Павел Шеремет

28 ноября исполнилось бы 50 лет известному белорусскому журналисту Павлу Шеремету.

Если бы не теракт, жертвой которого он стал, Шеремет наверняка до сегодняшнего дня писал бы острые публикации, делал громкие интервью и расследования, снимал фильмы. Он точно не молчал бы.

Нынче белорусская журналистика переживает печальные времена. Закрывают газеты, признают экстремистскими некогда популярные сайты, журналистов бросают за решетку.

Сегодня «Народная Воля» решила вспомнить, что говорил про работу журналиста Павел Шеремет – удивительно, но его слова сейчас актуальны как никогда.

За развлечениями – в цирк

– Я пришел в журналистику из коммерческого банка, утомившись считать чужие деньги и ждать очередной квартальной премии или повышения по службе, – рассказывал Павел в своей книге «TV. Между иллюзией и правдой жизни». – Я никогда не учился на факультете журналистики, профессиональные законы познавал на практике, наблюдая и анализируя работу конкурентов и коллег. Вопросы «Зачем мы приходим в журналистику?», «В чем миссия этой профессии?» не кажутся мне праздными или формальными. И я не признаю ответов типа «развлекать и информировать». Развлекать?.. Так идите в цирк. Информировать?.. Читай объявления в метро. Это слишком простой подход, который не позволит добраться до вершины, не поможет устоять перед соблазнами и под ударами кризисов и недоброжелателей.

Самый худший вариант – это ходить на работу, как на каторгу, скрипя зубами, отрабатывать часы, дни, годы до пенсии. В то же время я уверен, что каждый из нас рано или поздно оказывается в ситуации, когда возникают сомнения в правильности выбора профессии. Мы теряем мотивацию, наши юношеские романтические иллюзии и ожидания рассеиваются, остаются только усталость и раздражение. Выводы, о которых я пишу ниже, это результат моего личного опыта. Возможно, у вас всё сложится несколько иначе. Более того, в разное время, на разных этапах собственной жизни мы по-разному отвечаем на одни и те же вопросы и профессиональные вызовы. Но задуматься о том, зачем мы пришли в журналистику, необходимо в самом начале.

В школе я готовился стать дипломатом. В отгороженном «железным занавесом» Советском Союзе дипломатическая работа считалась даже более престижной, чем партийная карьера, потому что она открывала двери в недоступный мир. Но поступил я на исторический факультет Белорусского государственного университета, потому что историю любил и историей увлекался. Отучился на истфаке три года, когда неожиданно в Минске открылся факультет международных экономических отношений. Это произошло в 1991 году. Советский Союз разваливался, мир стремительно открывался, рыночная экономика вскружила голову, и я решил, что история – взгляд в прошлое, а надо смотреть в будущее. Я оставил старые увлечения, поступил на новый факультет (сразу на второй курс) и через три года стал дипломированным специалистом по международным финансам. Моя дипломная работа была посвящена теме оффшорного бизнеса и тому, как при помощи «налогового рая» прятать деньги от государства. Революционная по тем временам тема!

На курсе нас было всего 25 человек, банки и крупные фирмы расхватали всех еще во время учебы. Моя оффшорная специализация была очень востребована, но я проработал в банке ровно два месяца, а потом ушел на телевидение. Все мои друзья считали, что я сошел с ума: в начале 1990-х годов отказаться от карьеры банкира мог, по их мнению, только умалишенный. Никто не мог понять, что заставило меня сменить профессию. Да, честно говоря, я и сам об этом думаю. Но о сделанном не жалею.

Ленишься встать с дивана, но лезешь в самые горячие точки

– На телевидении я оказался случайно. Тогда на Белорусском телевидении решили делать экономическую программу, однако никто из журналистов и ведущих не понимал, что вообще происходит с экономикой: курсы валют казались высшей математикой, рыночные термины – китайской грамотой. Меня сначала пригласили консультировать журналистов, править их тексты, но очень быстро я стал комментировать основные события. Представляю, как это выглядело со стороны: двадцатитрехлетний аналитик в окружении седовласых советских хозяйственников… Но в этом и был фокус: деятели советского прошлого ничего не понимали в новой экономике, а молодые экономисты активно занимались бизнесом, телевидение для них не представляло никакой ценности. Я сделал свой выбор и угадал. Через полгода после прихода на телевидение, я уже сидел в кадре и вел собственную программу.

Журналистика – удивительное пространство для самореализации. Схематически я
изображаю журналистику в виде пирамиды, в основании которой трудятся тысячи редакторов, продюсеров, репортеров и операторов, а на вершине – звезды: телевизионные ведущие и главные редакторы. Каждый может найти себе место в рамках этой гигантской структуры. Телевидение – это командная работа, когда «звезда» может перечеркнуть труд десятков людей и где без команды сложно – если вообще возможно – стать «звездой». Человеческий фактор в журналистике, как и в любой иной творческой профессии, определяющий.

Знайте: обыденное отношение к профессии не позволит вам достичь вершины, тщеславие как основа не сделает вас счастливым, любознательность – прекрасная почва для комфортного и успешного долголетия в журналистике, но без миссионерства вы никогда не станете лидером в профессии.

Я ненавижу рассуждения о том, что журналистика – это вторая древнейшая профессия, с намеком на то, что первой древнейшей была проституция. Меня просто бесят подобные «остроты». Обычно их позволяют себе люди, которые хотят что-то скрыть от общественности и, компрометируя журналистов, оправдывают собственную подлость, трусость или вранье. Конечно, журналистика в каком-то смысле – древнейшая профессия, поскольку уже первые люди стремились передать информацию другим, но никакой связи с продажностью здесь нет.

С другой стороны, я не разделяю разговоры своих коллег о том, что журналисты влияют на общественные настроения настолько, что способны менять ход истории. Я считаю, что следует быть скромнее: логика исторического развития не зависит от того, как мы ее описываем и пересказываем людям. В большинстве случаев мы просто следуем за событиями, едва успевая понять, что же происходит на самом деле. Мы – отражение исторического процесса, а не его авторы.

Для меня журналистика – это миссия. Я даже спорил по этому поводу с Познером несколько раз, который всегда говорит, что журналистика – обслуживающая отрасль. Я понимаю, что он имеет в виду, но все-таки считаю, что журналистика – это миссия, если, конечно, ты относишься к этому всерьез. Ты можешь реально помочь людям. Иногда ты вообще единственный, кто может это сделать.

Мы всегда должны разделять роль журналистики как таковой в общественном развитии и нашу личную роль в самой журналистике. Персональная смелость, честность и ответственность – необходимые качества журналиста. Но именно общественное значение нашей профессии, ее статус часто делают нас смелыми и ответственными. Есть вы со всеми достоинствами и недостатками, привычками и капризами, а есть ваш образ, который видят читатели и зрители. По жизни я довольно миролюбивый и ленивый человек, спокойный и дружелюбный, на экране – скандальный журналист, борец за правду, военный корреспондент, враг белорусского президента Лукашенко. На этом разрыве и возникает профессия: в жизни ты ленишься лишний раз подняться с дивана, а в профессии сунешься в самые горячие точки, берешься за наиболее проблемные темы.

***

Правила жизни Павла Шеремета

– Интервью – это самый сложный жанр и самый интересный. Это именно тот жанр, в котором вы никогда не знаете, что вас ждет – победа или провал.

– Телевидение пока делает вид, что ничего не произошло, отсюда и такое раздражение им. Потому что жизнь одна, а люди включают телевизор, а там – другая картинка. Я ушел оттуда, потому что стало невозможно работать, сохраняя лицо и свое честное имя.

– Подошел к какой-то черте и понял, что жизнь такая короткая, а репутация – такая хрупкая вещь, что всё это подчинять воле нескольких политиков – глупо и бессмысленно.

– Самое страшное разочарование – это разочарование в людях. Предательство и подлость – это самый страшный вирус, потому что он разрушает веру в людей, делает нас подозрительными, недоверчивыми и жесткими.

– Те, кто приходит в журналистику за большими деньгами и легкой славой, как правило, долго не выдерживают. И деньги здесь небольшие, и слава противоречивая, и вечный напряг.

– Мне как отцу двух студентов, честно признаюсь, не хочется, чтобы мои дети влезали в какие-то политические конфликты. Я сам постоянно во что-то влезаю, поэтому прекрасно знаю цену и последствия борьбы за справедливость. И отцовское во мне сильнее общественного. В этом надо честно признаться, а не маскировать свою слабость под подлыми благоразумностями.

– Я вообще веселый человек, компанейский. И немножко хулиган, насколько хулиганом могут быть белорусы – люди сдержанные.

– Мой главный принцип по жизни: каждый день – как последний.

***

Из личного дела

Павел Шеремет родился 28 ноября 1971 года в Минске. После школы поступил на исторический факультет Белорусского государственного университета. Окончив три курса, ушел из этого вуза и поступил на факультет международных экономических отношений Белорусского экономического университета.

До 1992 года работал в одном из минских банков, позднее – консультантом экономических программ Белорусского телевидения, ведущим еженедельной аналитической программы «Проспект» Белорусского ТВ.

В 1996 году стал главным редактором «Белорусской деловой газеты». В том же году был назначен заведующим белорусским бюро Общественного российского телевидения (сокр. ОРТ, ныне – Первый канал) и собственным корреспондентом ОРТ по Беларуси.

В июле 1997 года во время съемки репортажа о ситуации на белорусско-литовской границе был арестован сотрудниками силовых структур Беларуси по обвинению в якобы незаконном пересечении государственной границы, в получении денег от зарубежных спецслужб и в незаконной журналистской деятельности. Был приговорен к двум годам лишения свободы условно и к одному году испытательного срока, проведя в тюрьме в общей сложности три месяца.

В 1998 году Шеремет начал работать специальным корреспондентом программ «Новости» и «Время» дирекции информационных программ ОРТ, а в январе 1999 года занял пост шеф-редактора российской и зарубежной корреспондентской сети дирекции информационных программ ОРТ. Был ведущим еженедельной аналитической программы «Время».

С 2009 года являлся редактором отдела политики и общества в журнале «Огонёк».

С 2012 года вел блог в интернет-газете «Українська правда».

В 2012 году создал сайт научно-популярного исторического интернет-издания «Историческая правда».

С сентября 2013-го по 2014 год работал ведущим программы «Прав? Да!» на Общественном телевидении России. После этого начал сотрудничество с изданием «Украинская правда», став его исполнительным директором.

В июне 2015 года запустил авторский проект «Диалоги» на украинском телеканале 24. С сентября 2015-го по апрель 2016 года – ведущий на украинском «Радио Вести».

Создал популярный общественно-политический новостной сайт «Белорусский партизан».

Является автором документальных фильмов «Дикая охота» и «Дикая охота – 2», «Чеченский дневник», «1991 – Последний год империи», «Последняя высота генерала Лебедя», «Казнь Саддама. Война без победителя», юбилейного фильма о бывшем президенте СССР Михаиле Горбачеве, фильма, посвященного 60-летию начала блокады Ленинграда, и ряда других.

Является одним из авторов книги «Случайный президент», посвященной режиму Александра Лукашенко (в соавторстве со Светланой Калинкиной). В 2005 году написал книгу «Питерские тайны Владимира Яковлева» о новых российских политиках из Санкт-Петербурга. В 2009 году вышла его книга о Саакашвили, о шестидневной войне в августе 2008 года, о российско-грузинских отношениях «СаакашвилиГрузия. Погибшие мечты». Весной 2009 года опубликовал учебное пособие для журналистов «ТВ. Между иллюзией и правдой жизни».

Убит в Киеве 20 июля 2016 года.

Публикация из № 92 газеты “Народная Воля”. Подписаться на газету.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»