Ольга Завадская

Мать насильственно похищенного 21 год назад телеоператора Дмитрия Завадского последние годы была прикована к инвалидному креслу. У нее, к сожалению, сразу три серьезных диагноза – онкология, диффузная полинейропатия, когда постепенно отказывают руки-ноги, и сахарный диабет. Ольга Григорьевна прошла около 80 сеансов химиотерапии, ей делали облучение. Но сейчас ситуация со здоровьем стала хуже. Если раньше она еще могла самостоятельно приподняться на руках и пересесть в кресло-каталку, то теперь ее почти всё время носит на руках муж Сергей. Сама она ходить уже не может. К тому же Ольга Григорьевна стала хуже разговаривать.

«Со здоровьем у меня не очень хорошо, я теперь больная лежачая, уже даже не сидячая, – рассказала на днях Ольга Завадская «Народной Воле». – Муж меня везде тягает за собой на руках и танцует вокруг меня всё время. Понимаю, что ему тяжело, но хорошо, что он рядом. Дай Бог Сергею здоровья и терпения!

Как говорю – сама слышишь… После облучения у меня и речь немного нарушилась, и слух. В общем, всё имеет свои последствия. Сейчас ситуация, конечно, ухудшилась по сравнению с тем, что было раньше. Но говорю ведь – это уже большой плюс! Хотя некоторые меня и не понимают… А мне кажется, когда я медленно говорю и стараюсь – у меня это еще неплохо получается».

Ольга Григорьевна – очень сильный человек. Несмотря на все трудности и потери, что выпали на ее долю, она никогда не теряла веры и оптимизма.

«Ну а что изменится, если я буду терять силы и остатки здоровья на нытье и плохое настроение? – говорила она еще тогда, когда болезнь была в стадии ремиссии. – Это никому не нужно… Угнетающую атмосферу создать нетрудно, а как выжить в ней? Да и не только себе хуже сделаешь, но и окружающим. Никому не весело будет… Да и вообще нытье – не мой стиль жизни».

Сегодня Ольга Григорьевна тоже улыбается и даже шутит.

«Я просто по натуре такая неунывающая, – объясняет она. – Тяжело, конечно, но терпимо. Всё терпимо. Слава Богу, что коронавирус еще меня не тронул – мне и без него хватает болячек.

Врачи уже ничего не говорят. В больнице предлагали облучение, но в клинику не берут. Да дома мне сейчас и лучше во всех смыслах.

Лежу и лежу, телевизор смотрю. Интересуюсь новостями – выпустили политзаключенных или нет?»

Врачи предлагали Ольге Завадской пройти еще один курс облучения, однако перенесет ли она его – не известно, гарантий в этом деле никто не дает. Ольга Григорьевна решила не испытывать судьбу.

«Живу как есть, таблеток не пью, – говорит она. – Главное, чтобы не напрягать никого – этого я очень боюсь. А сколько еще проживу – один Бог знает… Передавай привет всем, кто меня знает и помнит. Пусть все будут здоровы!»

***

Из архива «Народной Воли»

Дмитрий Завадский родился 28 августа 1972 года.

С 1994-го по 1997 год – личный оператор А.Г.Лукашенко.

С января 1997 года – оператор Общественного российского телевидения (ОРТ).

Весной 1997 года был арестован вместе с журналистом ОРТ Павлом Шереметом за репортаж о прозрачности белорусско-литовской границы и условно осужден на полтора года лишения свободы.

С октября 1999-го по май 2000 года работал в Чечне, где вместе с Павлом Шереметом снимал для ОРТ фильм «Чеченский дневник».

7 июля 2000 года исчез при невыясненных обстоятельствах по дороге в аэропорт «Минск-2».

Похищение Дмитрия Завадского официально считается раскрытым. Виновными в нем были признаны офицеры спецподразделения МВД «Алмаз» Валерий Игнатович и Максим Малик (приговорены к пожизненному заключению), бывший курсант Академии МВД Алексей Гуз (приговорен к 25 годам лишения свободы), а также ранее трижды судимый гражданин Сергей Савушкин (приговорен к 12 годам лишения свободы). Все приговоры были вынесены судом в закрытом порядке. Однако ни один из обвиняемых своей вины не признал. Тело пропавшего журналиста до сих пор не обнаружено.

Держитесь, Ольга Григорьевна...

Есть мнение, что Дмитрия Завадского устранили по той же схеме, что и Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского.

Расследование по делу приостановлено много лет назад.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»