Фото: tvitter, CGTN на русском

Точно предсказать траекторию китайско-американских отношений в 2022 году не легче, чем состояние глобальной экономики или рынка криптовалют. Дело не только в возможности появления «черных лебедей» вроде коронавируса, пишет Forbes. Стратегия Пекина в отношениях с Вашингтоном состоит в том, чтобы избегать острых конфликтов, которые могут выйти из-под контроля и помешать внутреннему развитию Китая, считает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Игорь Денисов.

Разрыв не случился

Даже точку входа двусторонних отношений в новый период политики и эксперты оценивают по-разному. С одной стороны, 2021 год для Китая и США прошел со знаком минус — многие обратили внимание на яростную перепалку китайских и американских представителей на переговорах в Анкоридже.

«Соединенные Штаты не имеют права говорить с Китаем снисходительным тоном, китайский народ это не примет», — заявил тогда глава китайской делегации, партийный куратор внешней политики Ян Цзечи.

Год вместил усиление санкционной войны в связи с Синьцзяном, рост напряженности в Тайваньском проливе, идеологическую полемику в классическом черно-белом ключе. Пекин критикует слабеющую державу, которая пытается утверждать по всему миру скомпрометированную модель либеральной демократии, Вашингтон отвечает упреками в авторитаризме, нарушениях прав человека и глобальной экспансии. А еще дипломатическим бойкотом зимней Олимпиады-2022 в Пекине, который, впрочем, поддержали не все западные страны.

Сохранилось и даже усилилось противостояние в технологической сфере — США продолжают подключать другие страны к своим планам давления на Пекин. Цель — остановить экспансию китайских высокотехнологичных чемпионов. Рождение оборонного альянса Австралии, Великобритании и США — AUKUS — Китай воспринял как еще одну угрозу в свой адрес, но уже в сфере обороны и безопасности.

Год двух тигров: почему Китай не будет обострять конфликт с США
Фото с сайта Pixabay.com

С другой стороны, есть и плюсы — перехода конфликта в полномасштабную конфронтацию и тем более полного разрыва США и Китая, не произошло, как и не случилось превращения Тайваня в очаг их горячего столкновения. Планы окончательно решить тайваньскую проблему к 100-летию Коммунистической партии Китая (КПК), главного события в китайском политическом календаре 2021 года, попросту не существовали. Китай, поражающий всех скоростью и масштабом изменений, не склонен здесь торопиться.

Последний шаг к избавлению от комплекса расколотого (а значит, в китайском представлении, слабого) государства не будет сделан и в 2022 году. Если, конечно, не произойдет чего-то катастрофического, что подтолкнет китайское руководство к военной операции. В свою очередь США, скорее всего, будут пытаться и дальше испытывать китайское терпение и сдвигать «красные линии» в сотрудничестве с Тайванем — это действительно очень чувствительно для Пекина, но пределы возможной эскалации, по крайней мере пока, видят обе стороны.

Год двух тигров: почему Китай не будет обострять конфликт с США

Преемник Мао

В 2022 году можно ожидать новых контактов между Си Цзиньпином и Джозефом Байденом, в ходе которых позиции по поводу «тайваньского узла» будут еще раз обозначены. К плюсам уходящего года можно отнести то, что полномасштабный диалог двух лидеров все-таки состоялся, пусть и онлайн, а не среди роскоши поместья Мар-а-Лаго во Флориде, где в 2017 году Си встречался с Трампом.

Педантичные китайцы подсчитали точный хронометраж видеосаммита — 194 минуты, сторонам пришлось даже делать перерыв. На следующий день фотографии глав государств украсили первую полосу «Жэньминь жибао». По явно продуманному совпадению рядом был опубликован важнейший партийный документ — принятое за несколько дней до этого «Решение ЦК КПК по основным достижениям и опыту столетней борьбы». Решение стало не столько обобщением столетнего развития компартии, сколько еще одним свидетельством особого места Си Цзиньпина и в истории, и в современной китайской политической системе и, по сути, манифестом его третьего срока (ранее по негласному правилу, введенному еще Дэн Сяопином, полномочия высших руководителей исчерпывались двумя пятилетними сроками).

Новая эпоха, начавшаяся с приходом Си Цзиньпина к власти в 2012 году, не имеет границ — скорее всего, нынешний лидер с учетом уже закрепленного высочайшего статуса, сравнимого разве что с Мао, собирается сохранить свое влияние и после 2027 года. Публикация ключевого документа «новой эпохи» рядом с фотографиями улыбающихся председателя и президента — акт, полный политического символизма.

 

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»