Владимир Макей. Фото: belmarket.by

Декабрьские переговоры Джо Байдена и Владимира Путина несколько снизили уровень напряженности и на время развеяли угрозу военной конфронтации между Россией и Украиной и их союзниками, включая Беларусь.

Но, к сожалению, не смогли устранить противоречия, из-­за которых военные действия по­-прежнему остаются реальными.

В Минске, похоже, хотят быть готовыми к такому сценарию. Во всяком случае, данный вывод напрашивается, исходя из большого количества силовиков, назначаемых на различные государственные посты. Но, может, это общие региональные тренды?

Газета «Белорусы и рынок» решила выяснить, сколько людей «в погонах» возглавляют министерства и ведомства в Беларуси, России и Украине.

Правительство Беларуси: из Совмина в «Совмил»?

В Беларуси заметное увеличение числа выходцев из силовых ведомств в мирных органах власти (как на рес­публиканском, так и региональном уровнях) началось в последние годы нахождения во главе Администрации президента Натальи Кочановой, а после прихода в 2019 году на эту должность кадрового чекиста Игоря Сергеенко процесс набрал новые обороты. Сегодня чиновников с силовым бэкграундом можно встретить в руководстве многих государственных организаций. Зачастую бывшие силовики отвечают за безопасность в гос­трейдерах и на стратегических госпредприятиях или возглавляют спортклубы и спортивные федерации. Беларусь — единственная страна в Европе, где пять спортивных федераций возглавляют бывшие военные, милиционеры или чекисты.

Главный исполнительный орган страны — Совет министров — многие уже называют не иначе как «Совмил», реагируя на продолжающее увеличение в его руководстве «милитаристов», по другой версии этого тренда — «милиционеров». Как подсчитала газета «Белорусы и рынок», по числу руководителей с силовым бэкграундом белорусское правительство заметно опережает аналогичные органы в России и Украине: из 37 сегодняшних членов Совмина Беларуси, в число которых входят премьер, его замы и главы министерств и госкомитетов, почти треть (13 человек) так или иначе связаны с силовыми ведомствами. Шестеро руководят ими, остальные семь либо имеют военное или милицейское образование, либо отслужили офицерами и ушли в запас.

Роман Головченко — единственный из премьеров трех ранее братских славянских стран, который, если будет нужно, сможет блеснуть перед экономистами Михаилом Мишустиным и Денисом Шмыгалем познаниями в военной технике. Госвоенпрому, которому в Беларуси отводится особое место в укреплении обороноспособности страны и привлечению в ее бюджет валютных средств, белорусский премьер отдал почти восемь лет — сначала как первый заместитель соответствующего госкомитета (2009–2013 годы), а после возвращения с посольской должности в ОАЭ — как руководитель ведомства (2018–2020). На раннем этапе карьеры будущий глава Совмина несколько лет проработал в крупнейшем экспортере спецвооружений «Белтехэкспорте» и был главным специалистом в Госсекретариате Совбеза.

Один из пятерых замов Головченко — кадровый военный Игорь Петришенко. Он учился в Вильнюсском командном училище радиоэлектроники и Военном Краснознаменном институте, почти десять лет (1986–1996 годы) делал армейскую карьеру, пока не ушел на госслужбу в аппарат министра по делам СНГ.

Сегодня кадровые военные и милиционеры возглавляют подчиненные правительству главные силовые ведомства: Виктор Хренин — Минобороны, Иван Кубраков — МВД, Иван Тертель — КГБ, Анатолий Лаппо — Госпогранкомитет. Закончился многолетний период нахождения пожарных-спасателей во главе Министерства по чрезвычайным ситуациям, которое тоже относится к силовому блоку. В этом году пожарного Владимира Ващенко, отдавшему руководству ведомством более десяти лет, сменил милиционер Вадим Синявский. Новый министр окончил Военное училище МВД СССР, а до последнего назначения успел поработать в президентской Службе безопасности, начальником Департамента охраны МВД, а в 2014 — 2021 годах возглавлял УВД Гродненского облисполкома.

Из шести силовых ведомств в правительстве единственный руководитель, который не кадровый военный, не кадровый милиционер и не кадровый чекист, — председатель Госкомвоенпрома Дмитрий Пантус.

За три последних года белорусские силовики получили под свое начало еще три, на этот раз вполне мирных, ведомства. В 2018 году министром связи и информатизации, а также министром спорта и туризма были назначены, соответственно, заместитель начальника ОАЦ при президенте Беларуси Константин Шульган и начальник одного из отделов Службы безопасности президента Сергей Ковальчук. В середине 2021 года милицейский начальник появился в Министерстве юстиции Беларуси. Им стал бывший заместитель министра внутренних дел и экс-начальник Департамента охраны МВД Сергей Хоменко.

Дополняют нынешнюю картину замилитаризованности белорусского Совмина министр иностранных дел Владимир Макей и министр здравоохранения Дмитрий Пиневич. Первый почти тринадцать лет отдал службе в Вооруженных силах СССР и имеет звание полковника запаса. Второй по образованию военный медик (учился в Ленинградской военно-медицинской академии имени С. М. Кирова), несколько лет отслужил по распределению в одной из военных частей на территории Украины.

Правительство России: исполнение по­мирному, но с боевым офицером

Примерно при равном штате высших руководителей милитаристская составляющая в российском правительстве намного меньше, чем в белорусском Совмине. Из 42 членов правительства России, среди которых его глава, замы, министры и руководители подчиненных премьер-министру десяти федеральных агентств, только семь имеют прямое или косвенное отношение к силовой теме.

Такое число силовиков в правительстве Михаила Мишустина и их относительно небольшую долю к общему составу можно объяснить несколько иной структурой перераспределения властных полномочий в России. Ряд ведомств, аналогичные структуры которых в Беларуси подчиняются премьер-министру, в соседней стране находятся под контролем Владимира Путина, например Федеральная служба безопасности, в состав которой входят погранвойска, выделяемые у нас в отдельное ведомство.

Однако даже при таком раскладе в прямом подчинении российского президента силовых федеральных агентств меньше, чем аналогичных или похожих структур у Александра Лукашенко. Глава такого влиятельного силового органа, как Служба внешней разведки России, Сергей Нарышкин вообще не имеет силового бэкграунда — он получил инженерное и экономическое образование и имеет ученую степень доктора экономических наук.

Никак не был связан с армией (во всяком случае, в биографии отсутствует ссылка даже на срочную службу в Вооруженных силах СССР) до назначения в 2012 году на должность министра обороны России инженер и кандидат экономических наук Сергей Шойгу.

Два других силовых министерства в правительстве Михаила Мишустина находятся в руках профильных специалистов: МВД руководит бывший глава ГУВД по Москве Владимир Колокольцев, а обязанности министра по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий временно исполняет кадровый пожарный Александр Чуприян.

В разных сферах к силовому блоку имели или имеют отношение еще один вице-премьер, два министра и один председатель федерального агентства.

Заместитель Мишустина Юрий Борисов окончил Калининское суворовское училище и Пушкинское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО, почти двадцать лет отслужил на офицерских должностях в Вооруженных силах СССР, а потом на протяжении многих лет работал на оборонных предприятиях страны.

Нынешний министр промышленности и торговли России Денис Мантуров — тоже выходец из военно-промышленного комплекса: работал на авиа- и вертолетостроительных заводах России, был гендиректором госкорпорации «Оборонпром».

Министр юстиции Константин Чуйченко работал в органах безопасности, а нынешний руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов завершил военную карьеру в качестве командира регионального подразделения группы «Альфа». В начале 90-х Баринов проходил службу в знаменитой витебской 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, позже принимал участие в разных фазах контртеррористической операции на территории Чечни, в ходе которых был трижды ранен.

Правительство Украины: контрразведчица и министр­доброволец

По сравнению с исполнительными органами в Беларуси и России украинский Кабинет министров по численности заметно меньше. В настоящее время в его состав входят премьер, пять замов и 17 министров — всего 23 высших должностных лица.

Особенностью состава правительства Украины является постоянно меняющаяся доля членов, так или иначе связанных с силовыми структурами. До ноября 2021 года, когда по инициативе Верховной рады в Кабмине были проведены рокировки, таковых было семь человек, или почти треть от состава. Сейчас их осталось пятеро, но и это по всем параметрам меньше, чем в белорусском правительстве.

Еще одна особенность украинского правительства состоит в том, что кадровых военных и представителей спецслужб среди его членов не много. С уходом с поста министра обороны участника антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях Андрея Тарана там остался только один такой человек. Еще один член нынешнего кабинета, хоть и имеет гражданскую специальность, но принял участие в боевых действиях в Донбассе в качестве добровольца.

Гражданские заправляют теперь в двух силовых ведомствах в кабинете Дениса Шмыгаля — Минобороны и Министерстве внутренних дел. По образованию оба они юристы.

Минобороны с ноября текущего года возглавляет бывший вице-премьер и министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников. МВД с этого года курирует нардеп от «Слуг народа» Денис Монастырский.

Единственным кадровым силовиком в нынешнем составе украинского правительства является женщина — генерал-майор Службы безопасности Украины, министр по делам ветеранов Юлия Лапутина. Она начала свою карьеру в контрразведке в начале 90-х, проходила службу в украинском антитеррористическом центре «Альфа» и приобрела известность во время ликвидации сепаратистской Республики Крым в 1994–1995 годах. В 2014 году приняла активное участие в возвращении Украиной контроля над Краматорском и Славянском, а с 2014 года является заместителем начальника Департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности Службы безопасности Украины. Министром в правительстве Шмыгаля она стала в конце 2020 года.

В военном институте (при Национальном университете «Львовская политехника») получала образование еще одна женщина в нынешнем правительстве Украины — новый вице-премьер и министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Ирина Верещук. После окончания вуза она пять лет проходила службу на офицерских должностях в Вооруженных силах Украины.

Там же почти девять лет отслужил нынешний министр молодежи и спорта Украины, известный советский и украинский фехтовальщик на саблях, участник трех Олимпиад Вадим Гутцайт.

Еще один член правительства Дениса Шмыгаля принимал непосредственное участие в боевых действиях на востоке Украины — министр без портфеля, юрист и преподаватель Олег Немчинов. В 2014–2017 годах в звании майора он проходил службу в Госпогранслужбе Украины. Одно время был начальником военно-гражданской администрации трех сел в Донецкой области.

Таким образом, по количеству действующих и бывших силовиков в министерствах и ведомствах Беларусь далеко обошла своих соседей. Но, похоже, в перспективе генералы и офицеры продолжат делиться своим опытом руководства коллективами еще более активно.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»