Мечислав Гриб

У него поражено 50 процентов легких.

Пару месяцев назад генерал-лейтенант милиции, председатель Верховного Совета Республики Беларусь в 1994– 1996 годах, чья подпись стоит под первой Конституцией страны, отметил свое 83-летие. А в минувшее воскресенье попал в одну из столичных больниц с коронавирусом.

«Народная Воля» поинтересовалась здоровьем Мечислава Гриба.

– Болею, лежу в десятой больнице с ковидом, – рассказал Мечислав Иванович. – Двустороннее воспаление легких…

– И где вы эту модную хворь подцепили?

– Да кто его знает! Прицепилась и всё. Я заболел через три недели после того, как вернулся из санатория на Нарочи. Но уверен, что санаторий тут совершенно ни при чем, видимо, в городе где-то подхватил. В лифт зашел – и пожалуйста, ты же не знаешь, кто там до тебя ехал, кашлял или нет. Поэтому не к чему искать, где схватил вирус. Нужно принять болезнь как данность и лечиться.

– Как ваше самочувствие? Голос такой бодрый и сильный… Не на кислороде?

– Нет, не на кислороде. И температуры уже сутки как нет. У меня же три прививки было!

– Ого! А чем вы вакцинировались?

– «Спутником» привился в апреле. И ревакцинировался «Спутником Лайт» в ноябре.

– И как всё начиналось?

– Насморк, простуда, кашель. Думал: легкое недомогание. Неделю боролся своими силами, а потом поехал в больницу.

– Не на «скорой»?

– Нет, сам поехал – у меня сын доктор, легкими занимается, у них на базе десятой больницы как раз кафедра. Приехал в воскресенье, сделали компьютерную томографию, подтвердили ковид и положили в больницу.

– Большое поражение легких?

– 50 процентов.

– Дышать тяжело?

– Да нет, вроде как не заметно. Но у меня стенокардия, в общем, всё одно к одному лепится. Из симптомов – сильная слабость была и температура 39. Я ее сбивал вначале сам порошками и таблетками, а в больнице – уже уколами. Двое суток вообще такое состояние было, как в тумане, почти ничего не соображал.

– Что врачи говорят? 50 процентов поражения легких – это не шутки!

– Доктора говорят, что эти проценты мало что значат. Иногда поступают с десятью процентами поражения легких – и летальный исход, а иногда 90 процентов – и выздоравливают. Как они объясняют, всё зависит от других факторов. И сын мой, пульмонолог, то же говорит. Он, кстати, сам в прошлом году серьезно переболел, в инфекционке лежал.

Надолго ли в больнице задержусь – пока не знаю. Если температура стабилизируется, все показатели организма будут хорошими – выпишут, долго держать не будут. Анализы брали, капельницы ставили – руки все черные… Вены от возраста стали сухими, пока достанут эту кровь – ё-мое! Ну что сделаешь…

Здесь в больнице работают молодые ребята, в основном студенты – они и санитары, и медбратья, и медсестры. Ребята зарабатывают себе деньги на учебу. Тут никого не интересует, где и на каких должностях ты был, чем командовал, – ко всем одинаково относятся.

– Автографов у вас не берут?

– Нет, тут у всех совершенно другие проблемы (смеется). Да уже ведь столько времени прошло! Я же ушел в 1996–1997 году. Хотя некоторые еще узнают, здороваются… Но о политике тут никто не говорит…

– Мне кажется, когда случается критическая ситуация со здоровьем, когда понимаешь, что смерть стоит где-то рядом, то последнее, о чем будешь думать, – это о политике. На первый план выходят совершенно другие темы…

– Да, это так. В моем возрасте ковид – это равносильно приговору. Молодые умирают! Единственная гарантия – то, что я сделал эти прививки. Они реально работают и смягчают течение болезни. Если бы их не было, всё было бы гораздо хуже. Может, уже и не разговаривали бы с вами сейчас…

– Тьфу-тьфу-тьфу! А прививки нормально перенесли? Ни температуры, ни слабости?

– Нет, всё в порядке было. Только после ревакцинации плечо пару дней поболело.

– Мечислав Иванович, вы подписали первую Конституцию 1994 года, когда Беларусь вступала на путь независимости. А что думаете о том, что сейчас происходит в стране? Я вот недавно увидела какой-то боевой листок, в котором призывают подписать обращение к высшему госсовету Союзного государства о введении единых валюты, судебной системы, парламента, вооруженных сил. Как вы к этому относитесь? Вообще, сегодня часто даже из уст политиков звучат мнения о возможной потере суверенитета…

– Назад, к Советскому Союзу, дороги нет. А вот что касается советского образа жизни, то он от нас никуда и не уходил, присутствует в некоторых сферах до сих пор.

Если говорить про так называемый союзный парламент, конечно, его можно организовать, но кем мы там будем? Во времена СССР в парламент входили ведь не только депутаты от России, но и от остальных 14 союзных республик. Если парламент будет состоять из депутатов двух государств, естественно, они должны будут избираться по единой системе, по одинаковой квоте. По-другому будет просто несправедливо. А по этой квоте сколько депутатов будет от Беларуси, если население нашей страны 9 миллионов, а России – 140? Силы будут очень неравны. Будет просто маленькая кучка депутатов, они смогут выступать, что-то говорить, но их влияние будет равно нулю. Тогда зачем нужен такой парламент, для чего? Союз должен быть равноправным. В Европарламенте, например, депутаты от разных стран, но ни у кого нет преимущества, там можно спорить, добиваться, доказывать. А что и кому мы сможем доказать при такой пропорции, как сможем защитить свои интересы?

– А про Конституцию и предстоящий референдум что скажете?

– Я считаю, что нам нужна не новая Конституция, а Конституция в редакции 1994 года. На мой взгляд, сегодня это единственная легитимная Конституция. Если мы в нелегитимную Конституцию внесем изменения и дополнения на референдуме, разве она станет легитимной?

– Пока вообще не ясно, что за проект нового Основного закона будет…

– Я не понимаю, зачем создавать еще одну ветвь власти – Всебелорусское народное собрание? В мире существуют три ветви власти – законодательная, исполнительная, судебная. Есть еще монархии. А мы хотим наделить Всебелорусское собрание конституционными полномочиями. А за что оно отвечать будет? Получается, создается второй ЦК КПСС? Почему об этом никто не говорит?

– Предлагается изменить некоторые нормы, касающиеся президента. А как вам кажется, нужно ли записать в Конституцию нормы о контроле здоровья человека, который претендует на такую высокую должность и будет управлять страной? Ведь даже чтобы управлять автомобилем, необходима медсправка, которую нужно подтверждать через определенный срок. А для президента не предъявляется совершенно никаких требований по здоровью. Может, это неправильно?

– Медкомиссия для кандидата на должность президента – хороший вариант. Но она должна быть независимой. А как создать в сегодняшней Беларуси независимую медицинскую комиссию? Мне кажется, это почти невозможно.

Но вопрос вы хороший и правильный задали. Президент управляет не просто своим автомобилем, от него зависит судьба всей страны, в его руках армия, весь силовой блок! А со здоровьем всякое может случиться – абсолютно никто не застрахован от проблем. Вот и я – еще неделю назад был дома, а сейчас на больничной койке.

– Какие у вас прогнозы на будущее? Сейчас гайки плотно закручивают по всем фронтам…

– По законам физики, резьба имеет свойство срываться, если ее перетягивают. А у нас ее уж чересчур перетянули, может не выдержать. Чем это всё закончится? Рано или поздно наступят перемены – с нами или без нас. Хотелось бы, чтобы все вопросы разрешились мирно. Очень плохо, когда гибнут люди, их и без войн и катастроф умирает немало…

Изменения в Конституцию, которые сейчас пытаются внести, создание еще одной ветви власти – это не приведет к единству. Как раз может случиться наоборот. Я уверен, что удерживать единство народа силой власти – это невозможно и нереально. И чем больше будет ветвей власти, тем больше вероятность, что рано или поздно между ними начнется раздрай. И между президентом, и между Всебелорусским народным собранием, и между парламентом. И никто ничего не сможет сделать.

Я вижу, что Лукашенко хочет сделать транзит власти, но при этом он хочет и остаться при власти, влиять на все процессы, контролировать всё. Вот и выдумывают. А что из этого получится…

Мне кажется, в верхах тоже понимают, что это не самый лучший вариант, но, наверное, другого выхода нет, видимо, вынуждают это делать. Сам Лукашенко не пошел бы на такой шаг. У него есть всё, он что хотел, то и делал. А потом ведь такой самостоятельности не будет, спрашивать придется у большого собрания, которому хотят придать конституционный статус. И рано или поздно кто-то из его членов не поддержит Лукашенко, начнет критиковать. Это сейчас его критиковать никто не может. А так он будет всего лишь одним из членов ВНС, рядовым…

Одним словом, вопросов много, а решения их нет.

Позиция, которую пытается продвигать нынешняя оппозиция, мне тоже, честно говоря, совсем не нравится. Несерьезно.

– Это вы про бойкот референдума и испорченные бюллетени?

– Да. Призывы к бойкоту и порче бюллетеней – это сейчас строго преследуется по закону, уголовная ответственность до пяти лет! Пошел, не пошел на выборы или референдум – это личное дело каждого человека. А призывать – извините, но на вас навешают уголовных статей больше, чем на собаке блох!

Ладно, что-то мы заговорились, а я ведь в больнице, мне режим нарушать нельзя!

– Мечислав Иванович, выздоравливайте! Здоровье – самое главное.

Публикация из № 93 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»