Как идет зачистка «неблагонадежных» кадров на многих предприятиях страны

В офис Независимого профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) журналист «Народной Воли» шла, чтобы встретиться с теми, кого увольняют с предприятий «за политику». Если верить сообщениям интернет-СМИ и соцсетей, таких сотни и тысячи. Куда же идти людям за защитой, если не в независимый профсоюз? Но…

Офис профсоюза РЭП встречает рабочей тишиной. В одном кабинете обсуждают что-то про президиум, в другой – такую же рабочую текучку. Обиженных и разгневанных уволенных рабочих не видно. И день не видно, и два не видно… И тогда мы начинаем разговор с одним из лидеров независимого профсоюза Геннадием ФЕДЫНИЧЕМ.

– Два дня я приходила в ваш офис. Тихо, толп людей с просьбами о помощи не видно. А если читать интернет, то кажется, что уволены сотни и тысячи человек, и должны бы они где-то добиваться справедливости. Действительно не приходят, не обращаются, не возмущаются?

– Не приходят.

Хотя что касается нашего профсоюза, то больше всего уволенных было в Бобруйске – это и «Белшина», и «Бобруйскагромаш». Там люди участвовали и в наблюдении за выборами, и в акциях протеста, из-за чего попали в списки на увольнение, которые пришли на предприятия. Но подавляющее большинство увольняется по соглашению сторон. То есть это такие добровольно-принудительные увольнения. Людей убеждают: зачем вам досрочно расторгать контракты, зачем вам скандал и запись в трудовой книжке?.. И, к сожалению, люди не сопротивляются и соглашаются. По нашей информации, такая ситуация повсеместно. Если говорить о Минске, то и на МАЗе, и на МТЗ, и на моторном заводе увольняют именно по соглашению сторон.

– То есть получается, что в эту кампанию увольнений за политику власти выбрали не тактику «через колено», а мягкий вариант?

– Как сказать… Уволившись по соглашению сторон, человек не может обратиться ни в какой суд, ни в какую структуру с требованием восстановления на работе. Потому что он написал заявление и поставил свою подпись о том, что увольняется добровольно. Если бы расторгался контракт, то уволить было бы не так просто.

– И сегодня непросто? Вы уверены, что и сегодня в суде можно отстоять такое увольнение?

– Да, если человек не нарушал дисциплину, выполнял условия контракта, то можно отстоять. Более того, если у человека осталось два года до пенсии, то с ним вообще не могут расторгнуть контракт. А вот по соглашению сторон можно уволить в любое время. Поэтому сейчас мы видим боязнь людей бороться за себя.

Если говорить об увольнениях, то почти безвыходная ситуация – это когда истек срок контракта и наниматель его не продлевает. К сожалению, у нанимателя есть такое право. Можно пытаться обжаловать непродление контракта, но шансов мало. В остальных случаях, если у тебя не было никаких нарушений, можно бороться. Но люди не хотят либо не знают как.

– В 2020-м году, когда была первая волна увольнений за политику, люди возмущались, шли в независимые профсоюзы, создавали фонды солидарности и поддержки тех, кто остался без работы. А сейчас ничего этого нет. Почему так? Информация о массовых увольнениях – это фейк? Или всё-таки мы имеем более мягкую позицию руководителей предприятий, которые выполняют указание, но увольняют людей не с «волчьим билетом».

– Самые активные уже просто покинули Беларусь. Только в нашем профсоюзе за этот год уехали более 270 человек. Фонды солидарности объявили экстремистскими формированиями…

На мой взгляд, сейчас идет зачистка перед будущим референдумом. Чтобы ни наблюдения не было, ни активности. Чтобы всё прошло тихо, «красиво» и можно было сказать народу, что референдум прошел успешно.

– А в чем логика? Перед референдумом оставить тысячи людей без работы, оставить злыми и обиженными и назвать это действиями, которые должны успокоить ситуацию?

– Задача в другом. Вряд ли кто-то из тех, кто был уволен, снова пойдет независимым наблюдателем на избирательные участки. Многие просто уедут из Беларуси, так как не смогут найти здесь работу.

Ну и давайте признаем, что тысяча уволенных – это всё-таки небольшая часть работающих, не такая большая, чтобы обозлить…

– Если читать сообщения в соцсетях, в интернете, то уволенных не тысяча, а значительно больше.

– Если бы в интернете были еще эти списки на увольнения, копии приказов об увольнении, тогда мы говорили бы о достоверности. Но, к сожалению, подтверждения такой информации нет.

– И у вас нет таких документов?

– И у нас нет.

– А что говорили при увольнении членам вашего профсоюза: чей был приказ?

– Наниматели не скрывают, что увольнения инициируют спецслужбы. Более того, часто руководители признаются, что они сами не довольны тем, что приходится идти на такие меры. И я их понимаю, потому что увольнять-то приходится лучших. Но каким образом потом выполнять планы, обеспечивать качество продукции?..

То есть если директор сейчас не «прочистит» коллектив, то снимут его самого. А уволит – его снимут позже за невыполнение производственных показателей. То есть руководители оказались между молотом и наковальней. Некоторые тянут, хотят найти понимание со спецслужбами. Но там понимания нет. Потому и идеологов поменяли на предприятиях: на эту работу сейчас пришли люди с погонами. Но на нынешнем этапе для власти «навести порядок» означает добиться молчания и послушания белорусов.

– А почему молчат сами люди? Обычно, столкнувшись с несправедливостью, многие старались хотя бы сделать свою историю публичной. А сейчас либо вообще отказываются общаться с журналистами, либо просят об анонимности, без имен и фамилий?

– Просто боятся, что если где-то прозвучит фамилия, то тогда вообще не найдешь работу. Нигде! А что такое сегодня не быть официально трудоустроенным? Это же сейчас дикие тарифы на коммуналку! То есть человека оставили без работы, без доходов да еще и заставляют оплачивать отопление и горячую воду по зверским тарифам. За двухкомнатную, трехкомнатную квартиры выходит в месяц от трехсот до четырехсот рублей…

– Понятно, что власти информацию о принудительных увольнениях не раскрывают. Хотя косвенно Александр Лукашенко признал, что они идут, и даже якобы дал команду сбавить обороты. Но почему независимые профсоюзы сами не инициируют расследования по этому поводу? Появилась информация о массовом увольнении людей на МАЗе, «Гродно-Азоте», Белорусской железной дороге или еще где-то – почему независимые профсоюзы не создали свою комиссию и не расследовали эту информацию, не добивались встреч с руководством, предоставления приказов, списков?

– Все независимые профсоюзы входят в Конгресс демократических профсоюзов. Он и должен был инициировать эти встречи, эти «круглые столы», чтобы обсудить и выработать какую-то общую тактику поведения, совместные действия. Мы предлагали создать такие диалоговые площадки, но, к сожалению, БКДП (председателем конгресса является Александр Ярошук. – Авт.) на это не пошел. Я считаю, что это большая ошибка. Конечно, независимые профсоюзы на тех предприятиях, где они есть, обязаны запрашивать информацию об увольнениях и защищать людей.

– Речь только о защите своих членов?

– Да, по закону мы можем защищать только своих членов. Но юридические консультации можем оказывать всем.

– Профсоюзы политикой не занимаются, но тем не менее наблюдателями на выборах, членами избирательных штабов, кандидатами в депутаты ваши люди были на протяжении многих лет. Поэтому хотелось бы услышать ваш прогноз на грядущий политический сезон: референдум, выборы депутатов, президентские выборы, если они будут… Продолжится политика репрессий и зачисток, которая пугает людей, но не добавляет популярности действующей власти? Или всё-таки в тлеющий огонь недовольства масла подливать не будут, ситуация начнет успокаиваться?

– Если мы говорили об увольнениях по политическим мотивам, то, я думаю, от этого рычага давления на людей власти не отступят. В целом же всё будет зависеть от экономической ситуации в стране и на предприятиях. Если не будет повышения заработной платы, повышения пенсий, то, естественно, начнутся проблемы с оплатой коммуналки. И, на мой взгляд, недовольство простых людей будет нарастать. А если, не дай Бог, начнутся серьезные задержки заработной платы, то люди будут и самоорганизовываться, и протестовать.

Ни выборы, ни референдум не разрядят ситуацию. Хотя я думаю, что в следующем году Александр Лукашенко уйдет с поста президента: не зря же он делает Всебелорусское народное собрание выше всех остальных органов власти. Однако реально успокоить ситуацию может только диалог действующей власти с оппонентами и поиск согласованного сценария выхода из политического кризиса. В противном случае кризис просто будет запущен по новому кругу: референдум не признают, выборы депутатов не признают, Всебелорусское собрание не признают…

– Многие, как и вы, считают, что сценарий, который реализует власть, только еще глубже заводит ситуацию в кризис, и не понимают, что делать им. Ваш совет людям, которые отчаялись дождаться перемен, дождаться, что их будут слышать, дождаться, что они не будут бояться жить в своей стране.

– Я советую не оставаться один на один со своими сомнениями и страхами. Я советую не бояться обсуждать ситуацию с коллегами. Я советую сосредоточиться на защите своих прав – тех, которые даны нам законом, и самоорганизовываться. Ведь под лежачий камень вода не течет. Люди должны устать бояться. Ведь, когда человек боится, он делает много ошибок.

Публикация из № 98 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»