В последние дни пошел в рост курс доллара. Американская валюта возвращается к удобным для валютных расчетов курсу 2,50 рубля за «зеленый». Именно курс доллара больше всего отслеживают белорусы. Когда курсы доллара или евро устойчиво растут к белорусскому рублю, у наших сограждан усиливается горячее желание конвертировать, пока не поздно, эти рубли в иностранную валюту. Как показывает недавняя история (последние обвальные девальвации белорусского рубля: 28.08.2020 – 2,66 руб./долл.; 7.04.2021 – 2,67; 8.07.2021 – 2,59), рост спроса на валюту может быть скачкообразным, и население может предъявить на обмен непредсказуемую сумму «зайчиков».

Инфляция в Беларуси уверенно перешла 10%-ную черту – 10,5% за октябрь в годовом измерении. Крупные и средние предприятия по своим кредитным долгам и займам вместе с кредиторской задолженностью давно перепрыгнули годовой ВВП страны. С ними надо что-то делать, не могут же они десятилетиями висеть на шее налогоплательщиков, высасывая из бюджета миллиардные дотации.

Статистика показывает рост рублевой денежной массы свыше 18% за скользящий год. Аналитики всё чаще задаются вопросом: не уступил ли Нацбанк промышленному и сельскохозяйственному лобби и не включил ли, как говорят в народе, печатный станок, чтобы увеличить объемы кредитования?

Попробуем разобраться. Из статистики Нацбанка можно установить, сколько рублевых активов находится в распоряжении населения к ноябрю месяцу. Так вот, наличных рублей находится в обращении 4,564 миллиарда – исторический максимум, на рублевых банковских карт-счетах (переводных депозитах) физических лиц – 3,233 миллиарда. Большая сумма, но не рекордная: в июне 2020 года в банках было 3,376 миллиарда. Это так называемые горячие деньги, которые теоретически могут быть сразу предъявлены к обмену на доллары и другую валюту либо мигом направиться в розничную торговлю и подстегнуть еще больше инфляцию. Стало быть, всего таких высоколиквидных к обмену на товары денег у населения на 7,797 миллиарда рублей.

А вот менее ликвидных денег (а это рублевые средства на срочных депозитах физических лиц) у населения заметно меньше, чем было до политического кризиса августа прошлого года – их на 4,940 миллиарда. Рекордный объем таких депозитов в банках был в феврале 2020 года – 5,295 миллиарда рублей. Таким образом, общая сумма рублевых активов, которыми располагает население, достигла-таки исторического максимума в 12,737 миллиарда, что больше, чем рублевые активы белорусских предприятий и организаций. Это свидетельствует не столько, конечно, о богатстве белорусов, сколько о бедности предприятий. Если одни, сколько-нибудь рентабельные, предприятия содержат другие, а к последним относятся в основном госпредприятия-флагманы, существующие за счет бюджетных подпорок в виде льготных кредитов, отсрочек и списаний долгов и прямых ассигнований, то у первых, с рентабельностью продукции 10% и выше, не выходят и высокие, адекватные их эффективному вкладу в ВВП, зарплаты. Отсюда, и у бюджетников вроде врачей и учителей зарплаты могли бы быть то чно в 1,5–2 раза выше. Задумывается ли лишний раз трудяга достойного предприятия, что у него и его жены-врача (учителя) заработки могли бы быть в полтора-два раза выше?

Но вернемся к нашим баранам, то есть рублевым запасам населения. Гипотетически на 12,7 миллиарда рублей наши сограждане могли бы купить около 5 миллиардов долларов по сегодняшнему курсу. Гипотетически, потому что немало в стране людей, которые живут от зарплаты до зарплаты. Однако аналитиками подмечено, что обвальные девальвации случались в то время, когда общая масса рублей, находившихся в распоряжении населения, превышала 5 миллиардов долларов в эквиваленте, что мы почти имеем в настоящее время. Несмотря на то, что рубль с начала года имеет устойчивый тренд к укреплению по отношению к валютам, впору говорить о том, что у населения сформировался существенный девальвационный потенциал рубля. Этот потенциал может раскрыться и под влиянием начинающих действовать санкций Запада.

Есть и факторы, противодействующие грядущему ослаблению рубля. Это значительный объем безотзывных рублевых вкладов в банковской системе, растущая инфляция, которая способствует снижению реальной зарплаты и доходов населения, что наблюдается три-четыре последних месяца. Многим белорусам не до долларов.

Денежные власти Беларуси, а это глава Нацбанка П.Каллаур и глава Минфина Ю.Селиверстов, конечно, отслеживают ситуацию. Долги госпредприятий, например, переоформляют в облигации Банка развития или Агентства по управлению активами, то есть откладывают во времени. Отыскивают неинфляционные источники покрытия бюджетного дефицита и т.д. Следовательно, напрямую печатный станок, которым легко и враз можно решить если не все, то многие проблемы, не включают. Но с известными последствиями. А может, судя по инфляции и заметному росту рублевой денежной массы, все-таки разогревают этот станок и стравливают потихоньку кредитную эмиссию? Как говорится, этот наш бронепоезд всегда стоит на запасном пути.

Для тех, кто об этом никогда не задумывался, поясню по-простому. Те же школы, больницы и все остальные госучреждения финансируются из бюджета, то есть за счет денег, которые поступают в казну от налогоплательщиков. Так вот, если бы огромные средства не уходили на поддержку давно обанкротившихся заводов, фабрик, то они направлялись бы на повышение зарплат работников медицины, учителей и всех остальных, кто трудится в учреждениях, содержащихся за счет госбюджета. Разве 700–800 рублей в месяц – это зарплата для учителя с высшим образованием? Он должен иметь как минимум в два раза больше. Но те деньги, которые положены учителю, власти отдают заводам-банкротам. И делается это с одной целью – чтобы пролетариат не вышел на улицу, не восстал против власти. А она, власть, не идет на радикальные реформы в той же промышленности, потому что мыслит категориями вчерашнего дня. Одним словом, совковость вождей не позволяет в полной мере использовать рыночные инструменты для развития страны.

Публикация из № 95 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»