Микита Микадо, один из основателей компании PandaDoc. Фото: DW

Стоимость PandaDoc достигла 1 миллиарда долларов. Новость о том, что стартап с белорусскими корнями стал “единорогом”, появилась после того, как в Беларуси было закрыто уголовное дело против сотрудников компании.

IT-компания PandaDoc, занимается электронным документооборотом. На прошлой неделе завершился очередной инвестраунд, по итогам которого компания теперь оценивается в миллиард долларов.

Год назад, на волне протестов после президентских выборов в Беларуси, в офисе компании в Минске прошли обыски. Четверо сотрудников были задержаны – их обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. Позже троих отпустили, а менеджер по продукту Виктор Кувшинов вышел на свободу лишь в августе 2021 года – спустя почти год после задержания.

Один из основателей компании Микита Микадо , живущий сейчас в США, рассказал в интервью DW об оттоке IT-специалистов из Беларуси и перспективах сферы высоких технологий в РБ при Лукашенко:

Микита Микадо: Я в 19 лет поехал в США по программе Work&Travel – работать за минимальную зарплату, переворачивал бургеры в аэропорту. Потом начал делать сайты, затем мы с моим партнером Сергеем Борисюком создавали программное обеспечение для веб-дизайнеров.

Потом сделали первый бизнес по производству расширений и по сервисной разработке. После – решили производить продукт для собственных нужд и потратили все деньги, которые скопили на сервисной разработке. У нас ничего не получилось, никто не хотел нам платить. Мучались, наверное, года два. Но потом вырулили, придумали, как сделать так, чтобы продукт имел ценность, и нам начали платить.

Мы нашли людей в США, у которых есть талант в маркетинге, и сумели объединить белорусскую техническую экспертизу и американскую экспертизу в продажах. Так по чуть-чуть и получился PandaDoc, всему научились в процессе. Переехав в Америку, я и по-английски с трудом разговаривал.

DWА сегодня про PandaDoc пишут как про первого “единорога” с белорусскими корнями.

Микита Микадо: Это не первая компания с белорусскими корнями, которую оценили подобным образом. Есть публичные компании с истоками в Беларуси – тот же EPAM. Есть огромное количество компаний, у которых был офис в Беларуси или, может быть, все еще есть офис в Беларуси и которые тоже очень сильно выросли за последнее время. Когда-то и у нас в Беларуси был самый большой региональный офис. Сегодня компания в Минске ликвидирована.

DW: Вы находитесь в США.  А ваши сотрудники?

Микита Микадо: У нас сегодня более 650 сотрудников – в США несколько сотен. Юрлица есть в Украине, на Филиппинах, в Польше и Португалии. Много сотрудников эмигрировало из Беларуси. Некоторые из них работали в нашем офисе в Минске, кто-то просто уехал в Украину или Польшу после выборов и сейчас приходит к нам на работу. Собственно, мы и юрлицо в Польше открыли только потому, что туда приехало очень много белорусских айтишников. В украинском офисе у нас больше ста человек. Но сколько из них белорусов, я, если честно, сейчас не скажу. Есть некоторая миграция людей между Украиной, Польшей и Португалией. Кто-то мечтает о солнце, кто-то хочет говорить по-русски.

DW: Что статус “единорога” даст компании?

Микита Микадо: Наверное, нам будет проще нанимать людей. Имидж компании как нанимателя улучшится.

DW: После выборов-2020 года вы и сооснователь PandaDoc Сергей Борисюк объявили о создании частной инициативы помощи силовикам, которые решили сменить профессию. Компания из-за этого пережила репрессии, уголовное дело. Но возможно это помогло также повысить узнаваемость, усилить бренд – все-таки вы не остались в тот момент в стороне…

Микита Микадо: Я не знаю. Но это точно было очень тяжелое время для компании. Да, PandaDoc вырос за последний год, но он и до этого рос очень быстро. Плюс пандемия ускорила наш рост. Все больше и больше компаний подписывались на этот продукт по электронному документообороту. Сейчас у нас десятки тысяч клиентов в англоязычных странах. Пока продукт работает только на английском языке, хотя планируем в ближайшее время выпуск PandaDoc еще на пяти языках.

DW: В Беларуси вы входили в Парк высоких технологий, что давало право компании на налоговые льготы. Потеря этих льгот – ощутимая потеря?

Микита Микадо: Налоговые льготы для продуктовой компании – это конечно не вредно, но самое главное – это люди, с которыми ты работаешь и которые приходят в компанию. Продуктовые компании получаются там, где есть таланты, а не там, где организованы кластеры. Ситуация с талантами в Беларуси была такой: до прошлого года в компании вроде PandaDoc приходили не только белорусы, но и иностранцы – из России, Украины, Казахстана. Нам удавалось привозить людей в Беларусь. А сейчас это невозможно. Мы наблюдаем отток талантов.

DW: Аркадий Добкин, основатель компании EPAM, в интервью интернет-порталу dev.by оценил отток из белорусской IT-индустрии после выборов-2020 в 10-15%. Вы с такой оценкой согласны?

Микита Микадо: Я не могу посчитать. Да и важно не сколько людей уезжает, а какого уровня специалисты уезжают.

DW: Вам удалось найти новые таланты благодаря той программе помощи силовикам, о которой вы заявляли?

Микита Микадо: Не думаю. Все-таки это были не связанные с бизнесом вещи. Моя инициатива с компанией не была связана вообще никак. Она закрыта, и тема закрыта.

DW: А тема белорусского IT для вас лично закрыта? После того, что произошло с компанией в Минске?

Микита Микадо: В целом, да. Если в Беларуси изменится ситуация, с радостью будем инвестировать в регион, но пока я не вижу каких-то перспектив.

Поделиться ссылкой: