Андрей Климов

Экс-депутат Верховного Совета Беларуси, который в 2005 году пытался совершить революцию, рассказал «Народной Воле» о своем видении ситуации в стране и о том, почему его больше не приглашают на «Круглый стол демократических сил» Юрия Воскресенского.

Андрей Климов был когда-то известным бизнесменом и депутатом Верховного
Совета 13-го созыва. После победы «оранжевой революции» в Украине он объявил, что белорусская революция состоится 25 марта 2005 года.

Власти разогнали организованную им 25 марта акцию протеста на Октябрьской площади в Минске, а позже Климов был осужден на 1 год и 6 месяцев. Выйдя на свободу, Андрей отошел от политики, но свое мнение по поводу происходящего имеет…

– «Круглые столы» Воскресенского я посетил всего два раза, – признается политик. – Первый раз меня заинтересовала дискуссия по поводу годовщины провозглашения 25 марта 1918 года независимости БНР. Я тогда поругался с провластными идеологами, заявив, что если бы не было этой даты, то не было бы и БССР.

Второй раз побывал на встрече с представителями российского посольства по поводу союза Беларуси и России. И я им тогда напомнил, что этот союз был оформлен не в 1999 году, а Верховным Советом в 1996 году.

По этому договору мы имеем равные права, и именно по этой причине присоединение Крыма к России нелегитимно. Крым должен либо присоединиться к союзу Беларуси и России, либо Россия должна выйти из Союзного государства.

Еще я сказал о «равных» условиях в Союзном государстве. Например, когда россияне приезжают в Беларусь, им здесь регистрироваться не надо, а вот от белорусов в Москве требуют регистрацию при трудоустройстве. Какое же здесь равенство?

Российских представителей тогда моя позиция взбесила, а меня после этого на «столы» к Воскресенскому перестали приглашать.

– Кстати, раньше вы говорили, что знакомы с Владимиром Путиным…

– У меня были хорошие отношения с моим российским тезкой Андреем Климовым из Совета Федерации, который к тому же приходится мне по линии мамы дальним родственником. Но после крымских событий я ему высказал свою позицию, и дружба прекратилась.

А с Владимиром Путиным я действительно знаком, но это никоим образом не влияло на какие-то мои убеждения.

– Если вернуться к «круглым столам» Юрия Воскресенского. Многие считают, что это фейковые мероприятия, потому что сегодня нет никакого диалога между представителями власти и настоящей оппозиции. Вы с этим согласны?

– Перво-наперво хочу сказать, что если бы я был на месте Юрия Воскресенского, то не пошел бы на такой риск – организовывать подобные мероприятия. Он же подставляется, ходит по лезвию бритвы.

С одной стороны, Воскресенский – это как бы конструктивная оппозиция. С другой стороны, он подставляется перед реальной оппозицией, которая считает Юрия продажным человеком.

Но я знал о Воскресенском еще с тех времен, когда сам сидел за решеткой. В свое время в бизнес-кругах Юрий предлагал подписать письмо в мою поддержку, но в последний момент многие отказались это сделать. Я их не осуждаю, но сама инициатива Воскресенского заслуживает уважения.

А сейчас я с ним познакомился совершенно случайно. Познакомился и понял, что должен ему помочь по той простой причине, что Юрий может принести определенную пользу для Беларуси.

– Хотелось бы услышать более подробно о пользе Воскресенского для страны…

– Дело в том, что раскручивание колеса репрессий – самоубийственно для режима. Во-первых, идет дискредитация в международном плане, а это ослабляет наши позиции в отношениях с Россией. Очень легко потерять суверенитет, когда страна ослаблена в политическом и экономическом плане.

Репрессии в Беларуси были в прошлом году, продолжаются в этом, но это дело надо как-то исправлять. И в этом нам никто не поможет – ни США, ни Запад, ни Россия.

Да, Юрий Воскресенский создал диалоговую площадку не без помощи властей, но тем не менее цели благие: достижение консенсуса внутри страны и – главное – освобождение людей из тюрем.

И вообще, власти должны понять, что количество политзаключенных не решает проблемы в стране. Люди, которые прошли через тюрьмы и вышли на свободу, становятся озлобленными. Но ведь Юрий Воскресенский предлагает выпускать политзаключенных по амнистии, а это уже совсем другая история. Это шаг навстречу с обеих сторон.

Мы только в начале пути, но мне кажется, что этот процесс очень поможет в оздоровлении общества в психологическом плане. Так что, на мой взгляд, Юрий Воскресенский делает неплохое дело. Он, считаю, способствует эволюционному развитию страны, переходу от авторитаризма к истинной демократии.

– В прошлом месяце из «списка Воскресенского» были помилованы только 13 человек, хотя предлагалось освободить 100 политзаключенных. Какая-то замедленная «эволюция» происходит…

– Знаете, почему так? Потому что не все «политические» хотят подписывать прошения о помиловании. Юрий обращался к Марии Колесниковой – та его послала… Обращался к Леониду Судаленко – тот его аналогично отфутболил.

– Возможно, людям не в чем каяться, если они невиновны…

– А что человек может сделать полезное для Беларуси, сидя в тюрьме? Кроме всего прочего, существует дипломатический переговорный процесс. Я в свое время тоже был предметом торга и вышел на свободу после помилования.

Знаю, что такие вопросы решаются на высоком уровне между представителями Евросоюза и белорусского МИДа.

Юрий Воскресенский говорил, что он подавал списки на освобождение на 500 человек. А сейчас, возможно, список значительно увеличился.

– Кое-кто говорит, что убеждения «экс-революционера» Андрея Климова в последние годы значительно трансформировались и теперь вы выступаете уже на другой стороне. Это правда?

– А у меня и сейчас революционная позиция. Я считаю, что наше государство существенно ослабло после событий прошлого года. Искать виновных – пустое дело. Этим мы ничего не решим. Поэтому в вопросах отстаивания суверенитета страны нужно находить общие подходы с властью. Надо садиться за стол переговоров и прийти к консенсусу. Нам не нужна гражданская война, а противостояние в обществе только усиливается.

Я желаю родной Беларуси только добра и процветания. А если кто-то считает, что Климов стал «здраднікам», то этого человека можно только пожалеть.

– Ваш прогноз: что страну ожидает в ближайшее время? Диалог, усиление репрессий?

– Мне кажется, что Евросоюз примет некоторые аргументы белорусских властей и мы снова вернемся к нормальным отношениям. И всё это решится до конца года.

Люди выйдут на свободу, семьи воссоединятся, а мы будем вспоминать прошлый год, как страшный сон. Считайте меня оптимистом…

– Вы полагаете, что на свободу выйдут и Виктор Бабарико, и Мария Колесникова, и Максим Знак, и другие политзаключенные, получившие максимальные сроки наказания?

– Считаю, что Лукашенко рассмотрит все кандидатуры на освобождение, в том числе и Виктора Бабарико, Марии Колесниковой, Максима Знака и других политзаключенных.

Уверен, что в результате взаимных переговоров и уступок все «политические» попадут под амнистию. В том числе и те, кто получил максимальные сроки наказания. Думаю, для этого не надо будет даже писать прошения о помиловании. Главное, чтобы начался диалог и было взаимопонимание.

Публикация – из № 77 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: