Мигранты бросают в польских пограничников камни и мусор

Сейчас вопрос заключается исключительно в имиджевых потерях при урегулировании миграционного кризиса, а не в нерешаемости проблемы. Александр Лукашенко все-таки дождался звонка от Ангелы Меркель. А на следующий день мигранты пошли на штурм польской границы с использованием камней и бревен. Их встретили слезоточивым газом и водометами.

Егор Лебедок
Егор Лебедок

Как звонок Меркель повлиял на миграционный кризис и трудно ли его урегулировать?Об этом Thinktanks побеседовал с военным аналитиком Егором Лебедком.

– Сам факт звонка ничего не значит, важна его интерпретация сторонами. Официальная пропаганда преподнесла факт разговора как победу Лукашенко, как диалог с ним на его условиях. А вчерашний день показал, что ситуация не изменилась, по крайней мере, на границе подвижек никаких нет. Через день-два про этот звонок все забудут либо снова начнут хаять Меркель. Сама Меркель уже исполняющая обязанности канцлера, она может поступиться частью имиджа для решения, как ей кажется, гуманитарного кризиса, и позиционировать Евросоюз как ценностную структуру.

– В понедельник Меркель звонит в Беларусь, во вторник мигранты пошли на штурм польской границы. Официальный Минск ответил на звонок Меркель?

– Штурм можно воспринимать и как неудовлетворенность звонком, и как плановое событие. Выступления на границе носят перманентный характер, повторяются едва ли не ежедневно, и отличаются только масштабом. Просто сейчас внимание сфокусировалось на конкретном погранпереходе.

Кроме того, как сообщает пресс-служба Меркель, речь шла не только о мигрантах, а о ситуации на границе в целом. Предполагаю, что Меркель говорила не исключительно про миграционный кризис на границе, а в контексте вектора Беларусь-Украина-страны Балтии в целом. Нарастает напряжение вокруг Украины, как минимум – информационное, Великобритания объявила о готовности направить свой десант в Украину, наблюдается эскалация на Донбассе. Ко всему прочему вчера приостановлена сертификация «Северного потока-2». Так что звонок можно оценить и как попытку пока еще словами, а не действиями, донести информацию о тяжести возможных последствий.

– Глава МИД России вчера заявил, что для решения миграционного кризиса Евросоюз должен разговаривать с Александром Лукашенко напрямую. Это и есть цель – прямой диалог?

– Как прежде Путин, так и сейчас Лавров дистанцируется от миграционного кризиса: мол, Евросоюз должен решать проблему напрямую с Минском.

Если сравнивать ситуацию на границе месяц назад и сейчас, то принципиально она ничем не отличается: и тогда количество зафиксированных переходов достигало 600 случаев, а на границе в любом случае присутствовало около 2-3 тысяч мигрантов. Сейчас ситуация никак не изменилась, кроме ее визуального восприятия. Да, мигранты сконцентрировались в одном месте, и это даже упростило задачу для силовиков. Но все это затеяно ради переговоров.

– Значит, реальная угроза перерастания конфликта в горячую фазу преувеличена?

– На самом деле, нет. Военные и пограничные силы обеих сторон стянуты к границе, латыши проводят учения, в Литве введен режим чрезвычайной ситуации, Украина тоже стягивает силы к границе. Похоже, телефонный разговор не дал конкретных результатов, хотя в любом случае последствия политических решений так быстро не проявляются. Напряженность на границе сохраняется. Более того, мы видели видео ночной перебранки польских и белорусских пограничников, поляки использовали звуковещательную систему для воздействия на наших пограничников. Конфликтность нарастает, и прежде всего информационно. Очевидно, такое сосредоточение сил повышает вероятность конфликтов. Я имею в виду даже не управляемый конфликт или провокацию, возможны чисто бытовые стычки, которые могут перерасти в серьезное противостояние.

– Если Александр Лукашенко выложит на стол карты, Евросоюз – свои, увидим ли мы реальное решение миграционного кризиса?

– Начнем с того, что проблема – чисто имиджевая. Понятно, Лукашенко, позиционирующий себя как сильный несгибаемый политик, не может повернуть назад. Европейского Союза проблема касается в меньшей степени, в первую очередь миграционный кризис – проблема Польши и Литвы. И что же получится: сдерживали-сдерживали, а тут взяли и пропустили мигрантов? Эти страны не могут превратить свои границы в проходной двор.

Поэтому остается вариант вялотекущего сворачивания конфликта. Евросоюз посодействовал, чтобы в Минск меньше летали авиакомпании с Ближнего Востока, всех забанить не удалось, но поток мигрантов удалось уменьшить. Дальше надо решать судьбу 3-7 тысяч мигрантов, которые, по разным оценкам, находятся в Беларуси. Авиакомпании Ирака уже организовали эвакуационные рейсы. Потоком мигрантов не отправить, значит, порциями по 2-3 автобуса их надо вывозить в аэропорты, а оттуда уже отправлять домой.

А пропаганда в это время может параллельно развернуть другую политическую кампанию. Ведь не проблема вернуть всех мигрантов домой, как и Европейскому Союзу ничего не стоит забрать 4-7 тысяч мигрантов, распределить по странам. Сейчас вопрос заключается исключительно в имиджевых потерях, а не в нерешаемости проблемы.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»