«Любопытный ход австрийской и европейской дипломатии»

Федеральный канцлер Австрии Александр Шалленберг анонсировал проведение в конце ноября в Вене конференции по выходу из белорусского политического кризиса.

«Любопытный ход австрийской и европейской дипломатии»
Александр Шалленберг. Фото: Twitter / open_austria

По мнению австрийского канцлера, для решения белорусского вопроса необходимо говорить «не только на языке санкций».

Как планируется, диалог пройдет в формате международной конференции, организованной совместно с гражданским обществом. К участию приглашены представители властей Беларуси и демократических сил, а также России.

Получится ли у Австрии начать диалог, и кто примет приглашение к нему, а кто предпочтет не заметить, Филин собрал мнения экспертов.

Александр Фридман: «В Австрию все-таки придется кого-то послать»
«Любопытный ход австрийской и европейской дипломатии»
Александр Фридман

Историк и политолог Александр Фридман называет конференцию «любопытным ходом австрийской и европейской дипломатии».

Австрия – страна с серьезными экономическими интересами в Беларуси и с обширным опытом политического посредничества. В сегодняшних условиях именно она идеально подходит на роль организатора конференции по «белорусскому вопросу», – пишет эксперт. – Проведение конференции анонсировал не МИД Австрии, а сам федеральный канцлер Александр Шалленберг. Это показывает, что к данному мероприятию в Вене относятся весьма серьезно.

При этом, подчеркивает политолог, конференция не отменяет введение новых санкций: федеральный канцлер Австрии, который находится в коалиции с «Зелеными» (сторонниками жесткого курса по отношению к Лукашенко), отдельно подчеркнул, что виновные в миграционном кризисе должны быть наказаны.

По мнению Александра Фридмана, к диалогу в Вене демократические силы готовы, а вот белорусский режим эта новость застала врасплох, отчего официальные лица до сих пор хранят молчание:

– Конференция ставит режим в сложное положение и является для него проигрышным вариантом: в Австрию все-таки придется кого-то послать, там сесть за стол переговоров с представителями Тихановской и тем самым признать ее.

А придется официальному Минску это сделать, скорее всего, из-за позиции России. Москва стремится поддерживать максимально хорошие отношение с Австрией и не рискнет открыто торпедировать инициативу канцлера Шалленберга, направленную на деэскалацию ситуации.

Кстати, любопытная деталь: на прошлой неделе было опубликовано поздравление белорусского правителя с праздником – Национальным днём Австрийской республики. Александр Лукашенко не стал поздравлять правительство, обратившись исключительно к австрийскому народу, но при этом «выразил убеждение, что, несмотря на временные трудности, в скором времени удастся восстановить полноформатный диалог, обеспечить дальнейшее развитие двусторонних отношений».

Тышкевич: «Для Австрии это возможность продемонстрировать, что она может собрать трех ключевых акторов за одним столом переговоров»
«Любопытный ход австрийской и европейской дипломатии»
Игорь Тышкевич

Аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич отмечает, что ожидать некоего прорыва от конференции в Вене не стоит, поскольку теперешнее заявление Австрии – лишь попытка прощупать почву на предмет готовности сторон к диалогу, а заодно усилить свое влияние внутри ЕС.

– Откликнется ли на приглашение к диалогу официальный Минск, равно как и Москва, или в лучшем случае в Вену в качестве переговорщика отправится условный Юрий Воскресенский, а в худшем – предложение будет проигнорировано?

– В свете последних заявлений сторон, в частности, анонсированного на 4 ноября подписания «союзных программ» и напоминаний о конституционном референдуме, предварительное согласие России прислать своих представителей на конференцию может стать частью давления на белорусские власти, – полагает аналитик. – Может ли Россия проигнорировать приглашение? Если достигнет своих целей и из Минска поступит такая просьба, мол, не нужно, то да, она проигнорирует.

Может ли это сделать Минск? Если в мероприятии будет участвовать Россия (имею в виду, если она будет представлена не аналитиком, а лицом, имеющим формальную должность в системе власти), то вряд ли.

Впрочем, думаю, что и от Москвы на первой встрече не будет высокого представительства – заместитель или, может быть, руководитель департамента МИД. Беларусь же может быть представлена Воскресенским или более опытным политиком, например, Савиных. Но, в любом случае, это не будут те, кто принимает решения.

А вот у демократических сил, по мнению Игоря Тышкевича, выбора в данной ситуации нет – команды Светланы Тихановской и Павла Латушко, если действительно планируют должны быть представлены если не лидерами, то их ближайшими советниками, и уж точно не рядовыми активистами.

– С другой стороны, вся эта инициатива может быть спущена на тормозах, по принципу: если конференцию организует условное гражданское общество, давайте отправим туда именно его представителей.

В России есть целая группа неправительственных организаций, которые активно работают с Кремлем – тот же самый Фонд мира, который комплектуется отставными дипломатами-разведчиками, или центры публичной политики. Вполне может быть, в Австрию отправится кто-то из аналитиков подобной структуры.

С белорусской стороны, повторюсь, это также может быть опущено на уровень Воскресенского или кого-либо из аналитиков БИСИ (Белорусский институт стратегических исследований, учрежден Александром Лукашенко в 2019 году).

Молниеносной реакции официальных властей и быстрых решений в любом случае не будет, отмечает аналитик:

– Реакции на саму конференцию, резкой или нет, ожидать не стоит. Выводы делать можно будет лишь после того, как увидим, будет ли конференция проведена и кто примет в ней участие.

Второй момент – то же самое относится к итогам конференции и каким-либо решениям.

И третий пункт, который нужно учитывать, – общая логика и интересы сторон. У каждой из потенциальных сторон-участниц конференции фактически свои задачи.

Для Кремля важны контуры конституционной реформы, которая будет в Беларуси, при этом не важна судьба, условно, Лукашенко или Тихановской в отдельности.

Для Лукашенко также важна конституционная реформа и самостоятельный выход на консультацию на новую политику соседства с ЕС – именно разговор властей с властями.

Для варшавской или виленской группы демсил важен вопрос, собственно, субъективизации. Им нужно продемонстрировать, что они остаются в процессе и в определенном смысле подтвердить свою политическую победу: вот, мы говорили о необходимости диалога на любом уровне, и вот он начался.

И, наконец, для Австрии это возможность продемонстрировать, что она может собрать трех ключевых акторов (на любом уровне, в этом составе либо ином) за одним столом переговоров. В то время как подобное не получилось у тех, кто более активно заявлял о давлении на Беларусь – у Польши и Литвы, разговаривать с которыми официальный Минск, вероятнее всего, не будет, а также это не вышло у ядра Евросоюза. Австрия же может заявить о себе как стране, которая организует такой диалог.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»