По итогам 3-х кварталов текущего года сумма прямых иностранных инвестиций на нетто-основе составила 1,247 млрд долларов. Во втором и третьем кварталах вывод денег из страны превысил их поступление к нам: полугодие экономика закрыла уже с 1,185 млрд долларов, а 9 месяцев – вообще с 1,129 млрд долларов.

Старший аналитик Альпари Евразия Вадим Иосуб в комментарии газете «Белорусы и рынок» отмечает, что бегство иностранных инвестиций вызывает тревогу.

— В приведенной статистике отражены только суммы. Однако иностранные инвестиции – не только деньги, которые пришли в страну, за ними, как правило, стоят новые производственные технологии, новые управленческие технологии – в сумме это обеспечивает развивающимся странам догоняющий рост. Если страна отстает по экономическим показателям, но открыта для иностранных инвестиций, чаще всего приходят бизнесы из развитых стран с готовыми кейсами, которые и позволяют догонять развитые страны. Поэтому снижение прямых иностранных инвестиций измеряется не только кошельком. Отсюда вывод: имеющееся отставание от развитых стран будет не только консервироваться, но и нарастать.

Почему инвестиции бегут из страны?

— Чтобы иностранные инвестиции шли в страну, нужен хороший инвестиционный климат. То есть, это должно быть а)выгодно, б)относительно безопасно. Инвесторы должны чувствовать, что их деньги в безопасности, они должны видеть благоприятное и стабильное законодательство, они должны знать, что в случае спорных ситуаций они смогут защитить свои интересы в справедливом независимом суде. Когда всего перечисленного инвесторы не видят, то результат очевиден, — отметил Вадим Иосуб.

Бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии, старший исследователь Центра новых идей Павел Мацукевич отмечает, что в страны, обложенные санкциями, вкладываются обычно только дельцы. Цивилизованный бизнес обходит такие государства стороной, не желая иметь с ними ничего общего.

— Привлечение прямых иностранных инвестиций на чистой основе – один из тех показателей, выполнения которого требуют от дипломатических представительств за рубежом. По итогам 2020 года по этому показателю на первом месте была Россия (22%), следующие восемь мест в десятке ключевых стран — инвесторов занимали западные государства, то есть тот самый западный мир, отношениям с которым в августе 2020 года пришел каюк. Санкции, международная изоляция и рукотворные кризисы, типа миграционного, создали Беларуси крайне негативный имидж, что служит противопоказанием для любого сотрудничества с ней, — говорит Павел Мацукевич.

Какие инвестиционные сюрпризы готовит 2022 год

Что ждать от инвестиций после вступления в силу санкций США и введения новых пакетов санкций со стороны Евросоюза? Изменится ли ситуация в 2022 году?

Вадим Иосуб считает, что весьма вероятно, в первом квартале, как и в нынешнем году, будет рост, а в остальных кварталах — незначительное снижение. Рост первого квартала, по его словам, объясняется реинвестициями прибыли, когда иностранные инвесторы заработали прибыль в прошлом году, но не забрали себе, а оставили в стране (это тоже фиксируется как приток инвестиций). Все большая часть инвестиций, даже если говорить о реинвестициях, будет принадлежать российскому капиталу, возможен капитал из Великобритании, с Кипра, который на самом деле имеет российские либо белорусские корни (сначала выведен из страны, а затем возвращен назад). Как раз за такими инвестициями чаще всего новые технологические и управленческие решения не стоят. Это будет российский капитал, отчасти – белорусский, ранее выведенный капитал, и, собственно, все. Отдельных сделок при договоренностях на политическом уровне с арабскими странами исключить нельзя, но ценность инвестиций состоит в их потоке и на добровольной основе.

Павел Мацукевич согласен, что притока прямых иностранных инвестиций в обозримом будущем Беларуси не видать.

«В моем понимании даже при нынешнем уровне санкций может быть только отток капитала. А ведь многие санкции носят отложенный характер, Евросоюз подготовил пятый и готовит шестой пакет санкций – это прямые противопоказания для ведения бизнеса с нашей страной», — отмечает экс-дипломат.

Он напоминает про такой эффект, как негативное эхо санкций.

— В 2016 году Евросоюз отменил санкции против Беларуси, в марте 2016 года их отменила и Швейцария. Но даже спустя три года после этого я сталкивался с ситуациями, когда швейцарские кантональные банки отказывались от транзакций в Беларусь, считая, что мы все еще под санкциями, —отметил он. – Сейчас санкционная волна только нарастает и можно только догадываться о масштабах вероятного ущерба. Беда в том, что даже когда санкции отменят их негативное эхо будет гулять по свету еще годы, отпугивая бизнес от Беларуси.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»