По Конституции сделать это может только президент. Но если руководствоваться положением, принятым Конституционным судом, то выборы у нас не завершены до сих пор – Верховный суд не стал рассматривать жалобы кандидатов на высший пост, а значит, Центризбирком не имел права озвучивать итоги голосования. Поэтому не известно, кто всё же победил.

Александр Лукашенко не признан законно избранным главой государства на международном уровне – европейские страны и Америка считают, что выборы были грубо сфальсифицированы.

Лукашенко считает, что выборы он всё же выиграл. Про итоги голосования говорил так: «Ну, хорошо, если кому-то не нравится 80%, пусть будет 76%. Пусть даже будет 68%, как в среднем сейчас по анкетам… Пускай. Но всё равно мы победители, за нами подавляющее большинство народа». Тем не менее не ясно, с какой именно цифрой он победил – если действительно победил. Потому что официально объявленные итоги выборов вызвали массовые протесты.

Кстати, состав Центризбиркома, которому фактически было выражено массовое недоверие, до сих пор не изменился. Вероятно, что Лидия Ермошина сохранит свой пост и будет проводить референдум.

Сегодня у оппонентов власти нет единой стратегии по поводу предстоящего мероприятия: одни выступают за бойкот, другие – за явку, но при этом предлагают делать пометки в бюллетенях так, чтобы они были признаны недействительными.

Есть мнение: если значительная часть белорусского народа и международная общественность не признают Лукашенко президентом, значит, не признают законным и его решение о проведении референдума. Соответственно, не признают и результаты этого референдума, какими бы они ни были.

Получается, выход один – новые президентские выборы?

Что написано в Конституции?

«Республиканские референдумы назначаются Президентом Республики Беларусь по собственной инициативе, а также по предложению Палаты представителей и Совета Республики, которое принимается на их раздельных заседаниях большинством голосов от установленного Конституцией состава (полного состава) каждой из палат, либо по предложению не менее 450 тысяч граждан, обладающих избирательным правом, в том числе не менее 30 тысяч граждан от каждой из областей и города Минска.

Президент после внесения на его рассмотрение в соответствии с законом предложений Палаты представителей и Совета Республики либо граждан о проведении референдума назначает республиканский референдум.

Дата проведения референдума устанавливается не позднее трех месяцев со дня издания указа Президента о назначении референдума.

Решения, принятые республиканским референдумом, подписываются Президентом Республики Беларусь».

«Народная Воля» попросила прокомментировать эту тему профессионального юриста Александра Пласковицкого, который в свое время возглавлял главное государственно-правовое управление Администрации президента, и Валерия Фадеева, заслуженного юриста Республики Беларусь, бывшего заместителя председателя Конституционного суда.

Александр ПЛАСКОВИЦКИЙ: «В нашей стране теперь нет законного Президента»

Кто будет назначать референдум? И нужен ли он теперь?

– К сожалению, политического опыта у наших граждан еще меньше, чем финансового, – высказывает свое мнение Александр Пласковицкий. – Как следствие – даже некоторые высокообразованные и умные оппозиционеры призывают нас поучаствовать в референдуме, затеянном лицом, каковое сами же призыватели не признают правомочным устраивать плебисциты.

Хочется им ответить словами из пошлого анекдота про несовместимость христианской символики с обрезанием. Ведь участие в референдуме равносильно принятию данного мероприятия. Порча же бюллетеней – подобие фиги в кармане. Самых резких при этом – вырежут, а прочих – проигнорируют. В целом же будут довольны, что картинку «повальной лояльности» пополнили бунтари. А уж чем больше внимания плебисциту – тем неприметней бедствия, творящиеся в стране.

Инициатор же очередного пересмотра Конституции и вправду не похож на легитимного Президента. Ни выборы 2020 года, ни последовавшая присяга в законодательные рамки не укладываются от слова «совсем». Напомню лишь два абсолютно бесспорных факта:

1) Вопреки прямому указанию Избирательного кодекса (часть 11 статьи 55) итоговые протоколы в подавляющем большинстве не были вывешены на всеобщее обозрение.

2) 23 сентября 2020 года во время «инаугурации» отсутствовали лица, обязательные согласно части 1 статьи 83 Конституции.

Этого минимума, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы считать выборы недействительными, а присягу и, соответственно, вступление в должность Президента – несостоявшимися. Следовательно, продолжающееся удержание власти осуществляется «неконституционным путем». Признав это, можно пока что не выяснять, сколько и где приписано голосов, как и кого принудили. Пусть этим займутся компетентные органы после полного восстановления законности в Беларуси. Уверен: нормальные следователи и судьи добросовестно разберутся, насколько тяжкими были фальсификации, злоупотребления властью и прочие преступления, в совершении которых подозреваются изготовители и распространители «80%».

Таким образом, де-юре в нашей стране теперь нет законного Президента. К исполнению освободившейся высшей должности ни один из предположительно правомочных премьер-министров де-факто не приступил. А потому и законный референдум некому назначать. Даже в соответствии с изначальной редакцией Конституции 1994 года, возлагавшей решение о плебисците на Верховный Совет, последний созыв которого утратил свои полномочия на всех правовых полях.

Участвовать в незаконном референдуме, разумеется, беззаконно, а для некоторых – и вовсе преступно. Дабы это понять, представьте, что «референдум» объявили и проводят бабушки на лавочке у подъезда. Всех, поучаствовавших в дворовом волеизъявлении, несомненно, признают участниками незаконного массового мероприятия. А ведь объявленный «плебисцит» гораздо масштабнее и потому намного пагубнее для общества и государства. Тут уж попахивает политическими статьями Уголовного кодекса, сколько бы их существование ни отрицалось кем-то. Так что организаторам и активным участникам «февральской конституционной эволюции посредством референдума», вероятно, придется вменять не популярную статью 24.23 нынешнего КоАП (в девичестве 23.34), а как бы несуществующую статью 357 УК (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем) с гроздьями таких же суровых норм в придачу.

Впрочем, А.Г.Лукашенко – не чужой мне человек. Будь на то моя воля, я ностальгически раскис бы и во имя былой симпатии ограничился бы статьей 10.21 КоАП, наказав исключительно организаторов самопального «референдума» и только за «незаконное проведение опросов общественного мнения». Максимум – 20 базовых с человека. Это ж вполне по-божески, особенно если сравнивать…

Пока же я призываю: остановитесь! Оправдано ли нарушать множество строгих законов ради «новой редакции Конституции», по сути ничего не меняющей?!

К тому же Лукашенко и его соратникам ни одна из предшествующих редакций не мешала делать всё, что им вздумается. И новая, очевидно, в рамках их не удержит.

Да и в принципе советские и неосоветские руководители отстроили «правовую» систему так, что конституционные нормы, посвященные правам человека, сделались циничной издевкой: права-то вы, дескать, имеете, но ничего не можете. Так стоит ли тратить время и многие миллионы на некую «редактуру» звучных лозунгов и размножение госорганов?! Особенно если смысл государственного устройства останется тем же самым: «Лукашенко всегда прав!»

Он, как мне кажется, и сам уже подыскивает поводы для отказа от беспокойного мероприятия, не способствующего ни созданию «белого шума», заглушающего протест, ни «единению народа», ни исполнению многократного обещания: «Не допущу президентского всевластия после меня».

Бессмысленно объединяться вокруг туманно описанного «кота в мешке». И не хочется ограничивать полномочия главы государства, коль мечтаешь и впредь ими пользоваться.

Если бы я делал ставки, предпочел бы поставить на то, что никакого референдума в феврале 2022 года не будет. Лучше бы, конечно, это наваждение отошло вместе со своим инициатором. Но, даже оставшись с нами, Лукашенко охотнее признает неготовность проекта Конституции и (или) объявит чрезвычайное положение.

Если же процесс референдума всё-таки будет запущен, я предложил бы подневольному люду не портить бюллетени и не бойкотировать «во всю мощь», а жизнь свою облегчать. Если сверху заказана демонстрация «народной поддержки», то пусть и оплатят «массовку» по максимальному тарифу. У каждого есть потребности, которые ваше непосредственное начальство способно удовлетворить до того, как погонит вас к урнам. Добивайтесь же своего – пусть последние деньги тратятся на работников, а не на руководство! Чем успешнее выживем, тем скорее научимся и в политике побеждать.

В любом случае обращайте на референдум ровно столько внимания, сколько он заслуживает, – то есть самую малость. У нас бесчисленно много очень серьезных проблем, и они достойны несопоставимо больших усилий, чем плебисцитные игрища. Бюрократам, конечно, проще отбывать подобные номера вместо реальной работы. Популисту ужасно нравится, когда все обсуждают (пусть ругательно) вброшенную им «инициативу». От этого он самому себе и своим фанатам кажется воплощением несокрушимого могущества. Референдум – хороший повод искупаться в бессильной ненависти и хоть какой-то любви, наполняясь как бы «сказочной энергией живой и мертвой воды».

Но нам-то зачем эта сказка вместе с ее рассказчиком?! Что в нем достойно настоящего интереса?

Мудрая Ирина Халип не раз убеждала публику, что игнорирование диктатора низвергнет его быстрее самой прицельной критики. Так не пора ли наконец-то поставить на «игнор» все деяния Лукашенко? Он заслужил политической кончины в гробовом молчании…

Валерий ФАДЕЕВ: «Считать будут всё те же…»

Кто будет назначать референдум? И нужен ли он теперь?– Если значительная часть белорусского общества и международная общественность не признают Лукашенко законно избранным президентом, значит, не признают и референдум, это вполне логично, – говорит Валерий Алексеевич Фадеев. – Какой может быть выход из этой ситуации? Предлагалось провести переговоры, прийти к какому-то общему консенсусу, иначе ситуация останется в подвешенном состоянии. Лукашенко сейчас подписывает немало судьбоносных документов, в том числе и связанных с Россией. А если его не признают в качестве легитимного президента, то легитимны ли будут эти подписи? Всё это следует одно за другим.

Я вообще человек, который не любит слишком радикальные решения. Но мне кажется, что в данном случае нужно предпринимать какое-то решение, которое устроит и объединит всех.

Возможно, нужны новые президентские выборы. Об этом уже говорит и сам Лукашенко, но он как бы и не увязывает это напрямую с тем, что случилось в прошлом году.

На мой взгляд, в сегодняшней ситуации референдум не может стать спасательным кругом, который всех объединит. Могут быть вопросы, связанные с легитимностью или нелегитимностью этого референдума. И это справедливые вопросы. Поэтому при нормальном стечении обстоятельств и доброй воле должны быть приняты какие-то мудрые решения, которые устроили бы абсолютно все стороны.

Я не понимаю и поведения оппозиции, которая заявляет о нелегитимности Лукашенко, но при этом собирается участвовать в референдуме. Впрочем, и накануне минувших выборов были те, кто говорил, что нужно их бойкотировать, – философ Владимир Мацкевич потом признал, что этот его призыв был ошибкой и время показало, что он был неправ.

Вопросов много. Какой будет контроль, насколько будут достоверными озвученные результаты, допустят ли независимых наблюдателей?

Я не политик и не знаю, какой тут может быть правильный выход. И даже как юрист затрудняюсь сделать вывод, потому что одни предлагают не идти на голосование, другие предлагают испортить бюллетень. Но мы же знаем, что говорил Иосиф Виссарионович: все зависит от того, как посчитают, а считать будут всё те же…

Публикация из № 95 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»