Фото с сайта interfax.by

Темпы военных приготовлений в регионе Восточной Европы усиливаются и достигают опасных значений. К такому выводу пришли авторы нового доклада «Безопасность Восточной Европы в 2021 году: балканизация региона», который был презентован 7 декабря Советом по международным отношениям «Минский диалог», пишет Thinktanks.

Авторами доклада стали кординатор программы «Внешняя политика Беларуси» Совета по международным отношениям «Минский диалог» Денис Мельянцов и научный сотрудник Института истории им.Фридриха Майнеке Свободного университета Берлина, член Экспертного совета «Минского диалога» Сергей Богдан.

Как отметил в ходе презентации Денис Мельянцов, за последний год Беларусь практически полностью отказалась от своего так называемого ситуационного нейтралитета, который страна исповедовала последние 5-6 лет.

По словам политолога, происходит медленная, но уверенная милитаризация региона. И она уже сейчас достигает пугающих масштабов.

«Последние наши мониторинги показывают, что исходя из той шкалы квантификации, которую мы используем, мы уже не то, что находимся в предвоенной ситуации. Исходя из наложенных параметров мы уже находимся в ситуации военного конфликта. То есть за последний год ситуация настолько усугубилась по многим параметрам, что нельзя не назвать ситуацию в области безопасности тревожащей», – подчеркнул Денис Мельянцов.

В то же время, как заметил Сергей Богдан: «В других географических точках, в других исторических эпохах, определенные действия, которые мы сейчас наблюдаем, были бы расценены как фактически акты войны. С обеих сторон. И, слава Богу, в силу разных причин этого пока не происходит».

Конец нейтралитета

В докладе отмечается, что при всей ограниченности, нейтральный статус Беларуси укреплялся на протяжении последних лет и был неудобен – по противоположным причинам – и России, и многим региональным игрокам из альтернативного лагеря. В регионе, где нарастали блоковая логика, милитаризация и конфронтация, Беларусь до последнего отказывалась следовать за этими тенденциями и самим этим фактом ставила под вопрос неизбежность и рациональность такой политики.

«Политический кризис и волны санкционного давления вынудили Минск в целях самосохранения вернуться в русло общерегиональных тенденций, став еще одним frontline state. Однако фактическая блокада Беларуси со стороны Запада по ряду направлений и усиление ее зависимости от Кремля лишь формально связаны с посадкой рейса авиакомпании Ryanair в мае или появлением беженцев на западной границе Беларуси. Стратегическое репозиционирование Беларуси произошло бы и без этих событий: оно проистекает в первую очередь из логики политических процессов в регионе, которые зародились куда ранее», – говорится в докладе.

Общие тренды

В нем констатируется, что объективно ведущее к отказу Беларуси от нейтрализма давление со всех сторон способствовало срастанию очагов региональной напряженности – началу слияния донбасского, крымского и белорусского кризисов и их взаимоусилению.

Как считают авторы доклада, развитие нынешнего кризиса не сводится лишь к стратегическим, военным аспектам, но они очень часто необоснованно игнорируются и подменяются обсуждением отдельных гуманитарных вопросов. В целом в регионе практически не говорилось о необходимости мира как базовой ценности. Продолжилось разрушение институциональных рамок для коммуникации между крупными мировыми игроками. На фоне выхода США и России из Договора об открытом небе (ДОН) в 2020-2021 годах, имело место очередное снижение и в уровне отношений Москвы и НАТО.

В этих условиях закономерной была и «разморозка» конфликта на востоке Украины, однако без существенных изменений в его течении и раскладах сил.

Эксперты «Минского диалога» обращают внимание, что кризис на границе Беларуси с Польшей и Литвой стал ярким примером секьюритизации проблем региона. Литовские политики расценили ситуацию как «гибридную агрессию, направленную даже не против Литвы, а против ЕС». Позже риторику о «гибридной войне» подхватили и другие европейские политики и начали наращивать военное присутствие у белорусской границы.

На фоне выстраивания границ странами ЕС, Беларусь проводила аналогичные действия на границе с Украиной.

Как сообщил председатель Госпогранкомитета Анатолий Лаппо, благодаря собственным усилиям и совместной с РФ программе обустройства границы с Украиной (с 2016 года) «украинскую границу по отдельным направлениям усилили даже сильнее, чем польскую».

Наращивание сил

В докладе говорится, что самые радикальные планы увеличения военного потенциала были представлены Польшей. 28 октября вице-премьер по вопросам безопасности Ярослав Качиньский представил новый законопроект, который предусматривает увеличение польской армии вдвое: со 120 тыс. до 250 тыс. солдат. Это обосновано российской угрозой.

Практически все страны региона продолжали серьезно увеличивать военные расходы. В начале октября стало известно о планах литовского правительства увеличить оборонные расходы в 2022 году на 128 млн евро – до 2,05% ВВП (по сравнению с 2,03% в 2021 году). Это соответствует соглашению между литовскими политическими партиями об увеличении военных расходов до 2,5% к 2030 году. В 2021 году военный бюджет составлял изначально 1,028 млрд евро, но затем был увеличен на 20,7 млн.

28 июня в Риге был открыт многонациональный штаб вооруженных сил Канады в Латвии, строительство которого стало крупнейшим проектом канадской армии за рубежом за последние десятилетия (12,2 млн евро).

В конце октября были обнародованы планы увеличения российских военных расходов до 2024 года. Таким образом, в 2022 году эти расходы должны достигнуть 42,4 млрд евро (14,8% бюджета), в 2023-м – 42,96 млрд. (14,5%), в 2024-м – 46,04 млрд. (15,2%). Для сравнения: в 2021 году военные расходы составляли 14,4% бюджета.

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о формировании в Западном военном округе РФ около 20 новых воинских частей до конца года. В июне стали известны факты, свидетельствующие о росте численности российских войск в западных областях.

Военная интеграция

Заявления о том, что стремление Беларуси к нейтралитету не соответствует текущей ситуации и другие шаги, привели к беспрецедентной интеграции белорусской армии в архитектуру безопасности РФ.

Иллюстрацией являются закупки вооружений на протяжении 2020-2021 годов, расширение доступа российской армии и силовых ведомств на территорию Беларуси, вероятные планы развертывания войск на границе с Украиной.

Согласно плану на 2021 учебный год число совместных с российскими военными мероприятий в сравнении с предыдущим годом выросло со 120 до 160. Министерства обороны Беларуси и России подписали беспрецедентную пятилетнюю программу стратегического партнерства. В марте 2021 года было принято решение создать три учебно-боевых центра совместной подготовки: в Гродненской области – центр для ВВС и ПВО (позднее выяснилось, что речь идет о фактически двух центрах); в Нижегородской области РФ – учебно-боевой центр сухопутных войск, в Калининградской области РФ – связанный с Балтийским флотом центр для подготовки белорусских подразделений на базе морской пехоты России. В сентябре для формирования учебно-боевого центра ВВС и ПВО в Беларусь прибыли самолеты ВКС России. Они сразу же заступили на совместное боевое дежурство. Одновременно в районе Гродно на совместное боевое дежурство с белорусскими коллегами заступили и российские зенитчики.

В докладе отмечается, что если соседние страны НАТО уже давно проводили подавляющее большинство учений выше батальонного уровня с участием иностранных военных, то белорусская армия ранее реализовывала свои маневры в основном автономно. Летом-осенью 2021 года, на фоне обострения обстановки вокруг Беларуси, практически каждое второе относительно крупное учение белорусских ВС проходило с российским участием, что стало аномалией.

В нескольких шагах от войны?

Эксперты «Минского диалога» обращают внимание, что в 2021 году, на фоне милитаризации и распада системы мер транспарентности военной деятельности, уровень конфронтации в регионе Восточной Европы продолжил расти. Эту тенденцию отражает динамика показателей регулярного мониторинга региональной безопасности. Результаты мониторинга подтверждают тезис о том, что темпы военных приготовлений в регионе усиливаются и достигают опасных значений.

Беларусь, долго пытавшаяся держаться в стороне от этих тенденций, в 2021 году была вынуждена все больше отказываться от своей стратегической автономии по отношению к Москве. Вследствие этого белорусский кризис функционально соединил несколько очагов противостояния России и стран НАТО.

На таком фоне кажется все более уместным провести аналогию с ситуацией на Балканах в начале ХХ века.

Страны региона уже довольно далеко продвинулись в геополитическом разрыве Восточной Европы, сужении базы для мирного сотрудничества и даже сосуществования, втягивании внешних игроков в региональные споры, что обосновывается ссылками на те или иные благородные цели. При этом общества и истеблишмент стран региона в подавляющем большинстве не склонны обсуждать опасность развивающейся ситуации и как будто не замечают эти тенденции», – говорится в докладе.

В нем отмечается, что логика «прифронтовых государств» основывается на преувеличении значимости угроз и секьюритизации проблем, в нормальной ситуации никак не связанных с международной безопасностью. Таким образом они пытаются заручиться помощью внешних по отношению к региону влиятельных союзников, которые, однако, необязательно заинтересованы в раскручивании этой спирали конфликта.

Особую долгосрочную опасность наблюдаемым тенденциям в региональной безопасности придают сдвиги в области политэкономии международных отношений в Восточной Европе. Речь идет о перенаправлении транзитных и других транспортно-логистических потоков, затрагивающих трубопроводную и портовую инфраструктуру. Жертвами этих изменений стали все без исключения страны региона. Но в случае Беларуси под угрозой находится само ее выживание как суверенного государства.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»