Сергей Гуриев. Фото https://belmarket.bу

Отказ Европейского банка реконструкции и развития финансировать новые проекты в Беларуси будет иметь далеко идущие последствия.

Такого мнения придерживается ученый ­экономист, профессор экономики парижской Школы политических наук Sciences Po Сергей ГУРИЕВ, который в 2016–2019 годах работал главным экономистом Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

В интервью газете «Белорусы и рынок» эксперт подробно изложил свой взгляд на будущее отношений между Беларусью и ключевыми кредиторами.

— Сергей, вы работали главным экономистом в ЕБРР в 2016–2019 годах. В то время европейский банк готов был финансировать проекты как в частном секторе в Беларуси, так и в государственном. Предвидели вы тогда риски, что отношения между европейским банком и Беларусью могут быть поставлены на паузу?

— В 2016 году, на фоне потепления отношений между Беларусью и Евросоюзом, ЕБРР принял новую стратегию работы в Беларуси. Стратегия подразумевала финансирование не только частных предприятий, но и госсектора, а также поддержку Беларуси в части проведения приватизации и структурных реформ.

Как известно, приватизация, как и многие структурные реформы, начаты в Беларуси не были. Так что риски, о которых вы говорите, и вероятность того, что такой поворот событий приведет к сокращению объема операций ЕБРР в Беларуси, существовали всегда.

ЕБРР не единственный международный финансовый институт, который столкнулся с неготовностью белорусских властей проводить реформы и выполнять обещания реструктуризации и приватизации госпредприятий. С аналогичной проблемой столкнулся МВФ: ни одну программу Международного валютного фонда белорусские власти не выполнили в полной мере.

— В сентябре 2020 года банк отказался финансировать проекты, связанные с государством, а в ноябре 2021 года — и проекты в частном секторе Беларуси, касающиеся в том числе кредитования малого и среднего бизнеса. На ваш взгляд, какие последствия для страны будет иметь это решение ЕБРР?

— ЕБРР — это не просто источник финансирования, это и катализатор прихода прямых иностранных инвестиций в страну. Во многих странах, которые проводили реформы и строили рыночную экономику, ЕБРР приносил не только деньги, но и создавал условия для привлечения инвестиций.

Соответственно, страны, которые фактически отказываются от сотрудничества с ЕББР, по сути, отказываются от европейского пути развития и инвестиций, а в конечном счете и от экономического роста. Отсутствие у страны новых проектов с ЕБРР — плохой сигнал для многих иностранных инвесторов.

— За 2020–2021 годы Беларусь во многом лишилась доступа к западному рынку капитала и теоретически может полагаться только на финансовую поддержку со стороны восточных кредиторов (Россия, Китай). Как вы считаете, можно ли на восточном направлении привлечь финансирование на комфортных условиях?

— Китай будет остерегаться инвестировать в Беларусь, по мере того как страна будет оказываться под все большими санкциями. Китайские инвесторы имеют выбор: они могут инвестировать и в Европу, и в Азию, и в Африку, и, конечно же, китайские банки не хотят попадать под западные санкции. Поэтому ожидать больших кредитов из Китая Беларуси вряд ли стоит.

Что касается России, здесь предсказывать труднее. У Москвы могут быть разные соображения относительно участия в финансировании белорусских проектов.

Однако если западные санкции в отношении Беларуси будут усиливаться, то интерес российских банков к вашей стране с высокой вероятностью будет весьма сдержанным. В этой связи напомню: большинство российских банков не работают в Крыму только потому, что опасаются западных санкций.

— Даже в 2016–2019 годы, имея относительно благоприятные возможности для привлечения западного финансирования, Беларусь демонстрировала низкие темпы экономического роста. В чем, на ваш взгляд, главная проблема белорусской экономики: отсутствие дешевых денег для роста или ее нужно искать в другом?

— Главная проблема белорусской экономики не отсутствие дешевых денег, а отсутствие реформ, отсутствие желания строить современные рыночные институты, интегрироваться в мировую экономику и создавать конкурентную среду.

Именно из-за этого проистекает отсутствие в Беларуси дешевых денег. Процентные ставки по кредитам для любой страны — это отражение веры рынка в будущее страны. Если вы работаете со страной, где инвестор не чувствует себя защищенным, то соответствующие страновые риски закладываются в процентные ставки, и, как следствие, возникает проблема отсутствия дешевых денег в Беларуси.

— Экономисты западных и восточных финансовых институтов придерживаются схожих прогнозов в отношении Беларуси. ЕББР ожидает рост ВВП Беларуси в 2022 году на 0,2 %, ЕАБР — на 0,7 %. По вашему базовому сценарию, что ждет белорусскую экономику?

— Согласен с прогнозом ЕБРР. Белорусская экономика находится в стагнации, и новых источников роста не видно. Более того, на сегодняшний день для многих очевидно, что экономический рост не является ключевым приоритетом белорусской власти.

— Сейчас белорусская сторона обсуждает условия получения нового кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, который наполняет в основном Россия. На ваш взгляд, насколько Россия может быть заинтересована в финансировании экономических реформ в Беларуси? Или деньги на структурные реформы наша страна может привлечь только от МВФ, Всемирного банка и ЕБРР?

— Никаких заявлений о том, что Россия заинтересована в проведении структурных экономических реформ в Беларуси, что-то не слышно. Россия и у себя не собирается проводить серьезных изменений в экономике, поэтому вряд ли она будет подталкивать к экономическим реформам Беларусь.

Что касается западных кредиторов, то они готовы поддержать конкретные шаги Беларуси для реализации структурных реформ, но при определенных условиях. Почему ЕБРР прекратил финансирование новых проектов в Беларуси? В первой статье устава ЕБРР написано, что банк помогает перейти к рыночной экономике тем странам, которые показывают приверженность принципам многопартийной демократии и плюрализма и следуют им.

В странах, где банк работает, он регулярно оценивает соблюдение принципов, заложенных в уставе. События, происходящие в Беларуси, противоречат первой статье устава ЕБРР, поэтому закономерно, что реализация новых проектов ЕБРР в Беларуси поставлена на паузу.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»