Фото: Андрей Гордеев / ТАСС

Минюст опубликовал изменения в Правила профессиональной этики адвоката, которые вступят в силу 30 ноября. Новая редакция кодекса заметно ограничивает защитников в праве на публичное высказывание, а расплывчато сформулированное требование хранить достоинство адвоката «вне профессиональной деятельности» делает уязвимым любого. «Медиазона» обсудила документ с теми, кого коснутся новые правила.

«По сути — это не новые правила, а внесение небольших, но существенных изменений в ранее действовавшие Правила профессиональной этики с учетом событий в адвокатуре за прошедший год», — говорит «Медиазоне» Людмила Казак. Она защищала Марию Колесникову, пока в феврале 2021 года комиссия при Минюсте не прекратила действие ее адвокатской лицензии.

По словам Казак, в адвокатском сообществе не было разговоров о том, что Министерство юстиции разрабатывает новые правила профессиональной этики; ей неизвестно, кого из защитников привлекали к обсуждению документа.
В опубликованном тексте постановления не говорится, что правила согласованы с Белорусской республиканской коллегией адвокатов, замечает Казак, хотя этого требует закон; в старой редакции правил такой пункт есть.

В пункте 2 составители новых правил подчеркивают, что они распространяются и на адвокатов, чья деятельность приостановлена.

«Приостанавливается деятельность, но адвокат не перестает быть адвокатом, числится в коллегии, в связи с чем распространение правил этики на адвокатов, чья деятельность временно приостановлена, вполне логично», — говорит Казак.

Согласно пункту 3 действующих правил, адвокат обязан «соблюдать законодательство и придерживаться норм профессиональной морали, постоянно поддерживая честь и достоинство своей профессии в качестве участника отправления правосудия и общественного деятеля». В новой редакции пункта 3 появились слова о том, что сохранять честь и достоинство адвокат должен «в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности», а также «избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней».

«Такая размытая формулировка и отсутствие четких критериев позволят Министерству юстиции еще проще лишать неугодных по тем или иным причинам адвокатов права на осуществление профессиональной деятельности», — считает Казак.

21 пункт новых правил устанавливает запрет на высказывание адвокатом мнения о виновности или невиновности обвиняемых, защиту которых он не осуществляет.

«Эта новелла, конечно же, появилась в связи с исключением из коллегии адвокатов защитника Виктора Бабарико Дмитрия Лаевского, — считает Казак. — В судебных прениях он, в соответствии с позицией своего клиента, указал о невиновности других обвиняемых по делу, в то время как их защитники утверждали об обратном».

«Сделав только сейчас запрещенными те действия, за которые меня наказали в июле, Минюст сам же подтвердил, что ранее такие действия запрещенными не являлись, что еще раз говорит о произвольном лишении меня адвокатского статуса», — написал Лаевский в своем телеграм-канале.

Кроме того, в правилах появился новый пункт — 65, регулирующий взаимоотношения адвоката с журналистами и в целом право защитника на публичное высказывание.

Людмила Казак связывает появление этого пункта со случаем Александра Пыльченко — защитника Виктора Бабарико и Марии Колесниковой, который был лишен адвокатского статуса из-за комментариев для прессы.

В августе 2020 года Пыльченко говорил, что после насилия на улицах Минска и в изоляторе на Окрестина Генпрокуратура должна отстранить от должности министра внутренних дел, а «министру обороны <…> необходимо блокировать воинские подразделения, сотрудники которых массово участвовали в избиениях граждан».

Минюст счел, что Пыльченко «допустил в СМИ некомпетентные комментарии и фактически призывал к противоправным действиям, в том числе, к “блокированию и разоружению воинских подразделений”», а потому больше не может быть адвокатом.

«Таким образом, в новых правилах Минюст фактически обобщил опыт многочисленных судебных разбирательств по жалобам адвокатов, лишенных лицензий, упрощая себе задачу контроля над адвокатами на будущее время», — говорит Казак.

Она отмечает, что именно те пункты Правил, которые действительно стоило бы уточнить, изменения не затронули.

«Опять же, это в полной мере соответствует интересам Минюста и преследуемой цели полного контроля государства над адвокатурой, в связи с чем пункт 6 Правил о полной независимости адвоката в своей профессиональной деятельности имеет исключительно декларативный характер и не соответствует тому бесправному положению, в котором беларуская адвокатура оказалась в настоящее время», — уверена Казак.

«По этим правилам нельзя критиковать эти правила. Иначе это может быть признано “вводящим в заблуждение”. А признать это может хоть коллегия, хоть Минюст», — сказал «Медиазоне» юрист, пожелавший остаться неизвестным.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»