Фото носит иллюстративный характер

Сегодня основной фактор риска для экономики Беларуси – превышение инфляцией уровня в 10% является. О причинах роста инфляции и перспективах дальнейшего развития ситуации высказал свое мнение эксперт BEROC (Киев) Дмитрий Крук в интервью Thinktanks.by.

– Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в монетарной и финансовой сферах?

– Полагаю, что ключевой сегодня является ситуация с инфляцией, которая не так давно превысила планку в 10%. Часто можно услышать скептическое, что, мол, 10% для нашей страны – это не проблема. У многих свежа в памяти гораздо более высокая инфляция 2011-2016 годов., не говоря уж о той, которую мы пережили в 1990-х. На этом фоне инфляция в 10 с небольшим процентов может показаться не так уж радикально превышающей привычный темп. Нередко приходится слышать, что ускорение роста цен вызвано внешними факторами, а потому как бы не считается.

Вопреки этим аргументам полагаю, что сложившаяся ситуация крайне тревожная, а угрозы, с ней связанные, пока недооценены – как для перспектив финансовых рынков, так и для экономики в целом.

– С чем связаны угрозы?

Во-первых, 10% – это уже значимый рост цен. При возврате экономики к стагнации, который уже происходит, он съедает реальные доходы. Это уже явно ощутили на себе наименее обеспеченные группы людей, чьи номинальные доходы, как правило, пересматриваются достаточно редко – в первую очередь, речь идет о пенсионерах и бюджетниках.

Во-вторых, инфляционный шок вне зависимости от причин всегда чреват дальнейшим разрастанием. Есть такой экономический афоризм: если вы смотрите в лицо двузначной инфляции, то, вероятно, бороться с ней уже поздно. Какой-то период она все равно будет по инерции разрастаться, вопреки любым предпринятым мерам.

В-третьих, в случае Беларуси угроза раскручивания инфляционной спирали во сто крат сильнее, чем в общем случае. Это связано со слабостью монетарной среды, которая выражается в тотальном недоверии к национальной валюте и финансовым посредникам.

Поэтому мой главный месседж заключается в том, что сегодня можно с большой долей уверенности говорить о наличии потенциала для дальнейшего раскручивания инфляционной спирали. Пока я не возьмусь утверждать, что это неизбежно. Но все же ситуация качественно изменилась по сравнению с началом года, когда казалось, что инфляционный всплеск будет краткосрочным, и неизбежное замедление роста экономики или даже рецессия на рубеже 2021-2022 годов исключат инфляцию из числа важных составляющих экономической повестки дня.

– Каковы причины роста инфляции сегодня?

– В значительной мере – это действительно внешние факторы, о влиянии которых бодро рапортуют власти. В 2021 году сильно выросли мировые цены на многие товары, особенно на сырье. Растущие цены на нефть, металлы, затяжные перебои с логистикой, активное стимулирование спроса и шоки предложения, связанные с пандемией – все эти факторы подстегивают инфляцию во всем мире. И судя по всему, такая ситуация может затянуться. Все чаще звучат голоса о том, что мир вступил в полосу высокой инфляции, какой на глобальном уровне не наблюдалось с конца 1970-х – начала 1980-х годов.

Внутренних причин для инфляции в белорусской экономике сегодня, на первый взгляд, не так много. Хотя ВВП и превысил прековидный уровень, внутренний спрос – и потребительский, и инвестиционный – по-прежнему находится в депрессивном состоянии, он ощутимо ниже того уровня, который наблюдался до пандемии. Лишь массовое изъятие депозитов и избавление от белорусских рублей в обмен на иностранную валюту можно было рассматривать как проинфляционные факторы.

Такая картинка в начале года давала основания ожидать скорого замедления инфляции и не особо волноваться. Но устойчивость внешних проинфляционных факторов изменила ситуацию. И сегодня проинфляционные факторы в сумме стали перевешивать. Экономические власти предпочитают этого почти на замечать. Я не исключаю, что это сознательное замалчивание. Отрицание проблемы как бы избавляет от поиска трудных решений по ее преодолению. Аналогичным образом действует еще один паттерн поведения – попытка фокусироваться не на том, как проблему решить, а на источниках ее происхождения. А коль это внешние факторы, то что тут поделать? Однако в текущий момент уже не столь важно, вызвана инфляция внутренними или внешними причинами: она уже стала серьезной проблемой и грозит разрастись в будущем. Поэтому такая логика рассуждений вызывает у меня ассоциацию, что если у меня дома разгорается пожар по вине соседа, то я тушить его не буду – пускай сосед тушит.

Но ведь инфляции, как и огню, все равно, кто зажег первую искру, она может разрастаться вне зависимости от этого. Сегодня я вижу серьезный набор внутренних факторов, которые могут вскоре дополнить группу проинфляционных, начать подстегивать инфляцию и генерировать риски раскручивания инфляционной спирали.

– О каких именно факторах идет речь?

– В первую очередь – об инфляционных ожиданиях и неверии людей в перспективы белорусской экономики. Такие настроения непосредственно влияют на экономическое поведение и потому создают почву для дальнейшего раскручивания инфляционной спирали. Это перемножается с фоном санкций.

Нужно также учитывать, что влияние внешнего ценового давления пока не реализовалось в полной мере и при этом оно может нарастать. 10-процентная инфляция была достигнута в условиях искусственного сдерживания и административного регулирования цен. Я бы сравнил их со шлюзом, который призван сдерживать и сглаживать влияние роста внешних цен, чего пока частично удается достичь.

Однако опыт, в том числе и нашей страны, показывает, что цены возможно удерживать лишь непродолжительный период времени, однако потом они все равно начинают расти: в какой-то момент государство просто вынуждено их повышать. И в нашем случае этот момент чрезмерно долго оттягивать не удастся. Бремя по поддержанию «ценового шлюза» во многом ложится на бюджет, отдельные госпредприятия. Но их состояние таково, что они просто не в состоянии выдерживать это бремя в течение продолжительного периода времени. То есть «ценовой шлюз» будет неизбежно приоткрываться, а со временем от него, возможно, даже придется отказаться.

Среди потенциально проинфляционных факторов я бы назвал слабость позиций Нацбанка. Во-первых, велики сомнения в его готовности всерьез бороться с инфляцией, поскольку в последнее время он ушел от шаблонов поведения, свойственных нормальному центральному банку. Мне кажется, сегодня логика такая: все равно нормальную монетарную политику нам проводить не дадут, но давайте попытаемся хотя бы минимизировать ущерб. Поэтому в последние два года он скорее пытается предугадать установки свыше и встроить в них по возможности, где в открытую, а где тайком и украдкой, нечто, сдерживающее инфляцию. Но, полагаю, это ущербная логика. Когда центробанк борется с инфляцией тайком и украдкой, пытается пройти между струйками – этого вряд ли может быть достаточно при серьезной инфляционной угрозе.

Во-вторых, допускаю, если Нацбанк и захочет всерьез бороться с инфляцией, ему могут не дать этого сделать. Нацбанк сегодня серьезно понижен в табеле о рангах в системе экономической власти.

Ну, и в-третьих, даже если отмести первые два аргумента, на фоне имеющегося масштаба проблем и сопутствующих ограничений в монетарной среде, инструментов в арсенале не так уж много. Поэтому, если ситуация начнет выходить из-под контроля, у Нацбанка может просто не получиться подчинить инфляцию себе.

Все это усугубляется тем, что экономика находится на траектории замедления, и у правительства есть серьезное искушение начать стимулирование экономической активности. А это противоречит цели сдерживания инфляции и создает дополнительные риски ее раскручивания. Сегодня, полагаю, значимость угроз экономического спада и раскручивания инфляции примерно уравнялась. Причем в зависимости от прочих обстоятельств, допускаю, что мы их можем получить единым набором.

– Сегодня мы видим определенное укрепление курса белорусского рубля. С чем оно связано и поможет ли оно сдерживать раскручивание инфляционной спирали?

– Укрепление обменного связано с тем, что в экономических кругах прозвали внешнеторговым чудом. На первый взгляд, это весьма естественный и закономерный процесс. И обменный курс действительно способен стать стопором для роста цен. Но поскольку внешнеторговое чудо весьма ненадежный фундамент укрепления курса, это, наоборот, может сыграть злую шутку.

– В чем же состоит злая шутка?

– Приведу такой пример: если человек пару месяцев подряд по случайным и независящим от него причинам вдруг получает дополнительный доход в пятикратном размере своей обычной зарплаты, он может поверить, что это «новая нормальность», и начать намного больше тратить. Но если дополнительные доходы резко пропадут, то последует возврат к менее приятной реальности. А он уже привык к хорошему и распланировал, как будет распоряжаться спонтанными доходами. То же самое может произойти и с доходами от экспорта и валютной выручкой, как только изменится ситуация на внешних рынках. В связи с рядом особенностей поведения обменного курса и того, что сейчас, вероятно, он входит в зону переоцененности, особенно относительно реалий, которые можно ожидать в 2022 году, такая ситуация может привести к его весьма резким колебаниям и новому импульсу в отношении инфляции.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»