидетельствует о том, что на протяжении всего времени действия Конституции 1994 года (с изменениями и дополнениями) судьи при разрешении дел ни разу не воспользовались указанным правилом. Ни разу! Более того, при вынесении судебных решений судьи взяли за общее правило вообще не ссылаться и не анализировать статьи Конституции и международно-правовые акты, ратифицированные Республикой Беларусь, а Пленум Верховного суда – высшая судебная инстанция – за время действия Конституции так и не обсудил практику судов общей юрисдикции по применению норм Конституции, в особенности в части защиты прав человека, и не дал соответствующих разъяснений.

Что же касается контроля за конституционностью нормативных правовых актов (ст.116 Конституции), порядок которого осуществляется в соответствии с Законом «О конституционном судопроизводстве», то за последние более чем 20 лет ни один из субъектов (президент, Совет министров, обе палаты Национального собрания, Верховный суд) не обратился в Конституционный Суд с предложениями о даче заключения о соответствии актов президента (декретов, указов) Конституции и международно-правовым актам. Они после внесения изменений в Конституцию по результатам ноябрьского 1996 года референдума оказались вообще вне судебного контроля.

В то же время сам Конституционный Суд практически в каждом своем ежегодном послании затрагивает эти вопросы и обращает внимание органов государственной власти, должностных лиц и судей на данные, мягко говоря, упущения, излагает соответствующие рекомендации и, главное, предлагает внимательно в соответствии с полномочиями каждого принимать меры по реализации прав граждан, иных лиц на судебную защиту, в том числе на косвенный доступ к конституционному правосудию через инициативные обращения. При необходимости принять дополнительные нормы, регулирующие такой порядок рассмотрения инициативных обращений. Однако эти просьбы не приняты во внимание, субъекты, указанные в ст.116 Конституции, не проявляют политической воли и желания реально обеспечить право граждан на доступ к конституционному правосудию (пусть и опосредованным путем). Думаю, судьи знают и понимают положение вещей, а значит, их вполне устраивает подобная унизительная ситуация зависимости от исполнительной власти: «Чего изволите, господа?»

Как видим, картина явно неприглядная и свидетельствует о том, что у граждан практически отняли механизмы судебной защиты по отстаиванию своих прав и свобод. Если они нарушаются путем издания законодательных актов, принятых в нарушение конституционных норм либо не по процедуре, неуполномоченным органом или должностным лицом с превышением власти, злоупотреблением своих служебных полномочий и по другим основаниям, они подлежат защите в судебном порядке. Однако, как мы убедились, у обратившихся в суд граждан шансы на успех вряд ли имеются. Преодолеть такой порочный круг действий, осуществляемых по молчаливому сговору всех ветвей власти против собственного народа, в нынешних условиях крайне трудно и вряд ли возможно.

Такая позорная практика, сложившаяся в Беларуси, отмечается всеми национальными и международными правозащитными организациями, специальными структурами ООН в области обеспечения права на судебную защиту. Все они приходят к общему выводу: принципы независимости судебной власти в Республике Беларусь нарушены. При таком положении дел с обеспечением государством прав человека надежда на вынесение законного и обоснованного решения компетентным, независимым и беспристрастным судом по политически мотивированным делам у граждан отсутствует или стремится к нулю.

Известно, что при диктаторском режиме правит не сила законов, а сила власти по формуле: «Своим – всё, врагам – закон».

Мы можем придерживаться различных политических взглядов, подходов в разрешении острых конфликтных ситуаций, искать порознь или совместно выход из создавшегося положения. Однако для всех нас должно быть единое правило: при возникших коллизиях и трудностях опираться на Конституцию как договор между народом и государством во имя обеспечения гражданского согласия, незыблемости устоев народовластия и правового государства.

Для всех органов власти принципиально важно вернуть доверие народа к государству. Те, кто «разорвал» Конституцию, кому «не до законов» в попытках удержать власть во что бы то ни стало, не считаясь с жертвами, предали народ Беларуси. И никаких оправданий этому нет и не будет.

Следуя принципиальному решению отстаивать свое право на судебную защиту (при всей иллюзорности наступления благоприятного результата сегодня), я намерен обжаловать определение Верховного суда в порядке надзора Генеральному прокурору. Поясню: по действующему закону, судебные постановления, вынесенные Верховным судом при рассмотрении дел по первой инстанции, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежат. Эти положения напрямую противоречат требованиям ч.3 ст.115 Конституции: «Стороны и лица, участвующие в процессе, имеют право на обжалование решений приговоров и других судебных постановлений». Данная норма предполагает безусловный пересмотр дел по жалобам в порядке апелляционного судопроизводства. И Конституция никаких исключений на этот счет не содержит. Но у нас опять не как у всех. Надзорный порядок обжалования судебных постановлений зависит от усмотрения прокурорских и судебных начальников – вносить или не вносить протест. И такой порядок, бесспорно, не обеспечивает данное конституционное право заинтересованных лиц на судебную защиту.

Публикация из № 11 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»